Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Раздолбайские байки » Птица кенгуру


Птица кенгуру

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Разные люди встречаются на белом свете. Но, пожалуй, всех их можно поделить на две категории. У одних жизнь завсегда течёт по заранее составленному распорядку, подобно тому, как работает хорошо отлаженный механизм. Всё у них спланировано на годы вперёд, В детстве на них не нахвалятся, сперва родители, а, затем и учителя. В отрочестве их ставят в пример прочим, повзрослев же, они быстро продвигаются по службе или на ином, избранном ими поприще.

Однако же, есть и такие, которые на свою пятую точку всяческие приключения находят. И намеренно для этого ничего не делают,а оно само по себе постоянно так получается. И даже если они пытаются подражать первым и что-то планировать, Планы эти почти никогда не воплощаются. Судьба ли тому причиной, карма ли, как её некоторые называют - один Господь ведает. И весьма часто таких вот вместе собирает. Из разных, зачастую весьма удалённых друг от друга городов, стран и даже миров. Да, и так тоже бывает

0

2

***

Сказок Власий никогда не любил. Даже в детстве. Фэнтези же ненавидел всеми фибрами души. Хотя, именно этому жанру литературы и был обязан своим появлением на свет. Вот не встретились бы на одной из ролёвок инженер-радиотехник и студентка консерватории, и не было бы никакого Власия.

Вот, собственно, из-за этого имени, он на ни в чём не повинные сказки и взъелся. Когда малыш родился, впечатления от последней игры были ещё свежи и мальчика назвали в честь одного из её персонажей - богатыря, гусляра, рыцаря без страха и упрёка, любимца женщин. Думали: сын таким же вырастет. А Власий вырос робким, стеснительным, с кучей комплексов. И едва ли не самый главный из них это по поводу собственного имени.

"Ну, и дурак, - скажете вы, - нашёл из-за чего комплексовать!". И будете, конечно, абсолютно правы. Имя, как имя. Ну, встречается в наши дни довольно редко. Так мало ли редких имён? Вон у одного поэта, Власиева земляка, между прочим, отчество - Адольфович. Дедушка, видать, здорово тогда на радостях зенки залил. Ибо кто ж, на трезвую голову, своего сына Адольфом назовёт? А тут Власий!

Радовался бы, что ещё Волкодавом не нарекли. А то с них бы сталось. Елень ведь уже есть! И писался бы в паспорте: "Волкодав Исаакович Рабинович".

Наверное, от путёвки на "Авалон", курорт не только весьма недешёвый, но и рассчитанный больше на любителей всяческих ролевых игр, ему следовало отказаться. Провёл бы отпуск дома, слушал "Quin", читал Бродского с Набоковым, разбирал шахматные этюды. Но отпуск его в тот год совпал с отпуском шефа - заядлого ролевика и этот отпуск, совершенно неожиданно, накрылся медным тазом. Шеф куда-то спешно укатил, а путёвку, по причине крайней нехватки времени, отдал Власию просто так. А на халяву, как известно, и уксус сладок. Вот Власий и поехал.

Те, кто "Авалон" обустраивали, крепко знали своё дело. Чего тут только не было! Тут тебе и кристальный грот. Хочешь почувствовать себя Мерлином? - Пожалуйста, денежки в кассу и милости просим! Тут и высокая башня с забраным решёткой окном на самом верху. Это, по большей части, для женщин. Покуда славный рыцарь сражается там за тебя с драконом, тут можно стенать, заламывать руки, а можно великолепными видами любоваться. В башне имел место ресторан, косметический салон, маленький магазинчик. Избушка на курьих ножках действительно поворачивалась по требованию клиента и за весьма умеренную плату. А местному заколдованному замку какой-нибудь Нойшванштайн, пожалуй, не годился бы и в подмётки.

Но что Власию до всего этого? Даже поговорить не с кем и не о чем. Ведь даже персонал вполне под стать обстановке: здоровенный детина в кольчуге и прочем средневековом прикиде; хмурый мужик в рясе; фигуристая блондинка, изображающая греческую богиню...

Более-менее похожим на нормального человека оставался администратор - невысокий толстяк  в клетчатой рубахе. Но тому было либо некогда, либо он откровенно издевался:

- А что это вы, голубчик, всё киснете, клиентов мне распугиваете? Тоску наводите? Люди сюда приезжают отдохнуть, поиграть. Вот и вы идите, играйте. Мастер у вас кто?

- Я не играю. Я давно уже вышел из того возраста.

- Правда? - толстяк скептически оглядел Власия с ног до головы. - Тогда зачем вы сюда, вообще, приехали? Дармовая путёвка, говорите? Да, это, конечно, веская причина. Послезавтра наш инспектор едет в город за всякой всячиной, тогда и вас с собой заберёт. А пока... Хотя бы сходите куда-нибудь: в тир, в кино, в обсерваторию... Только не демонстрируйте тут свою унылую физиономию.

Власий подумал и выбрал обсерваторию. Не то, чтоб его интересовала Астрономия, "но, - подумал Рабинович, - пожалуй, это здесь единственное место, где перед глазами не мельтешат всякие ролевые морды. Вон она, кстати: купол над деревьями виднеется. Если верить нарисованной игроками карте, отсюда до неё что-то около пяти километров. Выйти на тропинку от развалин замка людоеда и шагать, шагать по ней, постепенно поднимаясь в гору. "Заодно и мышцы разомну", - подумал Власий.

Однако, силы свои он переоценил, ибо, когда, наконец-то, добрался до цели, ноги гудели. "Совсем охлял, - с тоской подумал Рабинович, хотя бы зарядку надо делать. И курить бросать...!.

С любопытством Власий разглядывал дворик обсерватории. Солнце здесь ещё не зашло и купол ярко пламенел в его лучах. Ещё там была бухта кабеля и пустая металлическая бочка с надписью красной краской: "на обработку". А на стене башни было нацарапано: "они все". И ниже: "и все другие". Покуда Власий размышлял: что бы это могло значить, как раз и стемнело. Зажглись первые звёзды. Где-то в траве, в кустарниках, сверчок завёл свою серенаду.

В обсерваториях Власий до сих пор ещё не бывал. Но в этой оказалось всё просто. Едва он переступил порог, как сразу что-то зашуршало и приятный женский голос объявил: "рады приветствовать вас, уважаемый гость! К вашим услугам предоставляется телескоп системы Кассегрена, с диаметром главного зеркала...". Впрочем, это неважно, суть в том, что жмёшь большую клавишу слева - появляется список. Выбираешь, снова жмёшь и оно само всё повернётся, как надо. Куда смотреть, знаешь? Правильно, сюда - в окуляр. А, если нажать ещё  зелёную кнопку, тот же голос прочтёт небольшую лекцию о том, что, на данный момент, в окуляре. Власия не интересовали ни звёзды, ни туманности, но цифры впечатляли. Он заслушался и, кажется, немного задремал.

+1

3

***

Пискнул сигнал и Власий стряхнул дремоту и тупо уставился на экран.

"Перенос проведён успешно. Желаем удачи!".

Что за дурацкие шутки? Тоже игра? Или это он случайно что-то не то нажал? Пожелав удачи, экран погас. Перестали работать и двигатели, поворачивающие телескоп по прямому восхождению и склонению. Лампочки на панели тоже потухли.

Но сквозь щели, коих оказалось предостаточно, пробивался солнечный свет. Исполненный наихудших подозрений, Рабинович выглянул наружу.

Вокруг, сколь хватал глаз, простиралась дикая степь. Выше пояса трава, запах чабреца и полыни, неистовый стрёкот кузнечиков. И ни одного, ни единого, хоть мало-мальского признака цивилизации вокруг. Власий озирался в поисках грунтовой дороги или линии электропередач, но тщетно

И тогда он выругался. кроя всех и вся. Достало! Всё достало!

- Чего сквернословишь? - послышалось вдруг над головой. Власий взглянул вверх и глаза его расширились от ужаса: прямо над ним, расставив широкие крылья, парил дракон.

- Не ешь меня! - отчаянно закричал Власий. - Я невкусный! Невкусный!..

И тут же свалился в обморок.

0

4

***

Бодуновым комплексовать было недосуг. Ни ему, ни ей. Пущай бездельники, кому нечем заняться, тратят время на такие глупости. Магу же и целителю на государевой службе работа всегда найдётся. Ему - обойти участок (а в большом портовом городе, столице королевства, это не то, что две улицы в три домика в деревне), проверить, а, где нужно, поставить или обновить заклинания: противупожарные, от короткого замыкания, от древоточца и прочего вредителя. Ей тоже редко приходится прохлаждаться. Каждый день одного-двух да привезут. А во время лова или охоты, так бывает и больше. Кто акуле в зубы попадёт, кто медведю в когти. А бывают ещё маги, алфизики или алхимики после неудачного опыта. Эти - самые трудные. И самые капризные тоже. Зачем далеко ходить, Бодунов сам из таких.

Но сегодня - выходной. Сегодня не нужно никуда торопиться а, значит, можно заняться... Вот этим самым. Ойляне - люди темпераментные и вынужденное недельное воздержание Бодуновы навёрстывали увлечённо, самозабвенно. И вот едва ли не в самый патетический и сладострастный момент, внезапно, дверь содрогается от мощного стука:

- Лекаря! Скорее!

Пока супруг искал и надевал штаны, женщина быстро накинула на пышные телеса широкое тихуанское пончо и выбежала во двор.

- Аська, что случилось? Кого ты принесла?

Аська выпустила из ноздри колечко дыма и ответила:

- Тело.

- Надеюсь, живое? Я не Господь Бог, оживлять покойников не умею.

- Живое, живое. Только без сознания оно.

0

5

***

Хлопотное зело это дело - быть монархом. Шамаханцы не в счёт. У них цари так, для красоты на троне сидят, ничем не управляют. И над бумагами они не корпеют, и головы у них от державных дел не болят. А тут сидишь, горбатишься с утра до ночи! Точно три дня подряд вахту отстоял в штормовую погоду Да лучше б вахту! Там хоть всё ясно. А с этим всем что делать?

Феофан XV обречённым взглядом окинул кучу бумаг на рабочем столе. Жалобы... Доносы... Прожекты... Да, похоже, именно прожектами решили сегодня достать короля. И что же ему предлагают?.. Серьёзно? Дурак. Или мерзавец? А слова красивые, хорошие, вообщем-то, слова: "свобода", "права",развитие"... А как расписывает всё радужно! Как убедительно всё разъясняет. Может, правда? Да вот чувствуется тут какой-то подвох.  Только в чём он и какой?..

Король поднялся, распахнул дверь:

- Марк Матвеевич! Зайдите ко мне, пожалуйста.

Сенешаль и первый королевский советник не заставил себя долго ждать.

- Да, ваше величество?

Монарх кивком указал на свободный стул, затем на стопку бумаг на столе:

- Ознакомьтесь, граф. Что скажете? Не торопитесь, есть время подумать.

А много времени не понадобилось. Хватило и пяти минут:

- Найти и изловить поганца надобно, ваше величество,- сказал старик, быстро пробежав глазами несколько листков, - или поганцев... Как можно скорее. А то развалят они наше королевство к свиньям собачьим. И не только наше.

Феофан взглянул на наставника.

- Вы их знаете?

- Догадываюсь. Точнее... Есть у меня одно подозрение..

- Ищите. Ловите. Хочу посмотреть им в глаза. Все необходимые полномочия, конечно... Кстати, шамаханцы ещё не приехали?

- Сегодня ждём, ваше величество.

- Хорошо, - король расписался, поставил печать, протянул бумагу, - держите. А я пойду, с дочкой поговорю, пока она ещё во дворце.

0

6

***

Какова должна быть настоящая принцесса, знают все. Это нежное эфирное создание. Она тонка, хрупка, изящна, ибо не ест, а клюёт по капельке, аки птичка. Она носит длинные изысканные платья со шлейфом, играет на клавесине, вышивает на пяльцах, проводит время в мечтаниях. О прекрасном принце, разумеется.

Однако, принцесса Геля, дочь Феофана, на принцессу никак не походила. Отсутствием аппетита девочка не страдала и жирок обильно разливался в её теле, образуя пышные формы оного Платьям принцесса предпочитала штаны с рубахой, благородному клавесину плебейскую гитару, а усадить за пяльцы Гелю ещё не удавалось. Скучное это занятие - пяльцы, дамы и господа! Зеваешь на нём, спать хочешь... Вот в море с рыбаками или в горы на драконе - совсем другое дело. Воздух, простор, вольный ветер...

Именно к такой вылазке на драконе Геля и готовилась в данный момент. Ну, может, не в горы, может, в степь или на косу - это, как ребята решат. Главное - вкусненького побольше захватить из дворцовой кухни, ибо гитару кто-нибудь, наверняка, уже захватил...

- Ваше высочество! Как можно?! Будьте любезны соблаговолить положить пирог на место.

"Это Кунигунда, - вспомнила Геля, - новая фрейлина. Девица в высшей степени правильная, начиная от пяльцев и далее. Чопорная, вся затянутая, зашнурованная - что твой ботинок. Это её, значит, воспитывать ко мне приставили. Ладно, посмотрим, кто кого!".

- Какое я тебе "высочество"? У меня что, имени нету?

- Слушаюсь, госпожа, - Кунигунда присела в реверансе, - и убедительно прошу вас изволить...

- "Изволить", "соблаговолите"... Поклоны, приседания... Занудство какое! Говори нормально, по-человечески.

- Как изво... Хорошо, я поняла. А, если не секрет, зачем..., - кивок в сторону стола.

- Это не мне. Вернее - не только мне. У нас там намечается небольшая пирушка. Хочешь - присоединяйся.

- Но... Это невозможно! К вашему вы... К тебе же жених нынче должен приехать!

- Какой ещё жених?

- Как? Разве ты не знаешь?! Царевич Херташт.

- Этот разряженный петух? Значит, надо поскорей удрать, пока он не припёрся.

- Молодой, красивый...

- Приторно-слащавый. Весь в ленточках, кружевочках... Вроде и не парень вовсе.

- Одет по последней шамаханской моде. Красивый, богатый, наследник такого престола! Это же такое счастье...

- Счастье, говоришь? - Геля на секунду задумалась. - Слушай! А хочешь замуж за шамаханского царевича? Есть у меня идея...

- Что за идея?

В дверном проёме стоял Феофан XV и переводил взгляд то на дочь, то на её визави.

- Ваше величество! - Кунигунда засуетилась, кланяясь и приседая. -Извольте ви...

- Так что за идея? - повторил король, не обращая внимание на ужимки своей подданной.

- Замечательная идея, пап! Тебе должно понравиться.

+1

7

***

Власий открыл глаза и обнаружил, что лежит на тахте в незнакомой комнате. "Ну, конечно же, мне приглючилось! - сразу сообразил он. - В комнате ведь, а не в драконьем желудке. Или это меня разыграли?".

Дощатый пол, белёный потолок, книжный шкаф, письменный стол... Над столом карта. Географию, как и прочие описательные науки, Власий глубоко презирал, в случае надобности руководствуясь неувядаемым: "извозчик довезёт" и, потому, на карту взглянул лишь мельком.

Гораздо больше заинтересовали его книги. Чтобы, по кругу чтения, хотя бы составить представление о человеке. Тут, однако, его ждал культурный шок. Что он не увидел ни одного знакомого автора, то были ещё цветочки. Чего стоили названия! "Волновайа магийа", "справочник телепортиста", "оборот и здоровьйе"... Да, да, "здоровьйе", именно так. Пока Власий собирал мозги в кучу, пытаясь придумать хоть какое-нибудь логичное объяснение, с улицы донёсся сперва гитарный перебор, затем хорошо поставленный голос возвестил:

Был славный парень Беоблод,
Но нравом очень крут.
И он отправился в поход
За птицей кенгуру.
"Морская птаха" по волнам
Летела, как...

Голос был женский и Власий, заинтригованный, подошёл к окну

Во дворике горел костерок. А, вокруг костерка, собралась весьма живописная компания: цыганистый парень с серьгой, второй с острыми ушами и две девушки. Парни были худы, девушкиже, наоборот, весьма упитанны. Одна, которая с гитарой, Власия и заметила. Прервала игру, помахала пухлой рукой: иди, мол сюда.

Рабинович кивнул и поспешил на зов. Он открыл дверь... Да так и застыл в проёме.

Дракон! Чуть поодаль, на травке лежал самый настоящий дракон. Зелёный. Вот даже струйку дыма пустил... Тогда, из окна, Власий его не видел, а то фигушки б вышел!

- Вот это он самый и есть! - возвестило чудовище, тыча во Власия пальцем передней лапы.

- Чего стесняешься? - подал голос цыганистый. - Давай сюда, пока мы тут всё не съели!

Власий приблизился. "Раз дракон не трогает этих тёлок, - подумал Рабинович, - то врядли тронет и меня.". Да и не таким уж большим он оказался. А ведь тогда, возле башни, он Власию показался просто огромным. Хотя, да, таки довольно большой. Гитаристка придвинулась к эльфу,  освобождая место. "Ну, да, - сказал сам себе Рабинович, - раз драконы, то эльфам что удивляться? Интересно, это у меня так едет крыша?..".

- Я Горис. А это Леда, Рел и Рика. А это...

- Асия я! - зелёная дракониха с любопытством уставилась на попаданца. - А ты кто таков есть и откуда пожаловал, сквернослов нервический?

0

8

***

С тех пор, как блюститель державной казны Дилдоф Шекелев стал членом общества БЭБ, он пребывал в постоянном страхе. ""Бэб" по-шамахански значит: "вперёд". А ещё: "Бурванское экономическое братство". Торговля всякой всячиной, посредничество меж купцами, похвалыжные услуги оным. Но, если бы о его истинных целях узнал кто-нибудь из монархов, ох не погладил бы он Дилдофа Лойзовича по головке, ох не погладил! И, хотя Спонсор уверял, что, если не трубить на каждом углу, риск минимален, практически равен нулю, что всё детально рассчитано и отработано, Шекелев, всё-таки, продолжал бояться. "То там, у них, - с опаской повторял Дилдоф Лойзович, - а то тут, у нас. Как говорит первый королевский советник граф Рабинович, две большие разницы.".

Брать казначея пришли утром третьего дня месяца ночных костров. Дилдоф Лойзович едва успел позавтракать, как в дверь забарабанили, решительно и бесцеремонно:

- Именем закона и короля! - потребовал зычный, чуть охрипший бас.

Дилдоф Лойзович осторожно поднялся. Тихонько-тихонько стал выбираться из-за стола.

- Шекелев! - снова послышался тот же голос. - Отворяйте! Или мы разнесём дверь. Бежать некуда. Дом оцеплен. Возможности телепорта блокированы.

Пришлось открыть. Дверь была из железного дерева, усиленная молгамовыми листами. Но проверять, выдержит ли она огненный шар девятого уровня, Шекелев не рискнул: молгам стоит много денег.

- Это произвол! - попытался протестовать Дилдоф Лойзович. - Вы не имеете права!

Вместо ответа, кромешный майор, пожилой гном с большим крючковатым носом и густыми кустистыми бровями, сунул ему под нос развёрнутый лист с красно-зелёной печатью.

- Гервасий, начинай!

Шекелев надеялся, что проблему удастся уладить с помощью пары десятков золотяков. Он бы предложил и больше, но, на сей момент это были все деньги, имеющиеся в непосредственной досягаемости. Однако, то ли кромешники, на этот раз, оказались патологически честными, то ли сумма недостаточной, но, приняв золотяки, майор, тотчас же, составил о том акт.

- Гервасий, задокументируй!

"Бежать! - истошно вопил инстинкт самосохранения Дилдофа Лойзовича. - Если Марковы ребята всё раскопают, а рано или поздно они раскопают... И тогда что? В жабу превратят, никаких сомнений. Что же ещё за это полагается по закону? Статья третья, пункт "веди"! - сознание Дилдофа металось в поисках выхода. - И на адвоката не приходится надеяться. Марк и клочков не оставит от доводов защиты. Добраться бы до него!.. Но вот, как это сделать? Через принцессу? Она ведь глупа и... Но она же за глаза называет меня мерзким пауком. За что непонятно. Многие, наоборот, говорят: красив... А ведь Спонсор учил и как друзей приобретать, и как на людей влияние оказывать! Нет, единственный выход - бежать! Только вот как? Под окнами, наверняка, тоже стерегут. Да и решётки там. Крепкие. По особому заказу ставили. От воров!".

- Что это, господин Шекелев?

Брезгливо, двумя пальцами, майор держал портативный вызыватель духов. - Пользовались вы им недавно, судя по фитилю.

"Пропал! - душа Дилдофа Лойзовича затрепетала от страха и ухнула куда-то вниз. И вот тут-то, совершенно неожиданно, ему и предоставился шанс на спасение. Был ли тут причиной испуг, или же виной всему гороховое пюре с брюквой, съеденное на кануне, но громкий внезапный пук оказался как нельзя кстати. Дабы не оставалось никаких сомнений, Дилдоф Лойзович состроил страдальческую мину, схватился за живот. Майор поморщился.

- Бегите уже в сортир! Не воняйте тут. Гервасий! Фортку отвори.

"Спасён! Свобода!", - Шекелевское утончённое "я" ликовало. Дилдоф Лойзович ещё раз громко испортил воздух и поспешно скрылся за дверью.

"Всё! Всё, дурачьё, теперь не достанете. Как же я вас всех ловко надул!".

Шекелев чуть не прыгал от радости. Но надобно поторапливаться. И второпях ничего не забыть.

Инструкцию Дилдоф Лойзович знал наизусть. Прежде всего, закрепить верёвку с навязанными узелками. Это, чтоб удобней было карабкаться на бортик унитаза. Вынуть маленькую черепаховую табакерку. Аккуратно, пинцетиком, достать акваланг; аккуратно положить на пол, рядом с собой. А вот теперь можно включить гомотетиптор,надевать микроакваланг и прыгать скорей в унитаз. Пока дверь не взломали. Вон уже ломают...

0

9

***

В большой, обставленной дорогой мебелью комнате находились двое. Один восседал за письменным столом с резными ножками и, задумчиво, сквозь лупу, рассматривал коллекцию бабочек.  Второй стоял в нескольких шагах, на ковровой дорожке, почтительно склонясь.

- Передал? - сидящий, наконец, оторвался от бабочек, выжидающе уставился на стоящего. - И каков же ответ?

- Феофан сжёг ваш проект в камине, господин Спонсор.

- Вот как?! - Спонсор усмехнулся. - Этот дикарь их хоть читал? Понял хоть что-нибудь?

Стоящий поклонился ещё раз:

- Не знаю, господин Спонсор. Но сильно ругался. Велел вас поймать...

- Меня?

- Того мерзавца. Простите, господин Спонсор, я передаю чужие слова.

Спонсор задумался.

- Подумай, как можно его скинуть. Ты же лучше меня знаешь обстановку.

- Трудно будет, господин Спонсор.

- Сколько это будет стоить? И, кстати, как там с вашим золотом?

- Проводятся опыты. Но сегодня утром Бляха исчез.

- Так, с этого места поподробней.

- Его как-то выследили. Пришли брать. Он воспользовался гомотетиптором и скрылся, вероятней всего, через унитаз. Говорят, сыщик взялся за это дело, специалист по сыскной магии.

- Ещё и такая есть! Значит, нам нужно поторопиться. Кто из придворных может быть недоволен королём? Кого он мог обидеть, чего-то недодать?..

- У меня лучшая идея, господин Спонсор. У Феофана есть дочь. И, когда она окажется в наших руках, ойлянский король станет гораздо сговорчивей.

- Дочь? - удивился Спонсор. - но о ней нигде не упоминается. Это ребёнок?

- Это крупная раскормленная деваха, с вот такими... Просто она не любит светские приёмы. Скучно ей там. А Феофан дочку балует, потакает во всём.

- Жаль. С ребёнком было бы гораздо проще.

Скоро она отправится в Джескарну, замуж за царевича. Там её взять будет не очень трудно. У Хваштавара есть у нас свой человечек. Он посодействует.

- О-кей.

- Что? Простите, не понял, господин Спонсор.

- Действуй, говорю. И постарайся, чтоб этот твой человечек не засветился. Вдруг, ещё понадобится. И сам не светись.

0

10

***

Ни в Ойлянском Соборном Королевстве, ни в других державах Евразии, Лавразии, Гондваны и даже среди диких племён Тихолесья в существовании параллельных миров никто не сомневался. Усомнишься тут, ежели, порой, люди оттуда, так называемые "караси", оказываются здесь? Как и по какой причине это происходит, ни одна из существующих школ до сих пор так и не разобралась. Версию с ошибкой телепорта можно откинуть сразу. До сих пор, среди попаданцев, не встречалось ни одного квалифицированного мага. Проверить же другие гипотезы врядли представляется возможным. Никакой системы в появлении "карасей" не прослеживалось, потому и статистику никто не вёл.

Что с попаданцами случалось потом? Да разное. По большей части, обустраивались как-то. Сами, не то добрые люди помогали. Державе, что иностранец, что иномирец - никакой разницы. Да ты хоть с Луны свались, главное - безобразий не чини, никто тебя и словом не попрекнёт. Всё же дальнейшее - наживное дело.

Впрочем, и попаданца во Власии распознали не сразу. Ругался-то он по-ойлянски! Выговор, правда, немного странный, ну, так что же?

Это потом уже выяснилось, что он самых простых вещей не знает, что за ним пригляд нужен, почти, как за малым дитём. На Рела удивлённо пялится, Аськи почему-то боится и слёзно просит вернуть его обратно. Мама, говорит, плачет о нём там.

Мама это, конечно, святое. И ответ на вопрос "возвратить ли ей сына?" однозначен. Только вот как это сделать, ежели у него там, не то, что открытого выхода, но даже вешки не намечены? Вот тут-то и подумали о птице кенгуру, про которую Рика давеча пела.

0

11

***

- Вот тут, как раз, про птицу эту доходчиво написано, - Горис Бодунов снял с верхней полки толстенную книгу, раскрыл её, пролистал...

"Давным-давно, когда Тихий лес был ещё подлеском, Волосатая гора маленьким холмиком, а Каэр-Кальмеас небольшим гномским посёлком, жил да был славный рыцарь по имени сэр Беоблод. И возжаждал он, однажды, славы великой, дабы среди всех прочих рыцарей возвыситься недосягаемо. Сел сэр Беоблод на коня и отправился в странствие - подвиги совершать.

Однако, не заладилось что-то с подвигами у славного рыцаря. Уж, почитай, полвека, на границах царили мир и оживлённая торговля. Туда-сюда сновали туристы. Очередной кандидат в чёрные властелины был пойман и превращён в жабу. Принцесс, ждущих избавления от злых разбойников или из лап чудовища, также нигде не наблюдалось. Продал с горя славный рыцарь меч, доспехи, щит и коня и пошёл в старый портовый кабак, ибо душа горела.
А кабак тот, надобно сказать, уже тогда на всю Ойкумену знаменит был. "Охальник" называется, ибо, с самого дня основания, в оном всяческие разговоры невозбранно велись.

А ещё известен сей кабак был тем, что в оном всяческие барды, скоморохи, жонглёры, трубадуры и прочая богема тусовалась.

Сидит сэр Беоблод, водочку пьёт, селёдочкой закусывает. Вокруг барды, в дупель пьяные; кто мордой в салате дрыхнет; кто что-то играть пытается - пальцами в аккорды не попадает; ну, а те, кто ещё до кондиции не дошли, философские беседы меж собой ведут. И слышит сэр Беоблод у себя за спиной такие слова:

- Источником знания, мудрости быть - вот она, слава настоящая, на долгие века! А турнир... Что турнир? Сегодня ты, завтра тебя. А лет через двадцать, вас обоих молодёжь уж и не вспомнит даже. А вот знания, а мудрость!..

- Ладно, - сказал другой голос, - это всё теория. Давай лучше ещё выпьем.

Сэр Беоблод тоже выпил. кус селёдочки следом в рот отправил. Сидит, дальше внимает:

- А правду ли бают, маэстро, что кенгуру-птица любое желание исполняет, ежели поймать её?

- Правду, Кочевряжка, правду. но токмо самого желающего касаемые, никого окромя оного, не затрагивающие. Посему и поймать её редко когда удаётся. Ловить-то надо всем дружно, а желание исполняется только одного.

- А можно ли в одиночку птицу сию поймать, маэстро?

- Не знаю, Кочевряжка. Да и неинтересно мне это. Счастья всем даром да, чтобы, к тому же, никто обиженным не ушёл, она, всё равно, дать не может. Наливай, Кочевряжка, я плачу!

Звякнула бутылка о стакан. Забулькала жидкость. Зазвенели-загудели струны. Зычный бас и охрипший петушиный тенор дружно грянули разухабистую песнь...

Как он очутился на скамейке в городском парке? Можете не спрашивать, сэр Беоблод этого не помнит. Голова раскалывалась. В карманах было пусто. Какая-то добрая душа поставила рядом бутылку дешёвого эля...

- Эх, - воскликнул рыцарь, от избытка чуств треснув себя пятернёй по лбу, - как же мне эту птицу-то поймать? Ведь надоело, вот так вот... сэром Беоблодом на свете жить! Мудрости, мудрости хочу! Знаний...

И так задумался сэр Беоблод над сей задачей, что не только сон и аппетит, но и силу мужскую напрочь потерял...".

- Ну, это, пожалуй, мы пропустим..., - Бодунов перевернул ещё несколько листов, - а вот...

"Долго ли, коротко; с попутным ли ветром; крутым ли бейдевиндом,  но бросила таки "Морская птаха" якорь у Обезьяньего острова. Надел капитан парадный китель и к главному обезьяну отправился - всяческие формальности улаживать. Ну, а охотники, тем временем, отправились на местный базар и всяческие хитрые приспособления приобрели. А сэр Беоблод, на все оставшиеся монеты, всяких-разных конфектов да пряников понакупил. А штаны бархатные на лютню звонкую, семиструнную сменял. Вы спросите: а как же без штанов? Не подобает, мол. А я отвечу: а зачем на Обезьяньем острове штаны-то? Принял главный обезьян плату, выдал документы нужные да и начало охоты объявил. Все сети готовят, ловушки мастерят, а славный рыцарь лютню настроил, не таясь, под кроной раскидистого древа уселся, конфекты вокруг рассыпал и щипающую за душу мелодию заиграл.

А обёртки у конфектов-то все яркие! Так и блистают на солнышке, то аки злато, то аки серебро, а то аки каменья самоцветные. Как увидела птица сию картину, так враз про всякую осторожность позабыла. Идёт, конфекты кушает, фантиками шелестит. А сэр Беоблод всё играет, всё играет. То аккорд возьмёт, то арпеджем по струнам пройдётся. Птица и не заметила, как почти вплотную к нему подошла.

А, как заметила,  так отпрянула в испуге: а, ну, как сейчас схватит?! Желания-то сплошь либо глупые, либо подлые. Жуть, как не хочется исполнять, а надо!

Однако, рыцарь сидит. На птицу не бросается. Рыцарь сидит, птица ходит. Долго ли, коротко, но подошла таки птица к сэру Беоблоду, уселась рядышком, музыку слушает.

И вот завязалась меж ними беседа задушевная. И прониклась птица к сэру Беоблоду, и поверила славному рыцарю. Да и сэр Беоблод участием к ней проникся. Спели они дуэтом, да так, что всех прочих соискателей проняло. Застыдились они желаний мелкомещанских, сети, силки и прочие ловушки побросали да и восвояси отчалили. А птица кенгуру сэра Беоблода крылышком обнимает и говорит:

- Сколько я тут, на этом острове, всякие дурацкие желания исполняю! Но никто ещё, до тебя, не поинтересовался, а каково же на душе у меня? И, потому как, ты первый пожалел и посочувствовал мне, то я выполню твою просьбу с радостью, сколь бы глупой или неподобающей она бы мне не показалась. Однако, и ты мою тоже исполни, ибо заждалась я!

- Честью клянусь! Зуб даю!

- Обещай жениться на мне и верность супружескую хранить!

- Хоть сейчас готов с тобой под венец идти, о, чудесная птаха!

- Да, - сказала птица, - и каково же желание твоё?

- Знания и мудрости источником быть хочу. Знания давать жаждущим. Знания и мудрость.

- Будь по-твоему! - воскликнула волшебная птица и взмахнула крыльями.

Взмахнул руками сэр Беоблод и... тут же кучей книг рассыпался. Нахлынула на берег приливная волна да все книги в море и смыла. Села на берегу птица кенгуру и заплакала.".

0

12

***

Путешествие Власия за птицей кенгуру началось утром четвёртого дня. Сперва, ни свет, ни заря, его разбудили голоса. Власий вскочил с постели, протёр глаза, оделся. Всё ещё не полностью освободившись от объятий сна, отворил дверь в соседнюю комнату.

Там, действительно, собралось довольно много народа. Кроме уже знакомых Власию Гориса, Леды, Рела и Рики, присутствовали седоусый господин, пожилая дама в платке, два бородатых мужика, две худеньких девицы и толстенный рыжий кот с поднятым к верху хвостом.

- О, Власе! Ну, и мастер же ты спать! Какое "рано"? Полдень скоро. Просто день пасмурный.

Власий был налегке и, потому, готов, как штык. Он молча влез в повозку, занял место. Прочие же сперва погрузили туда музыкальные инструменты, а, затем уж, забрались сами. Лошадка покосилась на кучера хитрым глазом, тряхнула гривой и пошла вперёд бодрой рысью.

- А это зачем? Вы что,  артисты?

- Мы ветровая команда, - ответил Горис, - я, Рел, Рика. Леда, конечно, судовой лекарь, конечно.

- А я? Я не разбираюсь ни...

- И, потому, поменьше болтай, больше слушай, - сказал Бодунов, - ты ученик, стажёр. Уразумел?

Власий кивнул.

***

В Лукоморском порту царило такое оживление, что Власию показалось, будто вся жизнь Ойлянской столицы сосредоточена именно здесь. Паруса всех форм и расцветок трепетали от морского бриза. В воздухе стоял запах водорослей, кофе, табака, пряностей. Слышалась разноязыкая речь. Туда-сюда сновали рыбаки, купцы, грузчики с тележками, весёлые портовые шлюхи и прочий разноплеменный разномастный люд. Маневрируя между ним, между разнообразными тюками, бочками, бухтами троса, компания вышла к легкомысленного вида строению с окнами, до половины закрашенными белой краской.

- "Охальник"? - удивился Власий, узревши вывеску над входом. - Тот самый?

- Тот, тот. Проходи, нас уже ждут.

Рабинович языком и не болтал. Просто ему нечего было сказать. Разговор шёл о достоинствах и недостатках различных типов парусов, а Власий в этом ни в зуб ногой. Он разглядывал обстановку: кондовые столы и табуретки, росписи на стенах, весьма фривольные, нужно сказать. Вот, например...

- Эй!

- А?! - отозвался Власий, вздрогнув от неожиданности. - Я немного задумался. Извините.

- Михайло Козява, капитан "Фёклы". А ты кто таков будешь?

- Ученик он, стажёр, - ответил Бодунов, покуда Рабинович соображал, что ж ответить, - Власием звать.

- И какого ж ты роду-племени?

Власий решил, что спрашивают фамилию и назвал её. Немного заикаясь.

- Рабинович? - удивился капитан. - Его сиятельству, Марку Матвеичу часом не родственник приходишься?

- Он его племянник, - сказала Рика, прежде, чем Власий успел открыть рот.

- Ясно, - сказал Козява, - грузите на борт инструменты, приступайте к своим обязанностям. Ты старшой, - ткнул он в Гориса.

0

13

***

Царевич Херташт жениться вовсе не хотел. А уж на принцессе Геле так особенно. Хотя, видел он её всего один раз в жизни, но и того вполне хватило.

Тогда, много лет назад, новый ойлянский король, со всем своим семейством, посещал соседние и не очень державы. Ну, и в Джескарну заехал, конечно. Это было летом, Херташт отлично помнит. Как встречали, как представляли...

А потом все перешли в Бриллиантовый зал. Взрослые и дети постарше остались вести светские беседы. А малышню отправили в дворцовый сад, чтоб оная не путалась под ногами.

Там маленький Херташт Гелю и увидел. И, мало того, что она оказалась толстая как откормленная утка, так ещё и бабочку спугнула, которую царевич, как раз, намеревался поймать!

Херташт её и ударил. Врезал по жирному пузу. Чтоб знала. Он же мужчина, царевич и, вообще, здесь хозяин и его должны слушаться.

А она, вместо чтоб повиниться или хотя бы заплакать, взяла и тоже ударила его.

Да так больно! Маленький царевич потом дня три ходил с большой шишкой на лбу.

И вот эту теперь ему предстоит взять в жёны! Да не нужна ему жена. Вообще, никакая. Слуги у него есть, а для плотских забав он сам себе женщину купит, какую нравится.

Он так распереживался, что едва не пропустил ход.. Но должно ж ему когда-нибудь повезти!

Три всадника: мечник, лучник и копейщик, предчувствуя победу, прянули на ломберный стол.

- Сверху! - объявил царевич, выкладывая третью карту.

- А вот так?

Поверх всадников шлёпнулись три срамных девки с кубками.

- Это нечестно! - воскликнул Херташт. - Он жульничает!

- Всё по правилам, - возразил крупье, - кубки - козыри. Просто вам сегодня не везёт, ваше высочество.

- Значит, повезёт в чём-то другом, - сказал кто-то, - в любви, например. Или...

- Не желаю! - Херташт ударил кулаком по столу. - Я хочу отыграться!

- Что ставите, ваше высочество?

- Вот! - Херташт снял и положил на середину стола перстень с крупным красным камнем.

Крупье кивнул и снова стасовал карты.

0

14

***

Власию очень повезло, что он не оказался среди пассажиров. Погружённые каждый в свою мечту, те почти не общались меж собою. Перед началом плаванья, проведя медосмотр, Леда посетовала за ужином, что до сих пор не изобрели ничего действенного от жадности, ни заклинаний, ни пилюль.

- И не изобретут, - сказал Бодунов, плюхаясь на банку рядом с супругой, - жадность - двигатель прогресса. Слыхали? - обернулся он к товарищам.

- Чего? - осведомился Реолар, внимательно поводя ушами.

Что же до ветровой команды, то задачей оной была коррекция погоды. "В некоторых пределах, как однажды объяснил Бодунов, отвечая на вопросы иномирца, - второй закон Мерлина. Со штормом или грозой не справимся, поэтому их надо просто обходить, а вот со штилем и туманом вполне.".

Как разгоняют туман Власий увидел примерно неделю спустя. Выбравшись утром на палубу, он тут же попал в густую белёсую дымку и услышал музыку. "Концерт? - удивился Рабинович. - В такую рань? Да и не видно что-то никого...".

Нет, матросы, конечно, на своих местах. Вон и боцмана силуэт смутно виднеется, только заняты они своими обычными делами... А вот и музыка:

- Быстрее! - скомандовал Бодунов. И гитара с барабаном тотчас же ускорили ритм.

- Поймала! - сказала Рика где-то рядом.

Подул ветер, сдувая, разгоняя муть.

Рика танцевала, подняв руки над головой. Притоптывала, хлопала в ладоши и медленно поворачивалась вокруг своей оси.

Власий не сдержал смешок. Зрелище, учитывая комплекцию плясуньи, её объёмы и формы, было и впрямь презабавное. "А, ну, как она доски проломит?", - подумал Рабинович и расхохотался уже во всю.

И тут за спиной послышался голос:

- А что это там впереди? Джескарна, кажется, если я не ошибаюсь?

Власий обернулся.

Картинно отставив ногу и облокотившись о планширь, перед ним стоял и самодовольно улыбался разряженный в пух и в прах господин, чем-то неуловимо напоминающий лавразийского петуха.

- Плывёте желание исполнять? - поинтересовался петухоподобный господин, окидывая Рабиновича оценивающим взглядом с ног до головы.

- Ученик я, стажёр, - ответил Власий. Господин ему не нравился. "Ну, точно - "петух", - подумал Рабинович, - Этого ещё не хватало! Как бы от него отвязаться?".

- Дола Рынган, - продолжал петухоподобный, - профессор нумерологии и финансовой магии. Вам нравятся мои штаны?

- Я...

- Не правда ли, они великолепны?! Последняя джескарнская мода! Сам мастер Заран шил. Я отдал за них жалованье за три месяца! Понимаете?

Власий кивнул.

- Но, увы, мода быстро меняется. Особенно, джескарнская мода. Я же хочу, чтоб мои штаны всегда были новыми, никогда не оставались прежними.

- Да, да, я вас понимаю, - Власий беспомощно оглянулся на спутников, ища поддержки. Рика хохотала. Рел ухмылялся.

- Стажёр! Ко мне! - рявкнул Бодунов, приходя на выручку.

0

15

***

Если бы Хваштавару XVIII действительно пришлось управлять государством, то на главное хобби не оставалось бы ни времени, ни сил. Коллеги-монархи, журналисты, придворные да и простые обыватели полагали, что царь увлекается охотой. Но верно это было лишь отчасти. Не охота сама по себе, как таковая, а зоологический музей, точнее - Большой Джескарнский Зоологический Музей - вот настоящее увлечение шамаханского владыки, его детище, дело всей его жизни.

Цель сего монарха была воистину грандиозна: собрать образцы всех бессловесных тварей, населяющих сей мир. И более сотни тысяч он уже собрал. А сколько ещё предстоит! Почти каждую неделю охотники приносят какой-нибудь новый экземпляр. И не только охотники. Вот года полтора назад странный человек по имени Спонсор подарил коллекцию бабочек. И каких бабочек! Где он их ловил? Ни упоминания, ни описания нет нигде. Не может же быть, чтоб такую красоту до сих пор никто не замечал!

- Где? - спросил царь. - Где вы их добыли, господин Спонсор? Неужели вы в глубины Тихолесья проникли, что за Тёмными болотами?

Спонсор широко улыбнулся, демонстрируя безупречно белые зубы:

- Конечно, я бы мог сказать "да". Но ложь - великий грех, ваше величество. Нет, в глубь Тихого леса я не проникал. Этих прекрасных бабочек я просто купил. Я торговый человек, ваше величество. У вас такой прекрасный музей! Никогда не видел ничего подобного. Он просто великолепен. Мне не хватает слов!

Конечно, после всего этого, Хваштавар не мог не пригласит Спонсора на свадьбу сына. А тот, в свою очередь, не мог не принять приглашение монарха. И явился, конечно, не без подарка. Дважды по пятьсот золотом презентовал он молодожёнам, после скромно уйдя в тень. Воистину, достойный, очень достойный бехдин! Только почему он был так удивлён, увидев невесту? Да не то, чтобы просто удивлён, раздосадован даже! Ну, и удивлён тоже, конечно:

- Вот это она и есть, Геля, ойлянская принцесса? - поинтересовался Спонсор во время светской беседы. - Признаться, я представлял её иначе.

- Это и есть, Энтеросгелия Феофановна Горохова, - походя ответил ойлянский король,  принимая бокал из рук шамаханского коллеги, - вы, стало быть, купец. И чем торгуете?

И тут раздался крик. Что-то тяжёлое, с глухим стуком, упало на пол. Две монаршьих четы обернулись почти одновременно и увидели два тела, отчаянно борющихся на полу.

0

16

***

Джескарнский порт встретил "Фёклу" праздничным фейерверком. С оглушительным грохотом взрывались хлопушки. Громко трещали шутихи, рассыпая снопы разноцветных искр. Огненные фонтаны расцветали в небе. Власию на минутку даже показалось, что у него дежавю, но тогда была весна, был День Победы, звучала музыка, над парком летел голос Кобзона. Народ гулял, народ танцевал, катался на лодках и ел мороженое. Мерцали огоньки сигарет, тихо позвякивали медали ветеранов. С одним папа с мамой как раз и беседовали, стоя на мосту. Старик дополнял повествование жестами, с помощью кистей и ладоней изображая схватку. Отсветы салюта отражались в воде. Власию, несколько дней назад ставшему пионером, небольшой городской ставок представлялся морем, мост капитанским мостиком, залпы салюта залпами корабельных орудий. Он даже на минутку, всего лишь на минутку захотел поступить в нахимовское.

- Что за торжество? - поинтересовался Рабинович. - Неужели таки в нашу честь?

Горис хмыкнул, Рика хихикнула, Рел сказал:

- Нет, это в честь тутошнего царевича. Свадьба у него.

Власий кивнул:

- А, понятно, - сказал он, - а я подумал...

И, не договорив, быстро юркнул за спины товарищей.

- Что случилось?

- Тссс! - прошипел в ответ Рабинович. - Стойте, как стояли. Потом.

По палубе, гордо подняв голову, вышагивал Дола Рынган. Дойдя до ветровой команды, он остановился в трёх шагах:

- Всё раздумываете, куда пойти? - осведомился он, доставая лорнет откуда-то из карманов. - Во Дворец? В Музей? На выставку моды? Я намерен посетить и то, и другое, и третье... Я состоятельный человек. И, кстати, как вам мои штаны?

- Кажется, вы пару часов назад уже спрашивали об этом? - сказал Бодунов.

- Ах, да! Да! Да! Конечно! Эти штаны незабываемы! Они...

- Господин Рынган, возвращайтесь в каюту. Пора делать укол.

- Потом, Еледа Евлампиевна, ну, пожалуйста, потом, - Дола Рынган как-то сразу утратил сходство с петухом, - ещё час! ещё один час.

- Идёмте! - Леда решительно взяла штановладельца за руку. - Всего минута.

- А, псих, - Власий проводил глазами лекарку и пациента, - ну, тогда всё понятно.

- Не совсем, - сказала Рика, - то есть, даже совсем нет. Господин Рынган не человек, то есть, не совсем человек. Он мелог. Только ещё в процессе.

- Это ещё кто такие?

- Как бы это попроще? - Бодунов задумался. - искусственные существа? Да, точно! Полученные с помощью магии и... Ну, вообщем, они как бы не совсем живые, но и точно не нежить. Короче, никто точно не может сказать, кто или что они такие.

- Биороботы?

- Что?

- Да так, ничего. Проехали. Просто вспомнилось...

Дола Рынган показался снова минут пять спустя. Он поздоровался со всеми, извинился, спросил: не собирается ли кто-нибудь ещё в город и заспешил к трапу.

- Уфф, - выдохнула с облегчением Леда, - вроде пока всё. Можно немного и расслабиться.

- Ага, это мы завсегда! - Горис Бодунов привлёк жонку к себе. - Идём? Кстати, надо будет попробовать во время качки.

Расслабиться, однако, не получилось. Едва скрылись Леда с Горисом, едва Рел и Рика, пробормотав: "извини, Власе, но сам видишь... как с пирса послышалось:

- Стойте! Стойте! Пустите! Срочно! Скорее!

Какой-то человек, расталкивая встречных, пробирался к шхуне. А, когда, наконец, оказался на палубе, снова закричал:

- Скорее!

- Что случилось?

- Ох! Как хорошо, что вы не сошли на берег! - мужик бросился к Рике. - Помогите! Я знаю, наяда может всё вылечить.

- Так я ж не наяда... Ой! - девушка всплеснула руками. - Какая ж я дура! Сейчас! Леда! Леда!

- Скорее! - в который раз повторил шамаханец.

- Да, сейчас. Только, на всякий случай, захвачу сумку.

- И что это? - спросил Бодунов, когда за женой с незнакомцем растаяли следы телепорта. - У Хваштавара что, толковых лекарей нет?

Что случилось стало известно довольно скоро. Не зря же джескарнские газетчики славятся на весь мир своей расторопностью. Не прошло и пары часов после происшествия в царском дворце, как по улицам Шамаханской столицы уже бегали бойкие отроки, размахивали листками:

"Сенсация! Наследник престола, принц Херташт, в порыве ревности, убил своего отца! Покупайте "свежие новости"!", "последние события! Читайте в "ежедневном обзоре"! Хваштавар XVIII убил своего сына!", "корреспондент "глаза и уха" сообщает...".

- Дяденьки, тётенька, купите газеты!

Мальчишка был худ, сумка была увесиста. Рика, из жалости, купила все. Версий: кто кого убил насчитывалось в них не меньше двадцати.

0

17

***

Ли Кубарь постучался. Осторожно приоткрыл дверь:

- Можно, Бронеслав Симбович?

Профессор Могумбе с остервенением сжимал-разжимал эспандер. Эспандер громко клацал. Сие означало, что шеф очень зол. И Ли Кубарь изо всех сил старался не злить его больше, остановился шагах в трёх от стола, вытянулся по стойке "смирно", стал ждать.

- Я жду ваших объяснений.

- Вы о чём, Бронеслав Симбович?

- Об этом самом! У вас отдыхающие средь бела дня исчезают, неизвестно куда. А вы ещё спрашиваете.

- А, так вы про того парня! Разве Степаныч его утром не забрал?

- Представьте себе, нет. Вот, как зашёл на объект, так больше нигде не появлялся, ни на Территории, ни дома. Куда вы его отправили?

- Я его никуда не отправлял. Вы же знаете, "колпак" ещё только в работе. Мы его полностью никогда не отключаем. Во избежание..., ну, сами понимаете. Может, он там пароль какой-то набрал? Случайно?

- Вот генералу и будете объяснять, как посторонний...

- Генерал знает, - перебил Кубарь, - более того, это была его идея. Вас мы решили не впутывать, во избежание...

- У вас что, другой кандидатуры не нашлось? Три десятка ролевиков. Три десятка! И вы выбираете тихого домоседа! Тогда, как любой из оставшихся готов рвануть в параллельные миры?

- Кандидатуру подбирал не я. Вы не представляете, каких ухищрений стоило всучить ему эту путёвку! И сколько хлопот было с ним здесь.

- Он знает?

- Смеётесь, Бронеслав Симбович? Конечно, нет. Вы бы ещё спросили, давал ли генерал ему задание! Зачем? Он... Власий, кажется его звать? и так делает, что нужно. Спонсор не сможет на него не клюнуть. Ну, а тут уж и мы подсуетимся.

- Значит, всё-таки, "лапа"? Подумайте, что будете говорить, как отбрехиваться. Вас в гостевом квадрате уже ждут его отец, мать и сестра.

0

18

***

"Успел! Всё-таки успел!", - с облегчением подумал Квиш Аргишта, опускаясь на стул. Царевич Херташт с кляпом во рту и со связанными за спиной руками лежал на ковре.

- Ммм! Ммм! - отчаянно замычал наследник шамаханского престола, замотал головой. - Ммм!

- Вот! - Аргишта посторонился, кивнул на связанного. - К вам лекарь, ваше высочество!

Леда кивнула, присела возле лежащего.

- Я вам нужен?

Лекарка помотала головой.

***

Служба в кромешной управе женщину, может быть, и не украшает, однако, в жизни бывает весьма полезна. Впрочем, насчёт украшает, сравнивать бойцу Хаскиной было не с кем. В училище, а затем в отряде она была единственной девушкой. Тренировки, муштра, снова тренировки - до тех пор, пока не научишься мгновенно оценивать обстановку и делать всё быстро, правильно, не раздумывая. Увидела краем глаза в руке будущего муженька нож и, тут же быстро провела "хвост варана" и "щупальце спрута".

- Перекрыть все входы и выходы! - приказал Хваштавар. К нему уже подскочил придворный маг.

- Мне кажется, он заколдован, ваше величество и...

- А то неясно?! - рявкнул царь. -Аргишта, ко мне!

"Да, я успел, - думал будущий начальник дворцовой стражи, сосредоточиваясь, как учили, - а, самое главное, успела она. Ох, и не повезло же нашему царю!".

0

19

***

- Попробуем рассуждать логически, - сказал Бодунов, - раз позвали лекаря, значит, всё-таки, не убили. Раз посланный принял сперва Рику за леду, то он не ойлянин. Шамаханец, почти наверняка. Или офирянин. Значит, наиболее вероятны два варианта: либо офирский премьер обпился, либо Херташт обожрался. Впрочем, обожраться мог и койзарский гуган. Но это без разницы. Время до вечера у нас точно есть. Сходим на Бэрви, купим ковёр, две шапки...

- На фига нам ковёр? Летит медленно, трясётся, в воздухе рыскает, высоту не держит... Да ещё и перевернуться норовит. Нет, для острых ощущений это, конечно, то, что надо. Но, как транспорт...

- Это ты про наш? Сравнила! Нам дали что? Чего не жалко. Да и студиозусов тренировать. А правильный ковёр он и высоту держит, и летает бесшумно. Недалеко, да, это правда. Но ведь нам далеко и не надо. Доберёмся до Буяна, а там до Обезьяньего миль пять-шесть, не больше.

- Ага, тогда давайте сделаем так: Вы на базар, а я пока пойду, с капитаном договорюсь.

- Где искать, знаешь?

- В "Бедной овечке", где ж ещё?

- Тогда я пойду с тобой. Девушке одной в такое заведение...

- А что там со мной может случиться? Не станут же они силой...

- Если узнает е... твой батя, он же меня тогда в тройной гномский узел...

- Но ведь мы же ему не скажем, правда? Рел, ну, пожалуйста! Не стану же я играть. Только с Козявой поговорю...

- Ладно, - вздохнул Реолар, - ты ж всё равно сделаешь по-своему. Только будь осторожна. если что, кричи. Скажи, кто ты и зачем здесь. Они...

- Рееел!!! - Рика с визгом кинулась эльфу на шею. - Ты у меня замечательный! Ну, я побежала!

Всех входящих Бэрви-дол встречал плакатом: "деш карташт!". Входящие посмеивались. Кое-кто даже хохотал. Хотя ничего смешного сия надпись не содержала. "Имейте совесть!", - вот что означала она. Власий, когда это узнал, тоже не удержался от ухмылки.

- Не зевать! - предупредил Горис. - Власе! Тебя касается. Кошель держи в руке.

Народу и впрямь было полно. Не протолкнуться. Настоящий рай для карманников. Здесь торговали всем, чем только можно и, конечно же, тем, чем нельзя: контрабандным оружием, приворотными и отворотными зельями, фальшивыми грамотами, рабынями...

Именно там, где торгуют прекрасными невольницами наши приключенцы и оказались в безуспешных поисках нужных артефактов. Невольница, впрочем, была всего одна. Довольно рослая с огненно-рыжими волосами и почему-то широкая в плечах, толщиной она явно превосходила Леду и Рику вместе взятых.

- Вот он! - шепнул Бодунов.

- Кто? - таким же шёпотом спросил Рабинович.

- Ковёр-самолёт, - сказал Рел, - и, похоже, в рабочем состоянии.

Действительно, невольница возлежала на ковре. Оперев о ладонь щеку и мечтательно глядя куда-то в даль. Шелка, оборки и кружева скрывали подробности фигуры. Работорговец, небритый, разбойничьего вида мужик, вовсю расхваливал свой товар:

- Даздра Пупция, младшая дочь гэлахского вождя Гвойла Мак-Арона! Готовит сто блюд, знает сто любовных поз! Весьма преуспела в искусстве соблазна! Тысяча монет! Тысяча золотых монет! Такова начальная цена. Кто больше?

- Надо брать.

- Знаю. Только ведь у нас нету столько. А, как цена возрастёт? Что тогда?

- Брать, - повторил Бодунов, - долбанём огненным шаром и в телепорт. А там ковёр нам. Девушка пусть идёт, куда хочет. Сейчас поближе подойдём... Когда я подниму руку, кидай шар и прыгай ко мне.

0

20

***

Таких пациентов у неё ещё не было. Нет, на первый взгляд, там всё просто: похоже на щупальца грязно-пурпурного цвета. Рукой пару раз проведи, и готово. А оказалось...

Нет, она, конечно, всё сделала как надо: "щупальца" убрала, каналы прокачала, ауру почистила. Сил на это ушло, однако, будто сама, в одиночку, руку кому выращивала или ногу. Да, пожалуй, не меньше.

Потери требовали восполнения. Прежде всего, конечно. хорошенько перекусить; благо, кухня рядом - чуть пройти по коридору и свернуть влево.

И тут пришлось убедиться, что шамаханцы, действительно, совсем не умеют готовить. Пироги напоминали мочало. По крайней мере, Леде так показалось. Хотя, конечно, на вкус мочало она не пробовала.

Впрочем, привередничать - занятие в высшей степени неподобающее. Леда кое-как прожевала пирожок и вышла на балкон - подышать воздухом, расслабиться...

- Она! - крикнул, вдруг, кто-то сверху и, в следующую секунду, с гондолы дирижабля прянули несколько человек. Леда была так изумлена происходящим, что не подумала даже крикнуть, позвать на помощь. Крепкие руки схватили её, зажали рот. Ещё одна рука бесцеремонно полезла под одежду.

- Точно она, - со смехом сказал он, - жирненькая! Ишь, разъелась! Хе-хе! Ещё и дрыгается!

Похитителей было двое. Ещё один управлял аппаратом и ещё один перекидывал из одного угла рта в другой незажжённую сигару. Он у них, по всей видимости, и был за главного. Парой зуботычин он призвал подчинённых к дисциплине и, сразу, пресёк все их идеи насчёт пленницы.

А таковые не замедлили ни возникнуть, ни оформиться, ни созреть. Едва дирижабль поднялся в небо, тот, что щупал, не переставая смеяться, предложил:

- А давайте её... А? Вон в тех кустиках?

- Правда, шеф, - поддержал второй, - девка справная.... Что ж мы, зря рисковали?

- Я вам дам кустики! - злобно зашипел шеф. - Я вам всё нахрен поотрываю! Скоты! Сказано же: целой и невредимой.

- Так что ей сделается? Мы ж аккуратненько! Штаны спустим, остальное на голову задерём и... Ну, почему нельзя? Да он и не узнает.

- Тебе в "овечке" баб мало? Капитан своё слово держит. Значит, и мы держать будем.

- Да что это за цаца такая, что её даже на шиш насадить нельзя? Она что, из высшего света? Так, вроде, непохожа.

- Не твоего ума дело. Напильник!

- Слушаю, шеф! Есть вест-тень-зюйд.

0


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Раздолбайские байки » Птица кенгуру