Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Действие

Сообщений 1 страница 20 из 79

1

Собственно сама игра

0

2

Кира сидела на обшарпанной, исписанной маркером, видавшей виды скамеечке в непопулярном у мамаш и собачников уголке небольшого парка и давилась пивом. Считая, что погода просто шептала - мелкий промозглый осенний дождик, пронизывающий, казалось, до костей ветер, распивать сейчас ледяное пиво в парке могли только очень преданные поклонники творчества небезызвестного барона Фон Мазоха.
Кира с творчеством барона была знакома поверхностно (в рамках расширения кругозора), но из парка уходить в ближайшее время не собиралась, если только за еще одной бутылкой, а потом еще.. Подхватить воспаление легких и благополучно сдохнуть. Самый лучший выход! Для всех... Она всхлипнула, приложилась к бутылке и заревела уже по-настоящему - горько, безнадежно.
С Олегом они расстались две недели назад, причем по ее вине. Не то чтобы она сильно любила его или привязалась. Кира сама не понимала тогда своих чувств. Просто решила, что это не то... Да, он был хорошим человеком, заботливым, внимательным - о таком парне можно было только мечтать. Так чего же ей не хватало?! Наверно мозгов, раз упустила такого человека. Причем расстались они абсолютно глупо. По смс. Кире не хватило сил даже посмотреть ему в глаза...
Сначала было как-то спокойно, много свободного времени, а потом что-то пошло не так. Ее ровный, привычный своим одиночеством мир рассыпался, как хрупкий карточный домик. Оказалось, что она привязалась к Олегу сильнее, чем думала. А попросить прощения, позорно, как побитая собака, поджав хвост, прибежать назад, не позволяла глупая гордость.
Он бы, конечно, ее простил, но... Но гордость мешала, проще было сидеть после института в этом укромном уголке парка, смотреть на падающие золотые листья, пить пиво и плакать. А на людях улыбаться. Не жаловаться же на свою тяжелую судьбу кому не попадя. Жалуются слабые, а Кира пыталась быть сильной. Вот только получалось плохо...

0

3

А я сидел на лавочке и попивал пивко,
А предки мои, предки гуляют далеко...

Хорошо-то как ночью в московском дворе.
Конечно, я мог бы сидеть и курить и дома на подоконнике. Родители уехали. Но как-то это не то...
Последнее время меня стало настолько доставать постоянное внимание родителей ко всем аспектам моей жизни, что наверное  лишний раз выбраться из квартиры - уже было просто потребностью.
Мало того, что они сделали из меня ботаника.
Мало того, что не дали заняться чем-нибудь приличным типа боевых искусств каких-нибудь или хотя бы акробатического рок-н-ролла.
Я ещё должен был ПОСТОЯННО сообщать о своем местонахождении и планах! Блиииин...
Нет, ну может папахен и хотел дочку, но Я-ТО ТУТ ПРИ ЧЁМ?!
Нет, ну они дождутся... Возьму вон и махну куда-нибудь в Питер, не предупреждая никого. Хвала Одину, у меня там знакомых как грязи. И по инету и по реалу. Всё-таки я журналист, пусть даже только что окончивший универ, или хрен собачий?

А вообще... хорошо тут.
Пахло влажной землей, осенними листьями и хорошим пивом... эх, мне бы ещё "Captain Black", но они дорогие, заразы... Ну, эстет я, эстет...
Когда я смотрю вот так, лунной ночью, сквозь листья на небо - кажется, что расступается пространство... и кругом уже не Москва... и некому здесь доставать меня любящей опекой... и никакой я не профессорский сынок, и пошли все на...

0

4

Я вспомнил, как недавно мы сидели на этой же скамейке с Никитой.
И рассуждали о фантастике. Потому что оба её любили читать и даже пытались что-то изредка писать под чужими именами на разных интернетовских серверах.
- Понимаешь, Адриан, - неторопливо вещал Никита, - (Адриан - это мой ник на большинстве форумов) - вот попадание современного героя куда-нибудь в Древнюю Русь или  ещё более древний Рим - страшно избитый сюжет. И всё равно будет повторяться. И всё равно это будут читать. Потому что... ну как ещё обозначить у своего героя систему ценностей? Как показать - на чем он сломается? или не сломается, что чаще, конечно,  хотя малореалистично...
Раньше писали про войну... Вот ты стал бы писать про войну?
- Про войну? - Я задумался. - А про какую?
- Вот видишь. - Кит вздохнул. Раньше бы этого вопроса ты не задал.
- Ну извини. (У Кита дедушка - фронтовик). Пожалуй, я бы действительно скорее написал про Столетнюю... или что-нибудь такое... всё   равно лучше  Константина Воробьева или того же Симонова я не напишу. Да и зачем?  Я что, её видел?
- В том-то и дело... Очень заманчиво отправить парня на помощь Багратиону , а ещё лучше - Святославу или Вещему Олегу. А главное - мы-то ведь уже всё знаем, мы такие умные! Кто есть ху и кто виноват. И не надо гадать, на чьей ты стороне... а то вдруг выгоднее было бы - не на нашей?
- Ну ты загнул, Кит.
- Нет, правда... Вот поэтому я бы пожалуй заслал своего героя всё-таки в малопонятный мир. Пускай хоть мозгами пошевелит - кто хороший, а кто плохой. И  не огребет ли он на полную катушку и от тех, и от других...

А потом мы говорили о параллельных мирах, вспоминая в основном теорию Отражений Роджера Желязны...
А почему я сейчас об этом вспомнил?
Потому что листья, отливающие серебром под лунным светом, под дымом моей сигареты словно плыли и меняли очертания... и то же самое происходило с деревьями, со всем вокруг...
Не знаю зачем, я протянул руку в середину дымного облачка и ухватил что-то невидимое, но тем не менее оно - легло в руку, как хорошо отполированная рукоятка любимого оружия. (Что это у меня вдруг за сравнения пошли?!) Ну что ж - раз дается, бери...
А в следующее мгновение всё тело окатило какой-то сверкающей, искристой болью... Ненадолго...

0

5

Кира аккуратно поставила пустую бутылку рядом со скамейкой и, чуть кренясь влево, быстро зашагала по дорожке к пруду. Сейчас в парке не было ни души - только мелкий моросящий дождь да пронизывающий осенний ветер. Золотые листья падали в лужи и сразу теряли свое очарование, становились серыми, грязными...
Она шла, не замечая, как с мокрых волос за воротник капает вода, не замечала она и то, что сапоги уже давно и основательно промокли. Кира вообще ничего сейчас не замечала -просто шла. Просто плакала.
А вот и пруд. Серое небо, серая вода, серый воздух. Серый мир и серая жизнь.
Кира села на корточки и коснулась ладонью грязноватой воды. Арманова ожидала, что руку обожжет холодом, однако пальцы ушли во что-то вязко-густое, словно кисель.
Первая мысль - что за .. тут плавает?!
Девушка быстро отдернула руку, вернее, попыталась отдернуть. Потому что в следующую секунду почувствовала нечто безумное - ладонь стремительно затягивало в этот самый кисель, хотя поверхность воды казалась абсолютно ровной, грязновато-прозрачной, вполне обычной.
Кира ойкнула и судорожно рванулась назад, но не удержала равновесие и с ужасом поняла, что заваливается вперед, прямо в воду, или что там плавает в этом чертовом пруду?!
Еще секунда, лица коснулся тот же вязкий кисель. "Экзоплазма", - всплыло в памяти странное определение.
Кира почувствовала, как неведомая сила утягивает ее куда-то вниз.
"Все. Это белочка", - последняя мысль перед тем, как сознание окончательно уплыло в неизвестные дали.

0

6

Боль отступила, наградив мгновенной слепотой и покалыванием в висках. Но когда зрение вернулось - всё вокруг стало иным.
Вместо уютного московского двора передо мной был берег реки.
Сумерки плыли над водой клочьями тумана, пронзенные стрелами тростника. Ивовые кусты шептались на ветру. Невдалеке высилась стена леса.
По воде пробегала мгновенная рябь, а в траве колыхылись чашечки цветов. Странные какие-то... Хоть я и не знаток, но видел же я полевые цветы!
А красиво-то как...
В поисках чего-то привычного я полез в карман за сигаретами, и вынул... трубку. Которую не курил никогда в жизни...
Легкая, изящная, цвета вишни - с маленькой чашечкой, расписанной рунами.
Всё любопытственнее и любопытственнее...
Протянув руку за пивом, стоявшим рядом со мной на скамеечке, я нащупал что-то вроде небольшой плоской фляги треугольной формы. Поверхность фляжечки была бархатисто-замшевой.
Ну что ж... Я отвинтил крышку и отхлебнул.
Это было вино. Тёмное, густое, немного вяжущее и необыкновенно вкусное!
Как, оказывается, приятно, когда у тебя съезжает шифер!
А скамейка - разумеется, ее тоже не было. Я сидел на каком-то пеньке, широком и ровном. И сам я тоже... всё стало другим.
Вскочив, я подошел к берегу.
Необыкновенная легкость во всём теле. Чёрт, у меня и одежда вся поменялась! А-бал-деть!
Вместо любимых растоптанных кроссовок - какие-то сапожки с острыми носами, на невысоких (слава Богу!) каблуках. Вместо джинсов - замшевые брюки, куртка такая же... Я крутанулся на каблуках, при этом что-то легонько ударило меня по боку. Это оказался довольно узкий клинок с ажурной гардой, спрятанный в кожаных ножнах и висящий на поясе...
Зашибись. Это мне нравилось всё больше. Ещё бы фехтовать научиться...
Ещё раз отхлебнув вина, я тихонько запел:

"Надо мною тишина,
Небо, полное огня,
Свет проходит сквозь меня -
И я свободен вновь..."

Это был НЕ МОЙ голос!

Вместо какого-то идиотского тенора а-ля Дима Билан (ненавижу этого придурка) над водой зазвучало что-то вполне себе мужское.
А свобода - она и правда была полной...

0

7

Я зашла в парк подальше и спустила с поводка собаку. Глашка – черная такса – торпедой рванула вперед, зарываясь в опавшую листву. О том, что она потеряется, можно было не беспокоиться – собака, сделав солидный круг по пересеченной местности, обычно проверяла на месте ли хозяйка и, убедившись, что я рядом, снова убегала.
Денек выдался на редкость ясный для середины октября, и я пожалела, что все друзья, будто назло, заняты – хорошо было бы хотя бы просто погулять вместе… впрочем, побыть одной тоже было неплохо, в последнее время нечасто выпадают такие минуты…
Только я увидела на сосне белку (удивительно, как Глашка еще не заметила ее и не спугнула своим лаем!), как сумочке зазвонил мобильник – мама опять заволновалась, куда пропала ее дочь. Как всегда… стоит забыть оставить записку, как тут же начинаются звонки…
  - Мам, я с Глашкой гуляю в парке. – ответила я. Можно было и самой догадаться… - Да, одна. Еще полчаса, наверное… пусть побегает. Угу… хорошо.
Ну вот, белка благополучно убежала… да и Глашки что-то тоже не видно…
  - Глаша! – крикнула я.
Собака высунулась из кучи листьев неподалеку и посмотрела на меня с немым укором, как могут только таксы: «Ну что тебе еще от меня надо? Не видишь что ли – у меня дела!» После такого можно было только устыдиться и сделать вид, будто тебя или вообще нет или притвориться, что это не ты ее отвлекла!
Я подобрала с земли несколько алых листьев и занялась абсолютно бесполезным занятием - плетением венка. Поначалу листья рассыпались, но спустя какое-то время дело заладилось, и я настолько увлеклась, что Глашкин лай стал полной неожиданностью. Я бросил недоплетенный венок на землю, и побежала к ней, ожидая выслушать очередную и совершенно справедливую лекцию от какого-нибудь возмущенного собачника… Глашка спокойно относилась к собакам своей комплекции, но крупные фигуры вводили ее в состояние полного безумия, и мне уже не раз приходилось извиняться перед хозяевами ротвейлеров и догов за свою питомицу. Хорошо хоть дело пока ограничивалось только взаимным облаиванием…
Собака обнаружилась неподалеку… к моему удивлению, ни одной живой души (кроме меня, разумеется) рядом не было. Я подошла ближе и увидела, что она захлебывается лаем у какой-то непонятной ямы… что она в ней почувствовала, было непонятно – в яме клубился не то туман, не то дым, в общем, изучать близко, что это такое, не хотелось.
  - Глашка, ну-ка, пошли отсюда… - пробормотала я, но она вдруг вскинула голову вверх и взвыла… да так протяжно и жутко, что у меня мурашки побежали по коже…
  - Тихо, глупая! – перепугавшись уже не на шутку воскликнула я, подхватывая ее на руки. Ох, и тяжелой же она мне показалась!...
Попытка попятиться, не отводя взгляда от тумана, оказалась неудачной – я запнулась о какую-то сухую ветку и, прямо с Глашкой на руках, ухнула в яму, не успев даже крикнуть «Мама!»…

0

8

Сознание вернулось почти мгновенно. Кира поняла, что стоит в прибрежных камышах и почему-то на четвереньках. Правда откуда в грязном московском пруду камыши, было непонятно. И еще непонятно было, почему вода в этом самом пруду куда-то течет. Кира тряхнула головой и попыталась встать. Не получилось - позвоночник словно заклинило, вес равномерно распределился на руки и ноги, и туловищу, казалось, незачем было предавать вертикальное положение. Девушка, так и оставшись на четвереньках, попыталась сделать шаг. Получилось! Никаких неудобств, словно она всю жизнь только и делала, что так ходила. Вот только какое-то странное чувство, словно позвоночник имеет продолжение... Кира осторожно обернулась. Хвост. Серо-серебристый волчий хвост. Кира зажмурилась и снова открыла глаза. Хвост никуда не исчез. "Я стою в луже на четвереньках. У меня вырос хвост. Я сошла с ума", - совершенно спокойно подумала Кира, заходя чуть подальше в воду, чтобы получше разглядеть свое отражение - может и рога выросли?! Из воды на нее взглянули янтарно-желтые глаза молодой серебристо-серой волчицы. "Я сошла с ума", - окончательно определилась Кира, выбираясь из зарослей камыша. Уменьшение роста, ходьба на четвереньках, как ни странно, неудобств не вызывали, хоть и было это все жутко непривычно. "А может, я просто сплю? Может, никакого пруда с киселем вместо воды, никакого хвоста и отражения не было? Может это все просто сон? Может моя нетрезвая тушка сейчас валяется на скамеечке в парке и зарабатывает воспаление легких?" - утешала себя Арманова. Она выбралась на берег и совершенно по-собачьи отряхнулась. Теперь предстояло решить - а что собственно делать дальше? Ждать добрых санитаров?
Вдруг Кира почуяла чей-то запах - похожий на человеческий. Странно, раньше она такой чуткостью не обладала. Вот где-то хрустнула ветка,  а всего в паре метров от нее копошится в густой траве маленькая мышка. "А что ты хочешь, ты же волк теперь", -услужливо напомнило сознание. Любопытство пересилило, и Кира, осторожно переступая, уткнув нос в землю, пошла на запах.

0

9

И никого кругом...
Правда, пока никого и не хотелось видеть. Надо было всё-таки сперва решить, как говорится, - куда я попал и что делать. Мне тут нравилось. Жаль, что всё-таки видно с крышей не всё ладно...
А, какая разница!
Неподалеку послышался тихий всплеск. О, это уже интересно... Кто же ещё обитает в моих уютных глюках?
Я пошел вдоль берега; земля как-то странно пружинила, как будто я вдруг стал намного легче - или сила притяжения поменялась? Прямо хоть танцуй...
У большого раскидистого дерева кто-то стоял.
Собака! У, как хорошо! Я ускорил шаги.
Какая интересная... Ростом с  хорошего сенбернара, она тем не менее обладала изящной поджарой статью настоящего волка. Узкая морда с огромными, сияющими желтыми глазами. А шерсть - серебристая, длинная... Она неподвижно стояла и смотрела на меня. Или он. Всё-таки больше ЭТО было похоже на волка.
Никогда ни одна собака меня не кусала. Может, поэтому я, как последний дурак, просто взял и погладил это необыкновенное существо по голове... не удержался...

0

10

Услышав шаги, Кира замерла, настороженно прижав уши к голове. Бежать она не собиралась -все-таки любопытно, кто это бродит в ее белогорячечном бреду. Едва ощутимый ветерок донес приятный запах лесных трав и терпкого вина. "Это мужчина", -почему-то определила Кира.
Точно. На полянку вышел высокий парень, одетый в темно-зеленую замшевую куртку, такого же материала брюки и сапожки с острыми чуть загнутыми носами. То, что незнакомец явно не человек, было заметно по необычной легкости и плавности его движений (трава от его шагов почти не приминалась!). О нечеловеческом происхождении говорили и сине-фиалковые огромные глаза, чуть вытянутые к вискам, и тонкие черты лица, и бледная, словно прозрачная кожа. Длинные, почти до лопаток иссиня-черные волосы светились каким-то внутренним светом.
Похоже парень был либо отчаянным смельчаком, либо полным идиотом - он спокойно подошел к Кире и мягко погладил ее.
"Во нахал! Куснуть тебя что ли?!" - азартно подумала Арманова, однако ограничилась осторожным обнюхиванием ладони незнакомца. Верно, тот самый запах - лесные травы, терпкое вино, хороший табак...

0

11

Одни говорят, что за секунду до смерти можно увидеть всю свою жизнь… другие с этим утверждением спорят и утверждают, что это невозможно… Не знаю, как там на самом деле, за секунду до смерти, но за то время, что моя тушка пикировала до дна ямы, я успела вспомнить формулу какого-то газа и подумать о том, что меня некому будет откачивать, если я им надышусь. Всё… Как оказалось, не такая уж и глубокая была яма и не долгим был полет. Хорошо еще, что Глашка успела вывернуться из рук до приземления - я упала лицом вниз, приложилась от души, а ее бы и вовсе покалечила, рухнув сверху.
Определив, что ничего не сломала, не вывихнула и даже не растянула, я, наконец, поднялась с земли. И вот тут то мне и стало плохо… во-первых, я обнаружила, что вместо привычных джинсов и курточки на мне надето какое-то совершенно невозможное, непривычное, балахонистое платье, достающее едва ли не до пят, правда не слишком-то красивое… обувь исчезла полностью, я стояла босиком, впрочем не испытывая от этого неудобств – земля была по летнему теплой… Поймав себя на этом открытии я огляделась по сторонам и мне стало еще хуже - вместо привычного осеннего пейзажа городского парка, с чахлыми деревьями и редкими кустиками, меня окружал полноценный нетронутый цивилизацией лес… Никакой ямы, в которой я должна была находиться, не было и в помине!
  - Мать моя женщина! – вырвалось у меня. – Куда я попала?!
Разумеется, мне никто не ответил.
Для сумасшествия окружающая картина была очень реальной… для реальности – невозможной… для шутки (если, конечно, представить себе  вариант, что кто-то подобрал мое бездыханное тело, переодел и привез куда-то в теплый край) – слишком сложной… Ой… а где моя собака?
  - Глаша! – крикнула я.
В ногу ткнулось что-то прохладное. Я обернулась и, заорав на весь лес, отпрыгнула в сторону, увидев огромную ящерицу… нет, не просто ящерицу - варана… нет, откуда у варана крылья?! Мутант?! Меня что, в Чернобыль забросили?! Ма-а-а-ама…
Ящерице-варано-мутант высунуло язык и поползло ко мне. Бедная моя Глаша… это чудовище наверняка ее сожрало, а теперь еще и за меня хочет взяться…
  - Не подходи! – топнула ногой я. – А ну, кышь отсюда!
Ящерица села и, озадачено посмотрев на меня, вдруг… гавкнула!
  - Глаша? – выдохнула я, окончательно разуверившись в реальности происходящего.
Ящерица завиляла хвостом, еще раз гавкнула и, подпрыгнув, забила в воздухе крыльями. Видимо от избытка чувств. Результатом ее действий стал свободный полет в полуметре от земли…
Я, наконец, справилась с собой и осмотрела ее внимательно. Нет, Глаша стала не ящерицей, как мне показалось в первое мгновение!.. Передо мной парил в воздухе самый настоящий, миниатюрный дракончик! Бронзово-золотой, с симпатичными рожками, короткими как у таксы лапками… безумно забавный!
Махом смекнув, что такое средство передвижение удобно во всех отношениях (она у меня вообще отличается редкой сообразительность! Об этом говорят хотя бы ее любимые команды, приводящие в смятение знакомых кинологов: «иди на диван», «иди на кресло» и «где у Глаши папа?»), Глашка взмыла вверх и принялась облизывать мне лицо. Отбиться от нее летающей было гораздо сложней, чем обычно! Хорошо хоть она немного уменьшилась в размере и стала примерно с кошку величиной, а то бы весело было отбиваться от десятикилограммовой «птички»!..
Когда у Глашки стих приступ любвиобильности, я опустила ее на землю и еще раз огляделась по сторонам.
  - Ну что, мой верный дракопес, попробуем узнать, куда мы попали?

0

12

Собака (или волк?) дружелюбно ткнулась мне в ладонь прохладным носом. Взаимопонимание с собаками у меня всегда было  лучше, чем с людьми. Только вот люди, слава богу,  об этом не догадывались.
- Как же тебя зовут... - задумчиво произнес я совершенно идиотскую фразу. Дурацкая журналистская привычка всему давать название...
- Меня зовут - Кира, - услышал я глубокий грудной голос. Красивый женский голос - как у Шер или Таниты Тикаран.
- Куда же это я попал?! - вырвалось у меня. В это время прошелестевший в вершинах ветерок задул прядь волос мне в глаза. У меня сроду не было таких длинных волос...

0

13

На центр города опускались сумерки.
Улицы, днем относительно малоподвижные, к вечеру стремительно оживали – люди возвращались с работы или учебы пешком, на автомобилях, автобусах, троллейбусах, молодежь отправлялась гулять и веселиться до поздней ночи. Неоновые вывески магазинов и кабаков играли в полумраке всеми цветами RGB-палитры. Ясный осенний вечер вступал в свои права.
Олег любил ходить вечером по центральным улицам мегаполиса – сам он жил на отдаленной окраине, в спокойном микрорайоне, напоминавшем сельскую местность – там были одни частные дома. Там было тихо, мирно и безлюдно, здесь же сновали толпы народу, машины проносились в нескольких метрах по дороге с приличной скоростью (пробок, странное дело, вечером на центральной магистрали практически не было). Эта непривычная суета манила Олега, как запретный плод. Погулять по большой центральной площади, посидеть на лавочке возле поющего фонтана, полюбоваться на светящиеся вывески – что может быть приятнее для человека, выросшего в гробовой тишине частного сектора? Может, это и глупо звучит…но Олег, тем не менее, не разделял точку зрения тех, кто предубежденно относится к городской жизни. Он, конечно, понимал людей, всю жизнь проживших здесь, в каменных джунглях, которые стремились к природе…ведь сам-то он, по сути, поступал точно так же, только наоборот…Поэтому и предпочитал гулять по городу нечасто, дабы это занятие ему не наскучило – Олег вообще отличался завидным непостоянством и редко увлекался чем-нибудь надолго…
Но сегодня он бродил среди шумных магистралей с другой целью…Хотя какое там – совершенно бесцельно, если говорить правду. А вот причина была. Банальная, как мир наш несуразный…
Многих ли упрекали в том, что они слишком хорошие люди? При этом вопросе, возможно, многие удивятся самой его постановке – мол, как могут положительные качества человека кому-то не нравиться? Сам Олег тоже думал, но в один прекрасный день (сегодня, то бишь) его просто убила фраза одной особы, в которую он был влюблен, как мальчишка: «Ты слишком хороший парень…мне такой не нужен». Мир стремительно перевернулся. Хотелось взвыть во весь голос от обиды, напиться в хлам, броситься под колеса…но Олег сдержал себя и вместо всех этих опрометчивых поступков бродил, точно зомби, без всякой цели. Времени он не считал – часов не наблюдают не только счастливые, но и отчаявшиеся…Однако же в какой-то момент он решил, что пора, судя по всему, домой. Не хотелось никого видеть из близких…начнуть ведь устраивать допрос: что с тобой, почему на тебе лица нет и тэ дэ, и тэ пэ…но ведь волноваться будут, если еще больше задержусь…
Впрочем, домой он решил не торопиться. Пять километров, подумал он, не такое большое расстояние, чтобы ехать на автобусе. Можно и пешком пройтись, благо, погода неплохая. Олег прошел мимо остановки и направился, по-прежнему глядя в землю и думая о грустном. За остановкой дорога проходила по мосту над железнодорожными путями. Он не любил ходить над пропастью – боязнь высоты преследовала его с детства. Но сегодня был не тот день, чтобы давать свободу действий всяким фобиям и чувствам опасности. По мосту он шел безо всяких подходящих к горлу комком страхов. И вот уже приблизился конец ограждения, свидетельствующий об окончании опасного участка пути…
Скрип колес заставил Олега приподнять голову. И тут же пришлось вернуться на землю. Прямо на него несся потерявший управление грузовик. Олег с ужасом наблюдал, как многотонная дура пересекает встречную полосу и летит в направлении тротуара. Времени на то, чтобы увернуться, может быть, и хватило…но страх пригвоздил Олега к месту. Разумом он понимал, что это – конец. Но сердце, повинуясь незримому мановению руки судьбы, распорядилось телом по-другому. Позже Олег долго пытался понять, почему, вместо того, чтобы броситься в сторону от грузовика, он в один миг перемахнул через невысокое ограждение моста и полетел вниз, прямо на сверкающие в вечерних огнях переплетающиеся между собой рельсы. То ли в нем все еще сидело бессмысленное желание покончить с собой, но до этого не хватало духу сделать лишь один шаг в сторону мостовой, по которой неслись туда-сюда многочисленные автомобили, а несущийся «КамАЗ» добавил неуместной для этого случая уверенности…то ли он, никогда не думая, прежде чем что-либо сделать, совершил очередную глупость, на сей раз роковую…то ли опять-таки, в дело решила вмешаться судьба…Как бы то ни было, только в продолжавшемся почему-то дольше ожидаемого полете с высоты около пятнадцати метров Олег понял, что он сделал. Но было поздно…Он уже мысленно простился с жизнью и с грустью подумал о том, как отреагируют родители, когда узнают о его гибели и приготовился к страшному удару, зажмурив глаза, как вдруг что-то ярко вспыхнуло, зашипело…и Олег почувствовал, как стукнулся всем телом обо что-то твердое. На железнодорожный путь это было мало похоже, хотя выступов, отбивших все места, хватало…
Изумившись тому, что остался жив, Олег открыл глаза. Никаких рельсов не было и в помине. Мост над головой тоже куда-то пропал. Но откуда-то появилась мощеная булыжниками дорога, необычного вида постройки и несколько собравшихся вокруг странно одетых людей, смотрящих на него с ужасом.
- Демон! – вскричал кто-то, тыча трясущимся пальцем в неудавшегося самоубийцу. Остальные подхватили: «Демон! Посланник Зла!»
Олег был настолько шокирован, что в ответ лишь машинально выпалил, даже не задумываясь о том, где он находится и как сюда попал:
- Э-э-э…а инквизиция с костром будет?!

0

14

- Как это - куда попал? Это я попала... - услышал я. Интонация была вполне человеческой, немного недовольной, но с примесью чувства юмора. - В какую-то вязкую лужу... А ты что, заблудился, что ли? Вот уж не думала, что эльф может заблудиться в лесу!
- Какой эльф? Я быстро оглянулся, но вокруг никого больше не было.
- Тот, что передо мной...  С ушами...
- А что такое, черт возьми, у меня с ушами?!
- Ты в зеркало давно смотрел?  Как в книгах... острые такие... Орландо Блум отдыхает...
Упоминание Блума меня добило. Я невольно ухватил себя за ухо. И действительно, оно торчало где-то совсем не там... вернее, ему вообще не полагалось торчать!
- Черт побери, - повторил я. В ответ на эти слова перед нами, на опушке, как-то странно заклубился туман, и вдруг из него соткалась полупрозрачная фигура невысокого мужика в черной одежде, с трубкой, в высоких сапогах... и с небольшими рогами.
- Ну что за эльфы пошли, - ворчливо проговорил мужик, выпуская из трубки на диво симметиричные кольца. - Сам, что ли, не справишься? А магия тебе на что дана? Чё меня-то зовешь?
- Да я, собственно... - только и мог произнести я. Всё-таки этого всего было многовато. - Вроде бы я тебя не звал. А ты кто? Чёрт, что ли?
- Ну не ангел же. Чёрт оценивающе оглядел меня. - Новенький, надо же! А как тебя зовут?
- Андрей, - самым глупым образом представился я.
- Андр-Эль? Понятненько...
- Послушай, - вмешалась волчица (я всё-таки допер, что это волчица) - а что мне делать? Я так и останусь тут с хвостом и клыками? Ну клыки, конечно, дело хорошее...
- Ну и народ. - Чёрт искренне забавлялся. - ты что, забыла? Перекувырнись назад, и примешь свой второй облик...
- Да я особенно назад-то...не умею...
- А ты попробуй, - захихикал он.

0

15

«Я точно сошел с ума», - подумал Олег, озираясь вокруг. На сон ситуация походила мало, на реальность – еще меньше. Мало того, что он оказался в какой-то непонятной местности, больше всего похожей на небольшой средневековый город, так еще и умудрился стать в глазах окружающих демоном. Невольно вспомнилась бессмертная фраза «А-а-а! Демоны! Живьем брать демонов!» из легендарной комедии. Только сейчас смешного было мало. Ладно, попробуем подыграть…как умеем. Если, конечно, поймут…
- Ну чего уставились? – хмуро спросил Олег, вставая. Тело побаливало, однако не настолько, чтобы нельзя было самому передвигаться. – Давайте, зовите инквизицию…или как у вас это называется…
Люди, количество которых стремительно увеличивалось, угрожающе принялись сжимать кольцо. По толпе пронесся ропот. Олег с удивлением отметил, что при своем росте в метр восемьдесят два он почти на голову выше самого высокого из людей, его окружающих.
- Не беспокойся, демон, - сказал кто-то из стоящих в первых рядах, недобро глядя на Олега. – Сейчас придет преподобный отец Иезекиль, да ниспошлет ему Творец долгих лет, и покарает тебя, исчадье зла!
Толпа одобрительно загудела.
- От исчадья слышу! – огрызнулся «демон». – Ну и с чего вы решили, что я демон? У меня есть рога?
- Нет, - сказал кто-то. И на том спасибо.
- Молчи! – тут же зашикали на него со всех сторон. – Не позволяй демону проникнуть в твой разум и подчинить его себе!
Олег с трудом удержал рвущийся наружу смех, услышав столь высокопарную фразу. Наверное, это веселье было все-таки симптомом помешательства. Если так, то сжигание на костре, может быть даже и не самый худший выход из положения. Не исключено, что лучше умереть, чем стать безумцем. Но прежде стоит познакомиться поближе с этими милыми во всех отношениях людьми…и хотя бы попытаться доказать, что ты не верблюд, авось что-нибудь да получится.
- Хорошо, рогов у меня нет. С этим более-менее понятно. – Олег призадумался, вспоминая еще какие-нибудь демонические признаки. – Вот мои руки. Все ли пальцы на них? Есть ли на пальцах когти?
Народ угрюмо молчал, поскольку другого ответа, кроме как «нет», не было. Ободренный успехом, Олег продолжал:
- Я даже могу снять ботинки, чтобы вы увидели, есть ли у меня копы…та. - Олег заткнулся на полуслове, только сейчас посмотрев на свою обувь и заодно одежду. Вместо ботинок он был обут в удобные мокасины, которые носили лет четыреста назад, если не больше. Точно так же вместо джинсов на нем оказались просторные шерстяные штаны, не стесняющие движений, подобно тем, что носили почти все смотрящие на него мужчины. Вся остальная одежда на нем тоже поменялась. Добавились зачем-то меч в ножнах на поясе, кинжал на бедре и болеадорас с тремя шипастыми шарами.
«Ничего себе шуточки», - подумал Олег, пытаясь понять, что же все-таки произошло, но его мысли прервал чей-то выкрик:
- Отец Иезекиль идет!
Толпа расступилась, пропуская поближе к юноше представителя, судя по всему, местной церкви. При виде священнослужителя, больше всего напоминающего одетого в рясу и вооруженного вместо боевого топора святым символом фэнтезийного дварфа, Олега вторично разобрал смех. Особенно колоритно он контрастировал со своими тремя здоровенными (по местным меркам) спутниками – не то монахами, не то профосами. Ростом почти не уступающие Олегу, широкоплечие, с могучими руками, они представляли собой грозную силу. Несомненно, под одеждой они прятали толстые дубинки.
- Что здесь происходит, дети мои? – чересчур громко поинтересовался святой отец, сурово посмотрев на столпившихся людей. Какая-то женщина неуверенно махнула в сторону со словами «демон взялся ниоткуда».
Глянув на Олега, священник скорчил злобную гримасу и, направив на него святой символ, воскликнул низким голосом:
- Изыди, нечисть!
Разумеется, ничего не произошло. Олег только усмехнулся, увидев, как лицо святоши исказилось от гнева. Толпа удивленно загудела.
- Заклинаю тебя именем Творца!
Бесполезно. Казалось, еще немного – и отец Иезекиль затопает ногами от ярости. Но он не позволил себе уронить достоинство перед паствой и лишь коротко буркнул своим громилам:
- Взять его и доставить в острог. Там разберемся.
Троица угрожающе двинулась к Олегу. Народ еще раз загудел – теперь, само собой, радостно.

Отредактировано IceFalcon (2007-11-11 00:11:54)

0

16

- Ну спасибо, добрый человек, - отозвалась Кира ворчливо, неуверенно переступая с лапы на лапу, - ой, вернее черт! - волчица тряхнула головой, - и как же ты себе представляешь мое кувыркание назад через голову?! У волков позвоночник для этого не приспособлен - максимум вперед может!
- Слушай, девочка, не умничай! - устало почесал рог черт, - ты не волк, ты оборотень, у тебя кости более гибкие.
- Угу, а если я просто НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ, как это делается?! - Кира раздраженно вильнула хвостом.
- Ну девицы пошли... - мужчина притворно-трагически закатил глаза, - ты что, первый раз что ли перекинулась?! Или с перепою?
- Не с перепою я! - огрызнулась Кира, - я вообще человеком была! Потом в какую-то липкую лужу грохнулсь, а очнулась уже волчицей вон там, на берегу реки.
- А... -понятливо кивнул Черт, - перешла значит? Тогда все ясно. Значит так, присядь на задние лапы, да не полностью, а чуть-чуть, чтоб пятки земли не касались. Так, хорошо. Теперь голову наклони вниз, так, как можно ниже, а то шею вывернешь. Еще ниже! Вот. А теперь хвост под себя, толкайся передними лапами как можно сильнее, а задние лапы одновременно к животу поджимай.
- Ага, так сразу понятно стало, блин, - скептически отозвалась волчица, балансируя на задних лапах, - тебе бы в младших классах учителем работать! Значит так, если я не вернусь, считайте меня коммунистом, - она смешно зажмурилась и с силой отталкнулась от земли передними лапами, клонясь назад.
Что произошло, Кира не поняла. Голова закружилась, в глазах мелькнули разноцветные круги. в следующую секунду, она поняла, что лежит на спине. Девушка осторожно открыла глаза. Красновато-янтарное закатное небо, подернутое легкими пушистыми обалаками -  как в конце июля.
- Слушай, красавица, ты хоть прикройся чем-нибудь и можешь дальше лежать, - услыша она ехидный голосок черта.
- Чего? - возмутилась Кира, рывком садясь, - ой, ё!! - осознав, что она абсолютно голая, девушка судорожно сжалась в комочек.

0

17

Глашка забила хвостом по земле и прыгнула в какие-то кусты растущие поблизости. Через несколько секунд драконица вернулась ко мне, таща за собой то, во что превратилась моя сумочка (после изменений в своем внешнем виде и Глашкином, превращения моей сумки в мешок из холстины уже не удивляло).
  - А дома ты даже тапочки не приносила! – заметила я, почесывая Глашку за рожками. Довольная драконица хотела привычно бухнуться на бочек, чтоб ей погладили животик, но помешали крылья. На морде отразились все ее мысли о несправедливости судьбы – как же, лишили одного из удовольствий!..
Я тем временем изучала содержимое мешка. Куча маленьких склянок с непонятным содержимым… понятия не имею, что же из того, что у меня было, могло в них превратиться! Если только лекарства… Я вынула пробку из одного из пузырьков и понюхала содержимое. Откуда-то пришла полная уверенность, что несколько капель этой жидкости, способны снять головную боль…
Однако, это интересно, куда же я попала и что со мной происходит?!
Драконица вдруг сорвалась с места и, переходя с рыси на свободное парение, унеслась куда-то в сторону.
  - Глаша! – вскочила я. – Ты куда? Иди ко мне! Фу! Фу! – закричала я, услышав громкий лай. Черт знает, что она увидела на этот раз!..
Я забросила склянки в сумку и побежала за ней.
  - Ну чего? Чего рычишь? – услышала я ворчание, за какими-то зарослями. Нет, все-таки, в парке посадки культурней!.. Там хоть не рискуешь переломать ноги!
  - Ну, чего рычишь, дурная твоя башка? - ворчала на Глашку какая-то старушка, с вязанкой хвороста за спиной. Глашка к этому времени перешла с рычания, на обнюхивание ее ног.
  - Не бойтесь, Глашка не кусается! – поспешила успокоить ее я. Вряд ли она поверит, конечно, но…
  - Глашка… - повторила старушка. – Надо ж такое имя животине дать!.. А чего я должна ее бояться? – посмотрела она на меня исподлобья. – Я из ума не выжила, чтоб от вирмлинга шарахаться.
  - От кого? – озадачено переспросила я. – Извините… Я… Глаша, фу! Не приставай к человеку! Я… ну… Вы только не думайте, что я сумасшедшая! Это странно звучит, но я не знаю, как я здесь оказалась…
  - А, вот оно что… - пробормотала она, сбрасывая свою вязанку на землю и распрямляясь… Да, пожалуй я погорячилась, назвав ее старушкой… или… Не поняла… она что, прямо на глазах молодеет?! – Да, не ожидала я, что придется кому-то объяснять, что к чему… Да ты не волнуйся так… - вздохнула она. – Не ты первая, не ты последняя!..

0

18

Я немного растерянно воззрился на волчицу, вернее, уже девушку.
Ух ты, какое могло бы получиться эротическое фото!  "Плейбою" и не снилось.
Взгляд мой с удовольствием шарил по наиболее интересным местам этого фотоснимка. Причем любопытно, что даже на самом интересном месте волосы были какого-то волчьего окраса. Серебристые. И роскошная пепельная грива рассыпалась по плечам.
Девушка сжалась в комочек,  прижав коленки к груди. Чем лишила меня половины удовольствия. По-моему, ее трясло - только непонятно, от холода или от оборота.
Я снял куртку и набросил ей на плечи.
Под курткой на мне оказалась в меру вычурная светлозеленая рубашка с кружевными манжетами. Да уж, самое то для прогулки по глухому лесу!
Не успел я додумать мысль о полном несоответствии своей внешности окружающей действительности, как черт изрек:
- И что дальше? Она, по-твоему, так дальше и пойдет - в одной куртке?
Ну я-то в принципе не против...
Но у черта на этот счет было другое мнение.
- Давай, трудись, - произнес он голосом, поразительно напоминающим интонацией нашего замдекана по учебной работе. - Одень ее. Что - и этого не умеешь?!
- Не умею. ("Было бы во что одевать - одел бы! А лучше всё-таки раздевать...")
- Учить тебя... Ну ладно. Представь себе ее одежду. В деталях. Цвет, форма, из чего сделана. Сделай ладони вот так...
Я послушно сложил руки на манер молящегося и только хотел закрыть глаза для лучшего полета воображения, как черт воскликнул:
- Ты что делаешь?! Ураган устроить хочешь?! Тебя что, не учили в школе, что ничего из ничего НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ?!
Он тяжело вздохнул - прямо как наш физик в школе, пытающийся объяснить классу, что же всё-таки такое электрический ток... (Я, правда, так и не понял).
- Приготовь что-нибудь. Достаточно большое, чтобы по объему хватило... Камней тут нет... ну хоть травы или веток. Собери в кучку. Возьми в руки. И тогда уже представляй себе ее одежду...
Как ни странно, я сразу ему поверил. Преобразование травы в одежду, при всей своей абсурдности, всё же больше отвечало моим логическим представлениям, чем сотворение одежды "из ничего".
Травы, конечно, я нарвал, но она здесь была  хилая, и судя по всему, нужно было ещё что-то. Я отломил с дерева несколько веточек - и вдруг мне стало неудержимо стыдно за то, что делаю больно ни в чем не повинному дереву...
Сам на себя удивляясь, я провел рукой по тому месту, откуда до этого отломил ветку, - словно утешая и прося прощения.
Под моими пальцами содранная кора за несколько мгновений заросла. А затем, словно этого было мало, из ветки проклюнулась почка, из которой показался листик...
- Ох уж эти эльфы, - насмешливо проговорил черт, наблюдая за мной.
Почему-то я уже не удивился. Нечем мне было удивляться.
Нарвав ещё травы и мха, я присел на корточки рядом с девушкой, сгреб в кучку свой гербарий и сосредоточился.
Вначале на Кире появился черный кружевной лифчик. Потом такие же трусики-бикини.
После чего я задумался, видно, не о том, результатом чего послужила черная туфелька со стразами на высокой шпильке и чулки в сеточку. Пришлось зажмуриться и  вспомнить, где я, собственно, нахожусь. Тогда дело пошло на лад. Кира оделась в мягкие хлопковые носочки, что-то вроде мокасин на толстой подошве, ну и главное - в брючный костюм темно-вишневого цвета, под которым я мстительно представил себе белую блузку с воротником из ручных кружев. Не мне же одному тут выпендриваться.
Между моими ладонями клубился какой-то искристый туман, куда бесследно уходила трава и прочий мусор...
Когда всё закончилось, у меня было такое ощущение, что я лично разгрузил целую фуру мешков с картошкой... Перед глазами плыло, в горле пересохло, а бледен я был, наверно, как классический вампир в старых фильмах...
Блин, ну вот вам и магия... на фиг, на фиг... Руки немного дрожали. Но я всё-таки достал свою фляжечку и сделал глоток, прежде чем сообразил, что, наверное, Кире это нужно не меньше, чем мне.
И протянул фляжку ей.

0

19

- Спасибо, - благодарно кивнула Кира и сделала пару осторожных глотков.  Вино оказалось необычно приятным на вкус - кисловато-пряным, чуть вяжущим; оно почти неуловимо пахло лесными ягодами, какими-то цитрусовыми и травами. От гортани к желудку и от него по всему телу медленно разлилось бодрящее тепло. Сразу ушла ноющая боль в виске, перестал бить нервный озноб. Кира протянула парню фляжку и снова, уже внимательнее, пригляделась к нему.
Как все-таки он красив!  Но красота не навязчивая, не человеческая - не бугрящиеся мускулы, не сияющая голливудская улыбка, не волевой подбородок - это была легкая, какая-то воздушная невесомая красота. Нездешняя, говорят в таких случаях. Эльфийская?... Эти огромные, необыкновенные глаза...
И тем не менее ничего женственного в нем не было...
"Да ну.. если брать толкиеновских эльфов, они точно себя так не ведут", - убеждала себя девушка. Вспомнив процесс одевания, а именно заинтересованно-изучающе-восхищенный взгляд парня, скользнувший по ее фигуре, Кира чуть смутилась, однако признавала - внимание и элементарное проявление воспитанности (куртку бедному оборотню пожертвовал, потом одежду сотворил) с его стороны было чертовски приятно.
- Еще раз спасибо за то, что помог с одеждой, - Кира встала с земли и осмотрела свой новый наряд. А что? вполне себе ничего - эстетично, надежно, практично.
- Извини, пожалуйста, может вопрос звучит не вполне тактично, но... Ты ведь не человек, так?  - поинтересовалась она.

0

20

До чего же славно одной в лесу! Лола счастливо жмурилась на солнышке, взбираясь на холм, покрытый ягелем. Девушка тащила в руках увесистую корзинку, уже почти заполненную спелой брусникой, поглаживая стволы стройных сосен свободной рукой. Ранняя осень под Питером мягкая, еще совсем по-летнему пригревало. Лес стоял нарядный и праздничный, пахло хвоей. Лола вышла собирать ягоды рано утром, благо этот день был воскресным, а вечером она с родителями собиралась вернуться с дачи в душный и вечно спешащий город. На юном личике, читалась умиротворенность, легкая улыбка скользила по губам, ничто не тяготило дух – все хлопоты и проблемы Лола Рылеева отбросила до утра понедельника. Как и ее великий родственник, декабрист Кондратий Рылеев, Лола была мечтателем, но судьба двоюродного «пра-пра» была уже столько рассказана-пересказана дедом, что совсем не волновала ум. Больше всего она любила представлять себя в образе героини какой-нибудь книжки, а если не было подходящей героини, то Лола мысленно вплетала в кружево повествования себя, совершала подвиги, убегала от погонь и, конечно, влюблялась без памяти. Отец ворчал, глядя, как полки пополняются очередным томиком фентези. «Уже, вроде, не маленькая, а все сказки читаешь!» - досадовал он. Но это бурчание проносилось мимо заглушенных мечтаниями ушей.
Когда перед глазами девушки открылась идиллическая полянка, укрытая мягким мхом и хвоей, окруженная молоденькими соснами, логичным решением было расстелить ветровку, захваченную с собой на случай перемены погоды, и растянуться на лесной земле. Лола блаженно вздохнула, голова легонько кружилась, небо было высоко, а легкий ветерок шуршал в ветвях… шуршал, убаюкивая, нашептывая…

* * *

Не знаю, сколько я проспала, но чувствовала себя отлично, когда открыла глаза. Тело переполняла легкость. Голубое небо без единого облачка взирало сверху, пронизывая покоем. От земли исходило тепло, и было так уютно, как будто я лежала в собственной кровати на любимом матрасике. Я протянула руку небу и удивленно отметила, что куда-то пропала моя старая дачная толстовка. То есть я в нее была одета, когда ложилась отдохнуть, а теперь моя рука была обнажена. И вообще, она как-то истончилась, пальцы вытянулись. Я рывком села, ошарашено оглядывая себя. Истончению подверглась не только рука, но и вся моя фигура! Только в талии ушло сантиметров 20, как минимум... Босые ножки высовывались из-под длинного платья, ну хоть они остались без изменения. Больше всего, во всем теле, я любила свои маленькие ступни, как бы глупо это ни звучало. И то, на что я сейчас смотрела – было точно мое! Вот только щиколотка уменьшилась, чуть ли не в половину.
Когда я чего-то не понимаю, то всегда в раздумье чешу голову – привычка такая. Так вот я решила ее почесать, и рука погрузилась в шелк. На голове теперь вместо лохматого беспорядка, жалко висящего до плеч, было целое богатство. Крупные каштановые локоны, небрежно ниспадающие до пояса, укрывали всю спину, как плащ, а на висках были заплетены две косы.
Мозг отказывался усваивать произошедшее. Оглядевшись, я убедилась, что ни ветровки, ни корзинки с брусникой рядом нет. Дальнейшее наблюдение показало, что вокруг лес явно не питерский. Да и вообще, не северный!
Из раздумий меня вырвал шепот, слышный настолько явно, как будто это было сказано прямо на ухо:
- Смотри! Тихо! Вон… левее, видишь?
- Лотор меня раздери, дриада!
- У тебя была когда-нибудь дриада, дроу? – вмешался третий голос, опять же шепотом. Ух, как он мне не понравился!
Я заозиралась. Вот блин, похоже, схожу с ума. Уже и голоса мерещатся…
«Дриада? Дроу???» – стукнуло внезапно в голову. – «Кто-то в ролевку играет в лесу что ли?» Тот факт, что я оказалась явно в другом месте и даже в другом теле, был пока опущен за ненадобностью. Далее зажглась гениальная мысль, что осматриваться все же лучше стоя. В груди колотилось предчувствие беды. Как только я поднялась, из-за спины раздался рев:
- Уйдет же сейчас, держи!
Вот в такие моменты тело все делает само, и я ему была благодарна за это! Сейчас было не важно, за мной ли бегут, чего они хотят, я просто летела, как стрела. Долго это продолжаться, естественно, не могло. Городская девчонка бежит босиком по лесу – и сказать-то смешно. С непривычки, конечно, зацепилась длинным подолом за какую-то корягу и упала под куст. Весьма удачно, надо сказать, потому что даже не поцарапалась. Ветви куста расступились под моей тушкой и сомкнулись уже над головой. «Вот и все, отбегалась.» – подумалось мне… Ну, даже не настолько литературно подумалось. Просто страшно стало очень! Так сильно, что я даже не могла пошевелиться и просто ждала своей участи, вжавшись в землю, прислушиваясь к приближающемуся топоту. Наверняка они видели, как и куда я упала.
- Ты ее видишь? Только что ведь была тут!
- Демон тебя раздери, Кривой, что меня дернуло с тобой побегать?
Я озадаченно выглянула через листья своего спасителя-кустика. Два человека уже не бежали, а ругались, стоя в каких-то паре метров от меня. Одеты они были странно, как будто сошли с картинки про средневековье. И даже мечи на поясе присутствовали. Неслышно подошел третий… вот только не человек это был! Темная кожа, белоснежные волосы и уши! Заостренные, с кучей серебряных сережек уши!
- Выпить море, поймать дриаду в лесу – поговорка есть такая у вас, людей, – певуче произнес он, ухмыльнулся и посмотрел, как показалось, прямо мне в глаза.
- Лотора тебе в задницу, дроу! – ощерился тот, кого называли Кривым. – Пошли, Варг, нечего нам с нелюдями по лесу шляться, а то парни подумают чего лишнего.
Дроу пропустил это замечание, как будто не услышал. Когда шаги людей удалились, он сказал, не глядя уже на меня, распластанную под кустом:
- Ну.
- Образец вежливости! - вырвалось у меня сердито, пока я выпутывалась из ветвей и собственного платья. Потом была продолжительная борьба с новой прической, вцепившейся в куст, казалось, каждым волоском. Когда я победила, то облегченно вздохнула и, наконец, посмотрела на этого… ну дроу, что уж теперь душой кривить, дроу.
- Спасибо сказать не хочешь?
- Спасибо, дяденька-дроу. – процедила я, глядя исподлобья.
- Как тебя зовут? -  сверкнул он глазами.
- Лола Рылеева!
- Лорелея… что ж. К востоку от тебя идет большой отряд наемников, лучше не попадайся нам на пути, второй раз тебе так уже не повезет. Это я тебе сам обещаю. – Дроу слегка склонил голову и, развернувшись, бесшумно исчез среди деревьев.
А я осталась с колотящимся сердцем, в полной растерянности. Где я? Кто я? И что, у меня теперь почему-то появился личный враг?

0