Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Раздолбайские байки » Птица кенгуру


Птица кенгуру

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

***

- Ну, и куда ты нас всех портанул? Если это "Фёкла", то я арагайский скакун.

- Нннда, чуток ошибся. Сейчас... Да что такое?! Жабий клык! Куда это его всё тянет, как..?

Видимо, Бодунов хотел сказать крепкое слово, но вспомнил о присутствии дамы и смолчал.

- В молгам, куда же ещё?

- Но здесь  же бетон! А парапет вон из кирпича. Да и ловушку надо заземлять.

Рел пожал плечами:

- Не знаю. Как-то сделали. Может, арматура, может, ещё что, какая разница? Вот как мы выбираться отсюда будем, это вопрос.

- Задачка, однако, - Бодунов задумался, - прыгать высоковато... Если связать... Нет, всё равно не получится.

- Стойте! - воскликнул Власий. - Погодите, а ковёр-самолёт?! Ты ж говорил, он работает?

- Ну, да. На магии. А магию молгам тянет. Так что, ни телепортом, ни на ковре-самолёте...

- Ну, так давайте кричать! Звать на помощ! - Власий вдохнул поглубже и заорал: - ау! Люди! Помогите!!!

Власий кричал так, пока не охрип. "Да, - подумал он, - видимо, стресс отключает мозги. Они же не понимают! Я же по-русски кричу! Вот ведь балда!".

И тут позади раздалось:

- Гай мош химкеш пан?

Все аж подскочили от неожиданности. А у Власия так прям челюсть отвисла. И было от чего. В трёх шагах, в позе Гамлета, стоял невысокого роста пузатый мужичок в чёрно-белых полосатых штанах и тех же цветов клетчатой рубахе.

- Это, это, это..., - изумлённо повторял Рабинович, - это что?

- Не "что", а "кто", - ответствовал мужичок язвительно, тут же перейдя на ойлянский, то бишь, практически на русский, - Фарфал Кречет, начальник стражи Хрустального дворца. Так я спрашиваю ещё раз: Как вы все сюда попали и что здесь делаете?

- Телепортом, - буркнул Бодунов. Эльф кивнул, подтверждая.

- Так телепортом и уходите! Мне тут, из-за вас...

- Не можем, - Реолар развёл руками, - молгам...

- Молгам? - удивился Кречет. - Любопытно! Вот ведь жадина! А говорил: денег у него нет. Я тут, понимаешь, мечусь туда-сюда, ночами не сплю, а у него, значит, молгам! Да, с вами, ойлянами, вечно всякие приключения.

- Ойляне только мы с Релом. Власий так, вообще, иномирец. Девушка...

- Девушка? - Фарфал Кречет скептически поднял бровь. - Я, конечно, могу ошибаться... Ладно, - махнул он рукой, - неважно. Какое мне, в конце концов, до этого дело? Так ты правда иномирец? Давно у нас?

Власий помотал головой:

- Недели три.

- И уже выучил ойлянский?

- Так получилось, - сказал Рабинович, не желая вдаваться в подробности, - а ты гном?

- Разве я похож на гнома? - удивился Фарфал. - Ты где-нибудь летающего гнома видел? Жид я, - сказал он. И, чуть приподнявшись, работая маленькими крылышками, добавил: - порхатый!

У Власия тут же всплыли в памяти строчки: "над арабской мирной хатой гордо реет...". "Да, большая таки язва был Иосиф Александрович! И как же точно всё угадал! Ну, не над хатой, но, всё равно ведь, гордо. Он грустно покивал головой. Человека с фамилией Рабинович, нет-нет, да жидом порхатым и обзовут. Но чтоб самому о себе так сказать!.. Да ещё с гордостью, с достоинством!..

- Вот и я тоже жид порхатый, - с невесёлой усмешкой сказал Власий, - получается, коллеги мы с тобой. Или соплеменники.

- Ты?! - Фарфал Кречет облетел Рабиновича вокруг. - Ну, какой же ты жид порхатый?! У тебя даже крылышков нету, чтобы порхать.

- Нету, - согласился Власий, - ладно, проехали. "Так вот, как он сюда забрался, на верхотуру!. Прилетел, то есть, припорхал. И улетит, когда захочет. Эх, мне бы так! Тогда пускай хоть жидом обзывают, хоть кем угодно.".

И тут, девушка, до сих пор мирно спавшая на ковре-самолёте, приподнялась, тряхнула головой и с каким-то остервенением принялась раздирать на себе одежду. Тут-то все увидели, что это никакая не девушка.

0

22

***

Да, это был парень. Толстый, длинноволосый, безусый и безбородый. Вот его и приняли сперва за женщину. Однако, когда он разорвал на себе платье, ошибка сразу сделалась очевидной.

- Вот! Вот! Вот! - рычал толстяк, с треском раздирая шелка. - Вот вам танцы соблазна! Вот вам сто любовных поз! Вот вам...

- Так голяком и будешь ходить? - осведомился Бодунов.

- Что?

- Спрашиваю, вот так своими причандалами и будешь светить? - повторил Горис. - Лучше поведай нам, кто еси и как до жизни такой дошёл?

- Кувихтадар я, - угрюмо ответствовал голый, - можно просто Куви. Купец четвёртой гильдии.

- Вижу, что купец. И что у тебя за товар?

- Да разное, - Куви подумал и всё-таки соорудил себе набедренную повязку, - в основном всякая мелочь: гайки, болты, гвозди, пуговицы, булавки, расчёски,, пряжки для ремня и прочее. Да, ещё игрушки, мягкие, заводные...

- То есть, ещё не определился? Первый раз?

- Первый, - вздохнул купчина, - я как чувствовал: не надо мне в купцы, ну, вот не надо и всё! А мне: все мы споконвеку торговали. И ты торгуй, выбрось из головы всякие глупости.

- И ты пошёл торговать?

- А как же? Но я почти всегда был в убытке. Покупатель у меня какой? Просто язык не поворачивается их дурить. Нет, всё-таки, в конце концов, я остался с прибылью. Небольшой, но...

- Один ходил?

- Конечно, один. Это, если бы я справился, в следующий раз отец доверил бы мне караван. Но я, наверное, не справился. Не хочу быт купцом.

- А кем?

- Воином.

- Ты? Воином?

- Я очень сильный. Две кочерги шкотовым узлом связываю. Мне поучиться бы только, фехтованию, всяким приёмам...

И тут Куви рассказал такое, во что если и верилось, то с очень большим трудом. После нескольких неудачных продаж, он решил обратиться за помощью. Благо, объявлениями об оказании таковой пестрели чуть ли не все газеты Джескарны, где Куви и безуспешно подвизался в негоции. Просмотрев кучу прессы, Куви остановился на свободном торговом товариществе с коротким, но таким перспективным названием: "бэб!" - "вперёд!".

И тут ему, наконец, повезло. Общество "Бэб" это оказался не только банк со множеством филиалов, но и школа духовного и физического совершенствования, в которую Куви и поступил учеником, исполненный благородных порывов и радужных надежд.

Однако, довольно скоро его на этом поприще постигло жестокое разочарование. Ни посвящённые (они же старшие братья), ни сам Великий Учитель вовсе не спешили его чему-либо обучать, а, когда Куви робко заикался об этом, отвечали длинно, возвышенно и непонятно.

И вот, наконец, день, а, точнее - ночь посвящения. Под тихий ритмичный бой барабанов Куви ввели в потайную комнату. Там горели свечи, горели бронзовые плошки по углам стола. На стенах дрожали и извивались причудливые тени. Дым воскурений и звуки цирбубра уносили сознание в неведомые дали. Великий учитель восседал во главе стола и что-то говорил.

- Настал час! - воскликнул он, когда за последним сопровождающим закрылась дверь и все расселись по заранее отведённым местам. Услышал Ягума, услышьте же и вы все! - голос Великого Учителя, до того шелестевший, словно листва на тихом ветру, вдруг набрал силу. - Настал! - грозно раздалось в небольшой комнате. - Настал час великого познания! Внемлите же! Ибо нынче я совлеку последний покров с последней, самой великой тайны! - Свастисрака быстро сдёрнул расшитое таинственными знаками синее покрывало.

И взорам собравшихся предстала тщательно изваянная из мрамора большая задница.

Нет, нечто подобное Куви предполагал и так. Иначе почему вся жизнь наперекос? И то не ладится, и это... Да, прав Учитель; всё, конечно, задница. Но, чтобы вот так, буквально!...".

Между тем, Свастисрака продолжал вещать. Голос его шуршал сладко, как золотой песок:

- И, как всякая задница, из двух половинок состоит она. Нет никаких иных миров и Царства Небесного нет. Есть лишь эта и та - лучшая половинки Великой Задницы. И, если на этой мы вынуждены тяжким трудом добывать себе скудную корочку хлеба, то там, - Свастисрака показал рукой куда-то в сторону, - сладкие спелые плоды сами падают в подставленные ладони. Триста шестьдесят пять прекрасных обнажённых дев ждут в хрустальных дворцах, окружённых цветущими...

"Цветущие сады и красивые бабы это, конечно, да! - мечтал Куви, обалдевши от хаомы и воскурений. Но задница! На минутку, задница!!!".

- И, как смог Ягума над ущельем ужасным пройти, так сможете и вы, прочный широкий мост из монет золотых построив.

И Куви живо представил: бросает Ягума монеты под ноги - по монетам ступает. Осанка гордая, под противогазовой маской благородные черты. А там, впереди, сады... Куви так замечтался, что не сразу сообразил, что монеты действительно звякают и брякают где-то поблизости. Лишь когда медный таз требовательно громыхнул под самым носом, слегка ударив Куви в живот, сознание спустилось с эмпиреев на грешную землю.

- Ну? - глаза Учителя, казалось, просверлят беднягу насквозь, - что скажешь?

- Я, - начал Куви, - я...

- Делай же свой шаг, о, заблудший отрок!

Таз ещё раз требовательно брякнул. Куви достал кошель, развязал его.

- Золото, только золото - надёжно под вашими стопами! - вещал Свастисрака, недовольно взирая на медяки и серебряки. - Не скупись, отрок, ибо толст ты! Не выдержат медь и серебро тяжести твоей!

Послышались смешки.

- У меня нет золота! - с отчаяньем воскликнул Куви, так как обнаружил, что у него действительно больше нет денег. Только противупиратский оберег одиноко болтался в кошеле. "Маг-недоучка делал, - с запозданием понял Куви, - потому и просил так дёшево. Вот пожадничал...". Пираты даже вниманием не удостоили никчемную побрякушку...

- Нехорошо! - сказал Свастисрака. - Нехорошо обманывать Учителя. Вила, ну-ка, пощупай его, поищи, что он там прячет!

Куви побледнел: брат Вила, а для непосвящённых Цебе Курваштра был известен своими нездоровыми наклонностями.

- Учитель! Не надо!!!

Но брат Вила уже сцапал Куви волосатой ручищей:

- Ишь ты, какой поросёночек! Жирненький, как ойлянская девка! А какая...

Куви вскочил. За неимением иного оружия, он схватил графин с остатками эфедровой настойки и грохнул его о край стола, выставил вперёд острые стеклянные зубы:

- Не подходить! Убью!!!

Куви опрокинул стол и, воспользовавшись всеобщим замешательством, бросился к окну. Чутьё подсказало: "дверь заперта. Не прорваться!". А плотные шторы спасли от порезов. Куви приземлился на пятую точку, сломал куст пеларгонии и, слегка прихрамывая, поспешил скрыться в ночи. Он не оглядывался и, потому, не видел, как позади занимается пожар, как лопаются стёкла и едкий густой дым валит из окон горящего особняка.

0

23

***

- Так ты ж, вроде, от них удрал, от этих.. Как же...

- Так это ещё не всё! Я ж ведь остался без гроша. В самом буквальном смысле этого слова. А на дорогу...

- Неужели милостыню просил?

- Обижаешь! Я же, хоть и четвёртой гильдии, но, всё ж, купец. Торговал я! Продал - десятая часть моя. Так потихоньку на обратную дорогу и наскрёб. И даже больше, к сожалению. Почему? Да, если б не тот излишек, я бы тогда в кабак не пошёл, на этих сволочей не нарвался.

- Работорговцев?

Куви кивнул:

- Они представились купцами. Сказали, что тканями торгуют, шёлком, бархатом... Рассказывали много интересного. Тосты говорили...

- Ага. И ты напился?

- Напился, - вздохнул Куви, - помню, пили за какой-то сундук. Что за сундук? Не помню. Вообще, потом ничего. Очнулся, как дурак.

- Голова? - посочувствовал Бодунов.

- И голова. А, самое главное, комната какая-то незнакомая. Двери заперты. На окне решётка. Но не тюрьма, нет. Обстановка раскошная, кровать с балдахином, ковры, подушки... И, главное, розочки, розочки... Кругом, куда ни плюнь!

- В вазах? В горшках?

- Вышитые. На всём, коврах, подушках... А на мне платье бабское. Тоже с этими розочками, мать их!..

- И ты..?

- Конечно, начал возмущаться! В дверь колотить... Тут один из этих... "купцов" и пришёл. "Ты теперь у нас девочкой будешь, - говорит, - не первый сорт, но сойдёт. Сколько, думаешь, за тебя дадут?".

- Я б сразу в рыло двинул.

- Я и двинул. Попытался. Он мне руку завернул. А тут и второй подскочил. Вколол мне что-то. Я потом и... Да вы видели.

- Эликсир покорности, ясный пень, - сказал Бодунов, - он, вроде как, запрещён. Или я ошибаюсь?

0

24

***

- Спокойствие, дамы и господа! Только спокойствие! - голос начальника стражи эхом отдавался под высокими сводами. - Произошло небольшое недоразумение. В связи с чем, церемония переносится на послезавтра.

- Благодарю, - тихо, чтоб больше никто не слышал сказал Хваштавар, - вы спасли не только меня, но и сына.

- Не стоит благодарности. Мне было это нетрудно, ваше величество.

- Но как мне вознаградить вас? Ибо всякий посев, непременно, должен дать всходы.

- Так, как найдёт нужным ваше величество.

- Я подумаю.

"Ага, ты подумаешь! Ха-ха-ха! Банкиры подумают. Это ж они страной правят, верно? Верно, верно! И клали они на твою горделивую осанку.".

- Благодарю вас, ваше величество, - Кунигунда склонила голову.

- Рука дарующая да не оскудевает.

""Не оскудевает". Надо же! Нет, с трона тебя таки придётся гнать. Охоться на своих зверушек, собирай музей, пиши диссертацию... А с царством я уж как-нибудь сама справлюсь.".

И, словно прочтя её мысли, начальник стражи прогремел:

- Повторяю, дамы и господа, без паники! Только что была предотвращена попытка государственного переворота, задуманная коварными врагами! Царевичем Херташтом занимаются лучшие лекари. Спокойствие! Свадебная церемония переносится на послезавтра!

Собственно говоря, паники не было. Был ропот. Слабый, но всё ж был. А кому нравится, когда его обыскивают? А гости - всё уважаемые люди, главы держав, денежные мешки, сановники высшего ранга. Не привыкли к такому обращению.

- Ваша неподкупность...

- Ну? - Квиш Аргишта оторвался от мегафона, - Что там у тебя, Хешвар?

- У присутствующих ничего подозрительного не обнаружено. Двое из гостей в зале отсутствуют, Бактапурваштра и Спонсор. Прикажете начать ловлю?

- Спонсор в Музее. А  виночерпия поймать немедленно!

0

25

***

Когда-то шхуна называлась: "Барракуда" и была рыбацкой. А потом перешла во владение пиратов и перед названием встал эпитет: "весёлая". Так оно, с тех пор, и осталось. Пиратский капитан по прозвищу Морской ангел переоборудовал судно: убрал бушприт, обшил носовую часть стальными листами, гафельные паруса заменил на "ласточкины крылья". Бронированным носом удобно таранить борта купеческих галионов, а с хорошими стакселями и кливер не нужен. Разбойнички на мелочь не разменивались; брали лишь золото, дорогие каменья, произведения искусства. Женщин же воровать им ещё не приходилось и, потому, капризы заказчика злили до невозможности. Морской ангел сдерживался из последних сил.

- Вот, - кивнул он на пленницу, - доставили, не тронули. Всё, как было уговорено.

- Это не та!. Сколько раз повторять? Не та! Эти тупые животные, - обвинительный палец ткнул в сторону команды, - схватили первую попавшуюся жирную девку и теперь требуют с меня за это деньги?!!

Среди пиратов прошёл ропот. Послышались угрозы. Их называли ещё и не так, но тогда это было заслуженно, а теперь...

- Мы своё слово сдержали. Заказывал толстушку, с формами? Вот. Выполняй и ты своё обещание. Гони монету и можешь её хоть сейчас...

- Сам... эту жирную корову! Я не буду платить! Это не та! Меня обманули!

- Ты язык свой попридержи. А то живо на корм акулам отправим. Обманули его! Не хочешь платить, не надо. Тогда девочка нам останется. А ты проваливай, покуда цел.

- Я вынужден вам напомнить, - сказал Свастисрака, - что данное судно не является вашей собственностью, господин... Сигура Дори. Так, кажется, вас зовут?

- Что?!!!

- Бредит, - сказал один из пиратов, - на солнышке, видать, перегрелся.

- Так мы его сейчас быстренько охлонём! - подхватил другой. - В водичку опустим...

- Хозяин "Барракуды", бывший хозяин, у которого вы... заложил его в нашем банке. За десять... нет, одиннадцать лет, четыре месяца и... пятнадцать дней, долга набежало... Показать расписки?

- Можешь ими подтереться. Мне твой вонючий банк...

Капитан плюнул на палубу и тут же растёр плевок ногой.

- Ну-ка, ребята, - приказал он, - тряханите этого наглеца!

- Если со мной что-нибудь случится, - Свастисрака изо всех сил старался не показать страха, - БЭБ потребует оплатить всё. Сразу.

Капитан показал кукиш.

- Тогда, - сказал Свастисрака, - БЭБ уничтожит судно. У нас для этого в наличии все средства.

И не дожидаясь, когда пираты переварят услышанное, поспешил покинуть опасное место.

- Каналья! - прорычал Морской ангел ему в след. - Я тебе это ещё припомню.

0

26

***

С начала предполагалось, что Фарфал принесёт канат, а остальные уже спустятся по нему. Но оказалось, что Куви слишком тяжёл и может сорваться, а Власий никогда в жизни по канатам не лазил. Поэтому, по канату, поочерёдно, спустились Рел с Горисом, Куви сбросил им ковёр самолёт, а те, уже на нём, тоже поочерёдно, забрали его и Власия. Тут, конечно, самое трудное - держать сей артефакт рядом с поверхностью - ребром к ребру, а не над ней. На этом магическая ёмкость артефакта была исчерпана, ковёр-самолёт превратился в обычный ковёр, то есть, в данном случае, совершенно бесполезную тряпку. Ну, и оставить её! Пущай забирает, кому понадобится. Однако, у Куви, на сей счёт, было иное мнение:

- Зачем? - удивился он. - Я его продам. Да при чём тут жадность? С дороги ни один шамаханец ничего не подберёт. А, если и подберёт, так только на продажу, - толстяк соорудил из остатков дамского платья что-то у себя на голове, - сойду за арагайца. У них, кстати, очень охотно берут всякие изделия.

Чутьё его вело или знание, но не прошло и получаса, как вокруг уже собрались покупатели. Куви вдохновенно расхваливал свой товар, хлопал себя по животу. Взгляните, мол, люди добрые, кому ещё может принадлежать столь толстенное брюхо, как не серьёзному, уважаемому купцу?

- Тысяча! - с гордостью объявил толстяк, предъявляя товарищам туго набитый кошель с деньгами. - Если не шиковать, дня на два-три нам хватит. За это время, как раз, до моря и доберёмся.

Куви не был бы настоящим купцом, ежели бы, торгуя, не ухитрился узнать кучу полезного. Например, что на станцию, каждый нечётный день, приходит джескарнский паровоз. Правда, остановка всего пять минут и время зело неудобное - около часа ночи.

- Так всё же рассчитано, - объяснял Куви непонятливым иностранцам, - как раз, в десять утра в Джескарне и будет. А ночью долго стоять не имеет смысла. На станции всё равно никого нет.

- Значит, послезавтра? - Бодунов прикинул что-то в уме. - После полуночи? надо будет прийти загодя и... Рел, что случилось? С чего ты, вдруг, такой кислый?

- Предчувствие у меня.

- Давно?

Эльф помотал головой:

- Может, минута, может, несколько. Тут же, пока сообразишь... Короче говоря, не надо нам на этот поезд. Я сам ещё не знаю, почему, но не надо. И, вообще, уходить отсюда нужно поскорее.

- Как?

Все с удивлением воззрились на попаданца.

- Да хоть ногами! На Рела предчувствие редко находит. Но, коли уж нашло, то так оно потом и случается. Поэтому, в темпе марш-броска, движемся к югу, нигде не задерживаемся.

- Тогда лучше к востоку, - сказал Куви. И, видя недоумение на лицах товарищей, объяснил: - прямо, пешком, до моря не меньше пяти суток пилять. А так версты две-три... Ну, пять, и выйдем к Дуйбашту. А там река сама нас, куда надо принесёт.

Он немного ошибся. До реки пришлось топать даже не пять, а чуть ли не все десять вёрст. Больше всего Власия удручало то, что даже необъятный жирный Куви, к концу перехода, почти не устал и не запыхался. А он запыхался. И чувствовал, в результате, себя ущербным.

- Да не переживай! - ободрил толстяк. - Ты, видимо, последнее время, просто мало ходил. О, вот и лодка! Выглядит скромно, зато крепкая. Да и незачем нам внимание к себе привлекать. Хозяин! Эге-гей! Хозяин!!!

0

27

***

Экипирован Шекелев был превосходно. На все случаи. Одного только не учёл Дилдоф Лойзович - своего нынешнего роста. По сей причине и выбрался из канализации на свет гораздо раньше и, само собой, совсем не в том месте.

Сперва, конечно, он этого не понял. Сидел на бортике, ждал Спонсора или кого-то ещё, кто бы вернул ему нормальный размер.

Но появился шустрый малец лет пяти-шести. Дилдоф Лойзович и сообразить ничего не успел, как был схвачен.

- Мама! Мама! - закричал мелкий, влетая в комнату. - Мама! Смотри скорее! Кого я нашёл!

Пальцы зависли над клавишами.

- Что там у тебя, сыночка?

- Мальчик-спальчик, мама! Настоящий! Живой! А нам в садике говорили, что их не бывает.

- Правда?! А, ну-ка...

Дама встала из-за инструмента. Обернулась... И тут учуяла исходящий от Дилдофа Лойзовича спецефический запах:

- Фу! - воскликнула дама, зажимая нос. - Ивиан! Где ты взял эту гадость?!

- В туалете, мама, - признался Ивиан. Торчащие из лохматых волос острые уши покраснели от стыда. - Он сидел на...

- Ванечка, - заговорила эльфийка изменившимся голосом, - это никакой не мальчик-спальчик. Это жук-вонючка называется. Выбрось его!

- Хорошо, мама, - ответил Ивиан. Он решил выслушать женщину, но поступить по-своему.

- И руки. Руки не забудь помыть! Как следует. С мылом.

Так Дилдоф Лойзович и поселился в коробке ис-под печенья. Не по своей воле, конечно. Да и перед этим натерпелся изрядно. Чтобы отбить запах канализации, Ивиан решил "мальчика-спальчика" хорошенько искупать. "Пока мама там себе репетирует...".

Конечно, Дилдоф Лойзович возмущался. Конечно, высказывал несогласие. Однако, столь значительное уменьшение размеров неизбежно должно было привести и к смещению высоты голоса, что и произошло. Юный эльф слышал только комариный писк и не понимал, не разбирал ни одного слова.

***

Крепкое двухэтажное строение, как бы вросшее в землю. Тёмные окна. Только справа, вверху, сквозь занавески, пробивается тусклый свет. Кричать пришлось долго. Всё-таки, дверь чуть-чуть приоткрылась. Чей-то глаз блеснул при полной Луне и с подозрением уставился на путешественников:

- Гай цеш тербашт?

- Баджан ховендишт каф деш, - ответил Куви, как бы невзначай звякнув кошелём, - гактан гар цеш тербашт?

- Хат хабал, - буркнул в ответ обладатель глаза и закрыл дверь.

- Ну? Что? - тихо, словно боясь кого-то или что-то спугнуть, спросил Власий. - он нас послал?

Горис мотнул головой:

- Сказал подождать.

- А чего ждать, если...

И тут раздался встревоженный шёпот эльфа:

- В лодку! Быстро!

- А..., - начал было Власий, но Горис так наподдал ему, что все вопросы тут же отпали. А потом и вовсе стало не до них. Едва успели стащить плоскодонку на воду, как с берега послышалось:

- Стой!

Раздался выстрел.

- Быстрее! - зло прошипел Бодунов. - Власий, Куви, ложись!

Кто за ними гонится? Почему они, вдруг, ни с того, ни с сего, украли чужую лодку? - предположения, как испуганные цыплята, метались в голове попаданца. Сказать, что они просто удирали тоже было бы неверно. В ответ на выстрелы, эльф бросил два огненных шара. И, видимо, попал. Потому что в темноте кто-то взвыл, а стрельба стихла.

Отредактировано раздол-бай (2018-11-26 21:46:08)

0

28

***

"Бедная овечка" встретила Рику восторженными воплями:

- Какая жирненькая гусочка! - воскликнул седой плечистый бородач с повязкой на глазу.

- А на вкус какова? - поинтересовался тощий белобрысый парень с крючковатым носом, безо всякого стеснения пялясь на пышные стати девушки. - Эй, ты! Десять золотяков!

- Что?

- Десять золотяков, если ты разденешься до гола и спляшешь танец живота. И ещё двадцать за то, что я потом тебя, вот на этом столе...

- Пятьдесят! - перебил одноглазый. - Эх, ты! "На столе"!

- Ко мне! Ко мне лучше иди. Кладу сто!

Публика распалялась:

- Полтораста!

- Двести! Детка, даю двести. Больше всё равно никто не даст.

- Двести пятьдесят!

- Господа! - Рика подняла руку. - Вижу, я стою всё дороже...

Одобрительный гомон заглушил дальнейшие слова. Снова поднятая вверх пухлая рука. Шум немного стихает.

- Но, - Рика выдержала паузу, - не сегодня, мальчики, не сегодня. В другой раз. На сегодня я уже занята.

- Ууу! - раздался в ответ разочарованный вой. - Так что ж...

- Ребята, а где я могу найти Морского ангела?

- Ангела? - бородатый подозрительно прищурил единственный глаз. - А зачем он тебе?

- То наши дела. Спроси его потом сам, если хочешь.

- Хм... Спрошу.

- Так я могу его видеть?

Одноглазый помотал головой:

- Нету его. И сегодня не будет. Что-нибудь передать?

Рика задумалась. С одной стороны, приходить сюда ещё раз было чревато, с другой, можно ли доверять этому разбойнику? Пожалуй...

- Передай вот это, - из-за пазухи появился запечатанный сургучом конверт, - а я пойду. Хотя... Пожалуй, спою что-нибудь. И станцую. Не голяком, конечно. Есть инструмент?

- Гитару даме! - крикнул кто-то. - Или что там есть?

- Барабан подойдёт?

И тут, внезапно, воцарилась тишина. Рика обернулась. В дверном проёме стоял человек в синем плаще. Он тоже внимательно разглядывал Рику, но совсем с другим выражением на лице.

- Так вот оно что! - негромко воскликнул он, ударив себя пятернёй по лбу. - Вот, оказывается, кого нужно было красть! Идиоты! Вон отсюда!

Посетители с неохотой начали расходиться.

- А ты, девочка, останься.

0

29

***

- Сигура-сан? Вы? Откуда?

- Оттуда! - усмехнулся Сигура-сан, махнув рукой куда-то в сторону.

- Значит, про Морского ангела это не враки. И это вы. А я-то думаю... Но как вы изменились! Я еле узнала.

- Зато ты почти нет. Всё приключения на... на то место ищешь?

Рика помотала головой:

- Есть очень важное дело.

- Кому?

- Что?

- Я спрашиваю: кому важное? Тебе?

- Мне, конечно. Но, больше, одному человеку...

- Так, так.

- Он "карась", иномирец, - продолжала Рика, - ему птицу кенгуру поймать надо. Просто по зарез! Но он не сможет этого сделать, если соискателей будет целая толпа.

- И что ты хочешь от меня?

- Чтоб вы доставили меня на Обезьяний остров раньше. Хотя бы на денёк.

- Что ты задумала?

- Попробую с ней поговорить.

Пиратский капитан тяжко вздохнул.

- Вы отказываетесь?

- Нет. Я же обещал твоему отцу. Но, как?! Ты?! На "Весёлой барракуде"?! Одна среди... Хотя, нет, с тобой, будет уже две.

- Две?

- Да тут... Ну, вообщем, тоже одну толстушку умыкнули из царского дворца. У команды, похоже, начался гон. А, если ещё и ты...

- Вроде меня, говорите? Из дворца? Сигура-сан, я должна обязательно попасть на вашу шхуну.

0

30

***

"Что?", "что?"! На разбойников мы нарвались, вот что. Хорошо ещё Рел вовремя почуял неладное! Успели ноги унести. Развелось их, однако, у вас!..

- Всё не так плохо. Вот лодка даром досталась. Значит, сэкономили.

- Эх ты, купчина! Всё об одном.

- А что? Есть нам надо? Надо. Ещё какие-нибудь расходы могут возникнуть.

- Например?

- Например, пистолет купить. Это вы с Релом можете огнём швыряться, а я безоружный.

Горис хмыкнул:

- Пистолет - дело нехитрое. Ты попробуй, патроны к нему найди. Вот амулеты: от пули, от стрелы нам бы не помешали.

- Хороший амулет стоит..., - Куви что-то быстро просчитал в уме, - золотяков триста, если не больше. Да и полной защиты не даёт. Верно я говорю?

- Верно, - подтвердил Горис, - максимум - процентов семьдесят, кажется. Но всёж лучше, чем ничего. А пистолет с патронами тебе не меньше обойдутся.

- Считай сам, - Куви загнул палец, - нас четверо. Умножить на триста, будет...

- Амулеты - вам с Власием, - перебил Бодунов, - значит, всего шестьсот. Мы могли бы и сами сделать, только долгая это песня.

- Не жадничай, - поддержал Рел, - мне вот кажется, что эта встреча с разбойниками не последняя.

Куви снова что-то подсчитал:

- Хорошо, - сказал он, - тогда Власию купим амулет, мне лук со стрелами, а ты с Горисом, так и быть, шарами будете кидаться.

На том и порешили. Как выяснилось, купчина был человек неглупый: амулет на нём всё равно бы не сошёлся. Власий воображал себе сей артефакт и так, и эдак, но то оказались просто три разноцветных кусочка верёвки. Из них нужно просто сделать пояс, связав между собою определённым образом. Власий, вместо прямого, умудрился завязать кривой, то бишь, "бабий" узел и, до самой Джескарны, страдал потом от комплекса неполноценности.

0

31

***

Послышался робкий стук. Дверь осторожно приоткрылась. Человек в длинном сером плаще с капюшоном проскользнул в кабинет.

- Хэллоу, мистер Спонсор, - сказал он, старательно выговаривая слова чужого, незнакомого языка.

Ему не ответили, даже не пригласили сесть. Шри Турчинтра стоял, мялся, ждал, пока господин Спонсор соизволит обратить на него своё драгоценное внимание. Господин же Спонсор был, в данный момент, занят важным делом - разглядывал бабочек в складную лупу. Шли минуты. Свастисрака мялся, Спонсор любовался бабочками. Наконец, он поднял голову:

- Ну? И где принцесса?

- Господин Спонсор! - Свастисрака упал на колени. - Это не я, это Сигура виноват! Он... Его тупые животные какую-то другую толстуху поймали, совсем не ту.

- Какую ещё толстуху? - брезгливо скривился Спонсор. - Встань, свинья!

Шри Турчинтра поднялся и тут же получил пощёчину.

- Рассказывай! - велел Спонсор. - Внятно, кратко, по сути.

- Слушаюсь, господин, - поклонился Свастисрака, - я договорился, заплатил деньги...

- Много денег?

- Пять тысяч! - соврал Свастисрака. - А мне, вместо Гели, какую-то неизвестную девку подсунули.

- Что за девка?

- Я её не знаю, господин Спонсор. Никогда раньше не видел.

- И где она?

- Не знаю, господин, - снова поклонился Свастисрака, - у разбойников, надо полагать.

- То есть, я так понимаю, свою работу ты не выполнил. Деньги хоть вернул?

- Я еле ноги унёс, господин! Это они ещё не догадались, кого на самом деле должны были украсть. А то бы мне не уйти.

- Очень интересно, - Спонсор отодвинул гербарий, - с этого места поподробнее.

Свастисрака ещё раз поклонился:

- Это же разбойники, господин Спонсор! - сказал он, искательно заглядывая в глаза боссу. - Пираты! Они...

- Хватит хныкать! Суть рассказывай! - перебил Спонсор, глядя на своего визави, точно на клопа. - Или ты думаешь, тебя некем заменить?

- Слушаюсь, господин. Вот суть: на "Весёлой барракуде" собрался всякий сброд, со всех стран. И ойляне, конечно, тоже есть.

- Ну, и? - на лице Спонсора играла презрительная улыбка.

- Так они же принцессу обожают! Души в ней не чают! В клочья порвут того, кто её посмеет обидеть.

Спонсор задумался.

- Интересно, - сказал он после небольшой паузы, - это важно, это мы используем. Где она сейчас? Ты её можешь найти?

- Господин Спонсор! - Свастисрака снова рухнул на колени. - Зачем вам эта толстая коровища? Вы же утончённый эстет, господин Спонсор.

- А затем, - ответил тот, - чтоб раздеть её вот так, до гола да как шлёпнуть по заду. Чтоб всё её сало, весь её жир заколыхался. А потом поставить на четвереньки да как вскочить верхом! "Но! - крикнуть. - Но! Пошла!". Ухватить большие, мягкие... И править ими: влево-вправо, влево-вправо...

- Фантазии у вас!.. - подобострастно хохотнул Свастисрака. - Вот не думал, что вам такие нравятся.

- Дурак. Это ключ. А, заодно, и уздечка. вожжи, хомут и всё остальное.

- Я понимаю, господин. Если дочка будет в наших руках, Феофан станет сговорчивей. Но зачем?..

- Затем, что полную женщину гораздо легче довести до оргазма, чем худую.

- До чего, господин?

- Наслаждения плотского. Думаешь, почему ойлянские бабы, если собираются в монахини, прежде всего, жир сгоняют?

- Понял, господин. Ваш план просто гениален. Вы...

- Вот и найди мне её. Как хочешь доставь, силой, обманом, уговорами... Меня это не интересует, мне нужно, чтобы принцесса Геля была здесь.

0

32

***

День клонился к вечеру. Джескарнский порт встретил путешественников непривычной тишиной. Не перекликались грузчики, не слышно было весёлой ругани матросов да и, вообще, не только возле берега, но и на всей обозримой акватории не наблюдалось ни одного судна. Пожилой мобед с окладистой седой бородой восседал на скамейке меж двух молодых людей, по всей видимости, учеников. О чём говорят,  с этого расстояния слышно не было. Но, судя по всему, только что, тот, который справа, сморозил какую-то глупость, за что тут же и схлопотал Авестой по кумполу. Левый оказался гораздо успешнее. Старик одобрительно закивал, воздел к верху палец...

- Почтеннейший...

Все трое, точно по команде, повернули головы.

- Гай цеш тербашт? - хмуро поинтересовался мобед, недоумевая: что же могло от него понадобиться этому явно иноверцу?

- Прошу прощения, - сказал Бодунов, - но не знаете ли вы случайно, почему в порту никого нет?

- Как это никого? - усмехнулся старик. - А я? А Хуштар с Туваном?

- А все остальные где? Купцы, Купцы, туристы?.. А "Фёкла" куда делась? А другие суда?

- Суда уплыли. То есть, как это у вас говорят, ушли. Вот сегодня утром. Всё? Больше вопросов нет?

- Да, пожалуй, нет. Спасибо. Ну, - обратился Бодунов к спутникам, - что делать будем?

А что делать? Дождаться, пока кто-нибудь придёт в порт, а потом отправиться с ним в море? Есть небольшой шанс догнать "Фёклу" у Большого Пальца. Это если местные захотят показать себя и шхуна простоит в Бахане хотя бы три-четыре дня. А нет, так до самого Обезьяньего не предвидится никаких остановок.

Был правда ещё один способ. Когда Горис озвучил его. Куви прешёл в ужас. Власий тоже был не в восторге. Как-никак пираты, всё такое... А, ну, как ограбят или, чего доброго, убьют?

Куви с Власием так надеялись на Рела. Но тот, морда ушастая, поддержал Бодунова:

- Просто так не убьют, - сказал он в ответ на высказанные опасения, - Морская дева разгневается. А мы, пока до Тайной бухты доберёмся, все денежки и потратим, так что, грабить у нас будет нечего.

0

33

***

Если бы эти трое прибыли на окраину Джескарны вечером, на заходе Солнца на конях, их вполне можно было бы принять за всадников Апокалипсиса. Но конных было всего двое. Третий ехал в чёрном открытом автомобиле.

- Порт пуст?

- Совершенно безлюден, господин Спонсор, - ни души.

- О-кей.

- Что, господин?

- Хорошо. Всё идёт, как нужно.

- Но для чего это нам нужно, господин? Зачем вы убрали из порта все корабли?

- Босс. Называйте меня: босс".

- Зачем это вам нужно, босс?

- Они могут нам помешать. Я имею в виду люди. Врядли, конечно, они смогут сделать что-либо существенное, но я предпочитаю подстраховаться. Что там наш царевич?

Всадники переглянулись:

- Мы ничего не знаем, босс, - сказал один.

- Мы ничего не знаем, - подтвердил второй, - ходят разные слухи. Во дворец никого не впускают и не выпускают. Неизвестно, жив Хваштавар или нет.

- Сообщите, что он убит. Скажем... Повздорил из-за чего-то с ойлянским королём. Завязалась драка. ну, и... Всё совершенно случайно, без всякого умысла.

0

34

***

Пиратская шхуна - единственный шанс догнать "Фёклу". А, следовательно, попасть на Обезьяний остров. Сами пираты туда врядли пойдут.

"Впрочем, - сказал сам себе Власий, подражая героине известного американского романа, - я подумаю об этом завтра". Потому, как сегодня уже скоро ночь, то есть, поздний вечер. А утро, как известно, мудренее.

Свободная гостиница нашлась не сразу. Располагалась она на окраине города и, как сказал Куви, называлась: "Бережливый опоссум". Впрочем, Джескарна это Джескарна и путешественникам всё равно пришлось потратиться изрядно. Но в номерах ничего не было, кроме кровати, умывальника и сортира и заняться в них было решительно нечем. Поэтому, к полуночи, четверо приключенцев, не сговариваясь, собрались в игорном зале, где за картами, за разговорами на разные темы, их и сморил сон.

Разбудили же истеричные вопли, ругань и суета. Где-то громко ссорились две дамы. Впрочем, нет, три.

- Какого хе..., - подал голос Рабинович, с просонья хмурый и злой, - что тут...

- Тссс! Тихо! - Рел приложил палец к губам. - Кажется, Рика...

И, с этими словами, выскочил в коридор. Горис и Власий тут же последовали за ним.

Здесь голоса слышались ещё чётче и найти их источник не составляло никакого труда. Из 641-го номера неслись крики, визг и ругань. "Сальные свиньи", "разряженные куклы", "истеричные дуры" и "тупые животные" вылетали, аки ядра на артиллерийских учениях. Бодунов решительно распахнул дверь:

- Девочки, что стряслось? Что за шум?

Три девицы: Рика и ещё две, маленькие и худенькие, на миг застыли от неожиданности:

- Ты? Здесь? А где Рел, Власий...

- Да тут мы, тут! - отозвался Реолар, - из-за чего буча в раннюю рань? Люди спят ещё.

- Люди такие тупые! Такие невоспитанные..., - начала речь богато одетая девица с унизанными перстнями пальцами, - такие...

- Простите, сударыня, - перебил Бодунов, - суть-то в чём? Кстати, меня зовут Горис.

- Мхар Йамар Гариту. Вы дворянин?

Горис кивнул.

- Я заказала чай из лепестков розы. И, представляете, мне его принесла вот эта уборщица!

- Сейчас рано, - начала оправдываться девушка, - на работе ещё никого нет, сторож на входе и я. А эта госпожа...

- Чернь! Плебейка!! Уборщица!!!

- Чай оказался плох? - прервал тираду Бодунов. - Несвеж? Плохо заварен?

- Я его даже не пробовала. Выплеснула прямо в морду этой плебейке. А эта коровища за неё ещё заступается!

Рика усмехнулась:

- Тоже мне, благородная! Прынцесса ойлянская...

На этих словах Бодунов громко расхохотался.

***

Что в её словах такого весёлого, Власий не понимал. Но эльфу тоже было смешно. А вот ему нет. И эти две девушки, и скандалистка, и её жертва тоже не смеялись. "Видимо, какой-то местный анекдот, ойлянский народный фольклор, - решил Рабинович, - спрошу как-нибудь потом, при случае. Сейчас речь совсем о другом.".

В действительности, чай был вовсе не плох. И разговор под него шёл долгий, обстоятельный. В основном, говорила Рика. Бодунов лишь иногда задавал вопросы:

- То есть, когда вы поднялись на "Барракуду", команда сперва приняла тебя за Леду? Подумала: это она вернулась? Добровольно. И те тогда тоже вас перепутали. Интересный расклад получается. А что дальше?

- Да ничего особенного. Поговорила с капитаном, с командой. Сигура-сан пообещал помочь.

- А что ж Леда? Ты узнала, где она?

- Еледа Евлампиевна построила пиратиков по струнке! Ну, ты знаешь свою жену. Четверым строго-настрого запретила табак, троим спиртное. Наверное, поэтому они и не препятствовали ей бежать. А, может быть, потому что не знали, что она наяда? А, может, и сами высадили где-нибудь. "Весёлая барракуда", за то время, не меньше двух раз приставала к берегу.

0

35

***

Большую часть времени Хваштавар XVIII проводил не во дворце, а в своём музее, где либо с увлечением занимался научной работой, либо медитировал. И дабы никто не побеспокоил царя во время этих занятий, у входа в рабочий кабинет шамаханского монарха стояло чучело огромного живоглота. И вовсе не простое это было чучело. Если сам вид зверя не повергал незадачливого просителя в бегство, помещавшийся внутри хитроумный механизм приводил в движение челюсти, багрово вспыхивали глаза, из разверстой пасти чудовища раздавался низкий утробный рёв. Проситель поспешно сбегал, порой с мокрыми штанами.

Однако, на сей раз, уловка не сработала. Как обычно, заслышав приближающиеся шаги, царь нажал кнопку:

"Интересно, кто же это? - заинтересовался Хваштавар, подходя к окну. - Если кто-то из Херташтовых нянек с просьбой о чём-нибудь, то так ему (ей) и надо. А, если...

- Можно, ваше величество?

Первым в распахнувшуюся дверь проник внушительно распирающий пёстрые одёжки бюст. Затем, в кабинет ввалилась и обладательница оного - крупная, очень полная девица в короткой зелёной майке и красных штанах.

- А вы..., - растерялся Хваштавар, - вы не испугались?

- Испугалась! - широко улыбнулась толстушка. - Когда-то давно, когда была маленькая. А потом вы мне показали, как всё работает.

- А. - ответил царь, - вот, значит, как! А жена Херташта...

- Всё правильно, моя сестра. Как она, кстати?

- Вот сама и спроси. Перстень, надеюсь, при тебе? Иначе во дворец не пустят.

- Да, хорошо. Спасибо.

- У тебя что-то срочное? Повторяю, я очень занят.

- Всего одну минутку. Можете вы мне дать... Ну, хотя бы лодку?

- Лодку? - глаза царя округлились от удивления.

- А лучше дирижабль.

- Нет у меня дирижаблей. И лодок нет. Всеми флотами, в том числе и воздушным, распоряжается Коллегия Купеческих Гильдий. Разве ты этого не знала?

- Ой! - посетительница всплеснула руками, схватилась за голову. - Забыла. Вот дура-то!

0


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Раздолбайские байки » Птица кенгуру