Хостинг картинок yapx.ruХостинг картинок yapx.ruХостинг картинок yapx.ru

Таверна на перекрестке

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Рассказы

Сообщений 41 страница 60 из 124

41

Lake, ага, такой добрый и светлый!

0

42

Если бы дракон был еврей

— Выходи, гадина – кричал благородный рыцарь вглубь пещеры во всю мощь молодецких легких. – Выходи, скотина, на честный бой.
— Что вы орёте как скаженый, вы знаете какая здесь акустика? Я таки плохо слышу в свои годы, но ещё не совсем глухой, так не надо убыстрять процесс, - недовольно отозвалась темнота.

Пещера разродилась крупным драконом.
– Вы таки по делу или как обычно?

— Я пришел тебя убить, – решительно заявил рыцарь.
— А–то я не догадался, – саркастично отметил дракон. – Ещё один шлимазл думает что он бессмертный...

— Ты порождение мрака, исчадие ада…
— Так вот только не надо озвучивать эти антисемитские ноты. Ты пришел убить меня за то, что я не похож на тебя. Учтите молодой человек, что с такими взглядами вас не примут ни в одно приличное общество.

— Я пришел покарать тебя за ужасные злодеяния, за сожженную деревню….

— Это случилось всего один раз двести лет назад и то случайно,у меня был насморк.
Я с тех пор и на глаза–то вам не показываюсь, но вы помните. Я, между прочим, редкий, вымирающий вид, меня нужно беречь и кормить трёхразовым питанием, желательно деликатесами.

— Да уж не глупее тебя, — огрызнулся рыцарь
— Нет, ну конечно, вы правы. Я сам таки боюсь на себя посмотреть.
Я гигантское, извергающее пламя чудовище с жуткими когтями и зубами, которые постоянно ноют.Молодой человек что вы с под меня хочите?

Я бросаю тебе вызов!
Азохен вей ещё один малохольный, который который наслушался агитацией, или вы пьяны?
— Немного.
— Я так и думал. Ладно. Раз уж ты так хочешь погибнуть в такой чудесный день, то давай биться. Молодой человек, а у вас есть страховой полис?

Рыцарь замялся в нерешительности.
— Нету...

Я так и думал, а что если вы на минуточку умрёте? Кто за вас будет кормить семью?
Могу посоветовать вам за небольшую плату оформить у меня полис.

— Передумал уже? Милейший, у меня вообще дел–то полно, Не хочете, так и не будем. Сегодня умирать не обязательно.

Рыцарь задумался на пару мгновений.

— Но, но меня же готовили. Каждый день меня учили владеть мечом и ненавидеть тебя. Все эти годы я жил лишь ради нашей встречи.

— А почему вы так уверены, что вас готовили к победе? Сколько ваш отец уже на троне, лет пятьдесят?
— Около того.
— И вы у него какой по счету сын?
— Одиннадцатый.
— А что случилось с предыдущими десятью?
— Ты их убил.
Ну... улавливаете ход моих мыслей?
— Итак, король отправляет своих сыновей по очереди на безнадежную битву, едва они достигают совершеннолетия. Как ты думаешь, почему он так делает?
— Потому что ты монстр, проклятое создание…
— Хватит плеваться пропагандистскими штампами. Подумайте своей головой а не тухесом. Твоей отец – одержимый властью маньяк, а ты — адиот, фактом своего существования его власти угрожающий.

— Ты хочешь сказать… Да нет. Этого не может быть. Ты лживое животное.

Шоб да так нет.
Вы, молодой человек, не видите картину маслом:
мною можно запугивать крестьян, оправдывать милитаризм, инфляцию и неудачи в экономике. И я отлично справляюсь с устранением претендентов на трон. Поверь, твой папа таки ценит меня гораздо больше, чем тебя. Именно поэтому на Новый Год, Пасху и День Труда он присылает мне сто быков, сто баранов, бочку вина и двух девственниц. Ах, какие это женщины...цимес мит компот..
Правда, я не понимаю, зачем он шлет мне баб? Что, по мнению старого извращенца, я с ними делаю, учитывая, что человечиной я не питаюсь и ему это прекрасно известно?
— И что же ты с ними делаешь? – ужаснулся рыцарь.

— Что, что. Селю таки в соседней долине. У них там что–то вроде феминистского колхоза. Растят репу и коноплю.
— И как же теперь быть? Обратно мне никак нельзя.
— Вам, рыцарь, нужно эмигрировать. Так поступили мои родственники, один я шлимазл решил, что это моя родина.
— Но куда? Языками я не владею и умею только быть героем.
— Хммм. А ступайте в долину к феминисткам. Им там точно мужские руки не помешают.
— А они меня не выгонят?
— Молодой человек, что вы так нервничаете, там где много женщин, всегда найдется место для такого агройсе рыцарь, как вы. Я гарантирую, все у вас будет нормально.

— Уговорил. Показывай путь.

— Давай только по рогу вина на дорожку, а то ещё потом скажут за меня, что я не великодушен.
— Слушай, дракон, а ты, оказывается, отличный мужик!

@Алон Кейсар

0

43

И еще одно неожиданное и мудрое прочтение сказки...

Какая-то странная сказка, — думала Красная Шапочка, задумчиво жуя пирожки, которыми угощал ее Волк.

— Ты меня специально откармливаешь, чтобы потом съесть?
— Да что там с тебя съешь? — грустно вздохнул Волк. — Я просто хочу научить тебя ПРИНИМАТЬ… а ты все отдавать, отдавать…Ты вот не слушаешь, что я тебе говорю, споришь со мной, упрямишься… А ведь женщина даже физиологически так устроена, что бы ПРИНИМАТЬ …
Говорил Волк, засыпая в рот Красной Шапочке целую горсть спелых душистых лесных ягод.

Красной Шапочке очень хотелось возразить.

Сказать, что ничего ей не надо ни от кого. Ну и вообще… Но рот был забит ягодами и возразить не получалось.
— У тебя слишком большое Сердце, Красная Шапочка. И ты все время стремишься из него кому-то что-то отдать. А ты просто ложись в эту мягкую траву и принимай в Сердце все, что придет. Птицу, парящую в небе. Кузнечика, который проживает свое лето. И лето, которое проживает кузнечика…
— И даже тебя? — сонно пробормотала Красная Шапочка, засыпая в мягкой траве.
— И особенно меня. — согласился Волк, подкладывая ей под голову свой пушистый хвост.

Утром, высадив Красную Шапочку у самого бабушкиного крыльца, Волк все еще пытался незаметно подкинуть в шапочкину корзинку ягод и орехов.
Красная Шапочка по привычке упрямилась и отказывалась, Волк только качал головой…

Бабушка, стояла на крыльце, за спиной у Шапочки, и глядя вслед удаляющемуся Волку произнесла:
«Ни одно существо тебе не враг, ни одно существо тебе не друг, но каждое существо тебе великий Учитель»…

Алсу Белоглазова

https://img1.liveinternet.ru/images/attach/d/2/148/136/148136135_0_1.jpg

0

44

Бабушка, прям таки буддистка!
Философическая женшчина, однако!

0

45

раздол-бай, ага))) Мне ужасно понравилось.

0

46

Ага. И дракон тож.
Ёврэй, он таки везде ёврэй!

0

47

Этот рассказ не представляет особой литературной ценности, наверное. Да это вроде бы и не рассказ как таковой. По-моему, это просто из жизни. Но меня тронуло...

Когда мне исполнилось десять лет, наш родственник подарил мне фотоаппарат, простую Смену. И пообещал научить меня фотографировать и печатать снимки. Для этого я стал ходить к нему домой каждое воскресенье.

После очередного занятия, я стоял на остановке и ждал автобус. Мороз был сильным, дул ветер, и в своём лёгком пальто я быстро замёрз. Не спасал даже тёплый свитер. Два автобуса прошли набитые битком, и я начал лязгать зубами. Рядом с остановкой был продуктовый магазин, и я зашёл в него погреться.

В тепле мне стало хорошо, а от запахов еды захотелось есть. Я подошёл к витрине и стал рассматривать лежавшие за стеклом пирожные. Денег на их покупку у меня не было, оставалось только мечтать. Картошку лучше с горячим чаем, можно и корзинку. Или пряник с горячим молоком. Неожиданно я услышал женский голос:

- Мальчик, угощайся, помяни моего Павлушу, - сказала незнакомая женщина, и протянул мне кулёк с пряниками.

- А кто такой Павлуша? – спросил я и взял пряник.

- Мой сынок, ему сегодня година.

- А что такое година? – спросил я.

- Годовщина со дня смерти. А ты почему так легко оделся? Почему не в зимнем?

- В зимнее пальто я не влезаю, растолстел.

- А в магазин ты зачем пришёл?

- Погреться, замёрз на остановке.

- Пойдём ко мне, погреешься, я рядом живу.

На кухне я осмелел и попросил горячего молока. Наевшись и согревшись, я заторопился домой. Тётя Нина попросила меня подождать и вышла из кухни. Вернулась она, держа в руках пальто.

- Вот, примерь, это пальто Павлуши. Он у меня был таким же крупным.

- Но оно же не моё, - растерялся я.

- Если подойдёт – будет твоим. Оно зимнее. Павлуша будет рад, когда увидит, что его пальто будешь носить ты.

- А как он увидит?

- Увидит, он всё видит. Примерь.

Я надел пальто.

- Немножко большое, - сказал я.

- На вырост. Носи! А своё пальто, которое мало, подари кому – нибудь.

- А что я маме скажу?

- Я дам тебе номер моего телефона, пусть мне позвонит. Я всё объясню.

Домой я вернулся в новом пальто. Мама ахнула. Я отдал ей старое пальто и номер телефона. На следующие выходные мы поехали в гости к тёте Нине, с пирогом и цветами. Мы долго слушали рассказы про Павлушу и рассматривали фотографии.

После этой истории я изменил своё отношение к ненужным мне вещам. Я провёл ревизию своих игрушек и без сожаления раздал ненужные. Когда стал самостоятельным, я никогда не выбрасывал в мусорку ненужные мне вещи в хорошем состоянии. Я их выкладывал на скамейку около подъезда с запиской «Подарок»…

0

48

Лёна,
знаешь, что меня в этом нехитром рассказе удивило?
Что темой стал не Павлуша, а старое пальто (старые вещи).
Ну, смотри: смерть ребёнка. Неужели не важно, что же там произошло: несчастный случай или, может, болел? Убийство? Или, может, автокатастрофа? Или ещё что?
А тут про какие-то старые вещи. Нет, я не против. Но тогда про Павлушу зачем?

0

49

Да, пожалуй, мне этого тоже не хватило. Осталось за кадром. Если бы был рассказ - надо было б указать. А так это вроде пост в дневе...

0

50

Утро. Лыбедская. Я забежала в супермаркет. Взяла минеральную воду и к кассе. В очереди передо мной стоял мужчина лет 35-ти. Хорошо сложен, отлично одет, но вид у него был какой-то разобранный. Он заплатил за бутылку дорогого коньяка и вышел на улицу.

– Крутой бизнесмен, который разорился во время карантина, – сказала мне продавщица.

Я ничего не сказала. Утро. На своей волне.

– Честно! Обанкротился и теперь каждый вторник и пятницу приходит и покупает на оставшиеся деньги самый дорогой коньяк, – добавила продавщица.

* * *

Я вышла на улицу. Мужчина стоял недалеко от входа, поставив бутылку на скамейку.

– Дорогой, но не качественный, – сказала я.

Он взглянул на меня.

– Это еще почему?

Я взяла бутылку и показала три отличительных признака.

Он с любопытством посмотрел на меня.

– Откуда такие знания?

– Я почти год посвятила пиару данной продукции. Родилась в Армении, как я могу не знать все о хорошем коньяке.

Он усмехнулся.

– Ваша работа?

– Мое хобби. Почему именно по вторникам и пятницам вы покупаете самый дорогой алкоголь?

– Люблю системность.

Мы оба улыбнулись.

– А если честно?

Он покрутил бутылку, вздохнул, потом посмотрел на меня.

– Все банально. Друг предал, партнер по-крупному подставил, жена ушла, а девушка на днях разбила машину.

– И все?

Он удивленно посмотрел на меня.

– А разве этого мало?

– Вы избавились от человека, который не был вашим другом, от вас ушла женщина, которая вас не любила, девушка разбила машину, но осталась цела. А партнер подставил по-крупному и тем самым вы заплатили десятину на много лет вперед.

Он уже широко улыбался.

– А вы как будто постоянно отчисляете десятину?

– Обязательно! Поэтому Бог, когда я попала в похожую ситуацию, дал мне другое решение. Вы запили, а я стала рекламировать алкоголь. Заметили разницу?

Он расправил плечи и озорно посмотрел на меня.

– А вы не хотите кофе? Я знаю отличное место.

– Очень!

* * *

– Почему вы заговорили со мной? – спросил мой новый знакомый?

– Профдеформация, – улыбнулась я. – Всегда вывожу всех на разговор -)).

– А если серьезно?

– Я не поверила, что вы скатитесь на дно.

Игорь замер и через пару секунд спросил:

– Почему не поверили?

– Потому что сильные люди умеют вовремя остановиться.

Он поставил чашку и затем медленно приложил ладони к глазам, как будто пытался их вдавить.

Я понимала, что он сдерживал слезы, и дала ему возможность успокоиться.

Когда он убрал руки, то помолчал и затем произнес:

– Мама так обычно говорила отцу: «Сильный человек умеет вовремя остановиться».

Я спокойно добавила:

– А вы сын своего отца.

Игорь посмотрел на меня и улыбнулся.

– Как вовремя вы спустились на землю, богиня пиара.

Я рассмеялась, потому что много лет назад меня так называла моя бывшая коллега и невероятно талантливый дизайнер. Ира Ч. делала такие макеты, что все приходили на них посмотреть. Это было настоящим произведением искусства. Каждый макет.

* * *

Мы могли бы еще говорить и говорить, но мне нужно было бежать, чтобы занять любимое место в коворкинге у окна.

– Вы ведь неслучайно встретились мне сегодня? – спросил Игорь.

И я поняла, что ему очень хотелось верить, что его жизнь действительно станет другой.

– Неслучайно, – ответила я. – Это моя десятина.

Он улыбнулся.

– Разве богиня пиара должна платить?

– Порой в двойном размере, – ответила я.

И пока я шла по дороге, то смахивала слезы. Я не стыдилась их. Они как последствие катарсиса очищали восприятие того, что было главным.

А главным всегда остается человечность.

© Вероника Кирилюк

0

51

Отличный рассказ. Коротко и ёмко.

0

52

раздол-бай, ага))) Ты тоже приноси сюда, если встретишь чей-нибудь хороший рассказ))

0

53

ДЕЖУРНЫЙ

Дежурство подходило к концу. Хорошая смена выпала, ничего сложного. Пара влюбленных едва не задохнулись в гараже, да ещё несколько мальчишек полезли исследовать заброшенный лет десять назад недострой.
Как ни странно, с юными идиотами проблем оказалось меньше, чем со взрослыми. Видно, в пацанах был ещё достаточно силен инстинкт самосохранения.

***

Я хорошо помню свой последний день. Свое последнее дежурство. То есть это на той работе последнее. Напряжённые выдались сутки, ничего не скажешь. Днём ещё более-менее, а ночью из операционной мы выходили только в приёмное, посмотреть, чем нас очередная «Скорая» осчастливила. Ну, ещё покурить да кофе выпить. Помню, читал я ещё в молодости — кофе должен быть черным, как ночь, горячим, как огонь, и крепким, как поцелуй. Только у нас он ещё и сладкий до приторности, потому как нужно мозгам глюкозы подкинуть. Потом сердце колотится от этих «поцелуев», а что поделать? Три аппендицита, панкреонекроз, прободная язва да ножевое ранение. Один из аппендицитов вконец запущенный, с перитонитом — девчонка четыре дня сидела дома, корчась от боли и глотая анальгин. Почему? Ответ достойной претендентки на премию Дарвина: «Я не хотела, чтобы мне живот резали, со шрамом я буду некрасивая!» Черный юмор ситуации заключается в том, что четыре дня назад она отделалась бы крохотным шовчиком, а теперь у нее действительно будет шрам во весь живот…
Шесть операций — шесть чашек кофе, двенадцать сигарет. Напарник мой некурящий, чтобы не дымить в ординаторской, я открывал окно, высовывался по пояс. Внизу темнел больничный парк, дальше, за забором, шумел проспект, а ещё дальше светился огнями город.
От сигареты к сигарете проспект становился все тише, город все темнее, и под конец горели только уличные фонари. Вот проехала пожарная машина — тоже кому-то неспокойное дежурство…
И, не знаю почему, мне вдруг пришло в голову, что никто ведь и не задумывается, как много дежурных поддерживают спокойствие нашего мира — каждый час, каждый миг. Мы вот дежурим в больнице, и «Скорая», и приёмное… Дежурит милиция и пожарные, и тоже не спят ночей, и спешат на вызовы, и в перерывах, наверное, так же курят и пьют кофе. Но эти, как и мы — более-менее на виду, их поздравляют с профессиональным праздником, про них снимают фильмы. А есть ещё дежурные на Водоканале, и в лифтовом хозяйстве, и дежурный электрик, и ещё, наверное, множество служб, о которых я даже не знаю.
А ещё где-то дежурят пограничники и ракетчики, и тому подобное…
И может даже, где-то за пределами нашего мира есть какие-то дежурные, которые каждый день следят, чтобы Земля не перестала вращаться, и подкидывают дров в солнечную топку…
Не знаю, до чего я бы ещё додумался, если бы не зазвонил местный телефон — очередная «Скорая»…
Наутро я сдал смену, отчитался, вышел… и почувствовал, как сердце сдавило жгучей болью.

Не было никакого тоннеля со светом, и своего тела я не видел. Было какое-то серое марево, сквозь которое пробивался свет то ли солнца, то ли бестеневых ламп. Невнятные голоса звучали рядом — то ли обсуждали параметры гемодинамики, то ли взвешивали мои грехи. Я куда-то двигался, легко и плавно — то ли везли на каталке мое тело, то ли улетала прочь душа…
Мне казалось, что это продолжалось очень долго. Несколько часов, а может, дней. Наверное, это реаниматологи пытались удержать меня…
А может, дело было не в этом. Если правда, что каждому даётся по вере его… Я никогда не задумывался всерьез о том, что ждёт меня после смерти. Может, это время было нужно, чтобы из моих неопределенных, размытых представлений вылепилось что-то четкое?

А потом марево развеялось, и мне стало легко и спокойно. Грудь не болела, сердцебиение не беспокоило, одышки не было. И незнакомый молодой человек улыбнулся мне открытой, светлой улыбкой и сказал:
— Ну, здравствуй, товарищ! Добро пожаловать в команду! Меня Саней звать, а тебя?

***

Не дать пацанам войти в обветшавший, разваливающийся дом было совсем несложно. Всего только осторожно коснуться их разумов, понять, кто из них чего боится, и чуть-чуть усилить этот страх. И тогда тому, кто боится собак, завывание ветра в пустых окнах покажется собачьим воем, а тот, кто боится призраков — в тех же звуках услышит совсем другое. У третьего пацана страх оказался очень смешной — он боялся запачкаться. Интересно, что на самом деле стоит за этим страхом? Не хочет огорчить мать видом грязной одежды? Боится ее рассердить? Или, может, опасается вместе с грязью подцепить какую-то болезнь? В любом случае с ним было проще всего, достаточно обратить его внимание на грязь и вонь. А вот четвертый… Он боялся, что над ним будут смеяться остальные. О, на какие только глупости не толкает этот страх людей — и детей, и взрослых! Ну, всё-таки мне удалось донести до него мысль, что в заброшке нет ничего интересного, и над ним будут смеяться, что он туда поперся, как дурак…

***

Скоро смена закончится, и мы всей командой соберёмся вместе. Где именно это место, я не знаю. Может, пойму со временем. Мне кажется, Саня знает больше моего, но не говорит. Наверное, каждый должен понять это сам.
Я называю место, где мы находимся между сменами, дежуркой. Там хорошо и уютно. Там приглушённый свет настольной лампы и удобные кресла. Там мы обсуждаем, как прошла смена, делимся опытом, смеемся, пьем кофе и чай. В пище мы теперь не нуждаемся. В питье, вероятно, тоже, но как же это после дежурства не выпить кофе, крепкого, как поцелуй?
Нас пятеро. Весёлый энергичный Саня — «первый среди равных», у нас нет никакой иерархии, но все равно он — явный лидер. Мы с Саней одногодки, но мне под шестьдесят, а ему чуть за двадцать. Столько, сколько ему было, когда в Афгане он вызвал огонь на себя. Милочка — ветеринар. Ее сбила машина, когда она возвращалась домой после дежурства.
— Наверное, я сама была виновата, — мягко улыбается Милочка. — Наверное, я была невнимательна, неосторожна…
В этих словах она вся. Добрая, она никого ни в чем не упрекает — кроме себя самой. Милочке за сорок, она полненькая, круглолицая, улыбчивая. У нее остались два сына-школьника. Мы не спрашиваем, пользуется ли она своими нынешними возможностями, чтобы присматривать за ними.
Геннадий чуть моложе меня. Водитель «Скорой». Серьезный, рассудительный, дотошный. В Гене очень много того, что принято называть житейской мудростью. Гена умер от расслаивающей аневризмы аорты прямо за рулём, на работе. Он очень гордится тем, что успел свернуть к обочине и затормозить, что ни врач, ни больной не пострадали.
Последняя из нас — Зоя. Она сурова и молчалива, ничего не рассказывает о себе и вообще не любит разговоров не по делу. Мы даже не знаем, сколько ей лет — порой она выглядит моложе Сани, а порой горькие складки вокруг глаз старят ее лет на двадцать.

***

С парочкой в гараже я долго бился, пытаясь сквозь захлестывающую обоих эйфорию внушить им тревогу, пробудить осторожность, достучаться до здравого смысла. Все было безрезультатно. Влюбленность, как известно, сродни безумию.
А потом меня осенило — раз они глухи к логическим доводам, значит, подойдут нелогичные! Нет, не буду врать, что это я такой умный и так разбираюсь в женской психологии. Откуда мне? Я и женат никогда не был. Но я вспомнил, что Милочка на посиделках в дежурке порой вздыхала — не очень ли ее изуродовало при наезде, хорошо ли она смотрелась в гробу? Как и я, она не видела себя мертвой — ни сразу после смерти, ни потом.
А вот Гена, кстати, видел. Именно потому он и знает достоверно, что его пассажиры не пострадали.
Так вот — я оставил попытки донести до этих двоих понимание опасности для жизни. И вместо этого послал девушке совсем мимолетную мысль о том, в каком неприглядном виде находят жертв «гаражных отравлений» — в рвотных массах, с посиневшими конечностями… Этого оказалось достаточно, чтобы она опомнилась.
Расскажу потом в дежурке, вместе посмеемся. И на будущее полезно, надо запомнить. Хотя и я при жизни не раз сталкивался, что для многих людей смерть кажется не самым страшным. Инвалидность, например, часто пугает больше.

***

Я заранее предвкушаю, как мы совсем скоро соберёмся в нашей дежурке. На низком столике теснятся вперемешку чашки с кофе и чаем. Зоя пьет чай с сахаром вприкуску, Милочка — вовсе без сахара. Мы с Геной курим. Саня развалился в кресле, небрежно раскинув крылья, и насвистывает какой-то залихватский мотив. Что характерно, эта песенка написана значительно позже Саниной гибели.
Я не знаю, где находится наша дежурка, не знаю, будет ли конец нашим сменам. Строго говоря, я даже не знаю, кто мы. Милочка, уютно кутаясь в крылья, словно в пушистую шаль, улыбается мне чуть снисходительно:
— Но это же совсем просто! Мы с крыльями и спасаем, значит, мы ангелы!
— Дежурные ангелы, — уточняет Гена. К его простецкой деревенской физиономии крылья подходят примерно так же, как корове седло.

***

А дежурство-то ещё не закончилось. Чувство тревоги — такое же четкое и ясное, как раньше телефонный звонок.
Пятый этаж. Открытое окно. На подоконнике стоит малыш — года два, не больше. Как?!
Понятно, как. Дура-мамаша, видно, решила полы помыть. И отодвинула диван так, что его спинка оказалась вровень с подоконником. Ну и где она теперь? Курит? По телефону трындит? Почему ребенок остался один в комнате с открытым окном?
Я приблизился к ребенку и дунул ему в лицо. От неожиданности он отступил на шаг — и свалился с подоконника на диван. И заревел, разумеется. В комнату тут же вбежала мать. И увидела — окно, диван, ребенка.
Она побледнела, как полотно. Схватила малыша, прижала к себе так, как будто его кто-то отнимал. Глаза были полны ужаса.
Я запомнил квартиру. Надо будет сюда ещё раз заглянуть, когда выпадет ночное дежурство. Я устрою этой дуре ночные кошмары, во всех деталях покажу, что могло случиться, что случилось бы, если бы я не оказался рядом. Она и сама на всю жизнь урок запомнит, и всем знакомым расскажет. Профилактика — наше все!

***

Я не знаю, кто мы. Ангелы? Красивая версия, конечно, да только какой нафиг ангел из немолодого лысого мужика, циника и мизантропа, агностика с сильным креном в атеизм?
Я просто дежурный. Дежурный по этому миру.

Рассказ с Фикбука. Автор - сама врач. С ужасным самоироничным ником "Белое Безмозглое".
По-моему, просто чудесная вещь.

0

54

Кажется, этот рассказ я уже где-то читал.
Или мне только кажется.
Рассказ добрый и немного ироничный. И это плюс.

0

55

раздол-бай, а еще чувствуется, что автор владеет предметом. А не выдумывает. И это страшно ценно, как по мне!

0

56

И еще один чудесный рассказ того же автора!

Темный Властелин, Повелитель Мрака и Сокрушитель Добродетели, Наводящий Ужас и Владыка Зла вышел во двор Черной Цитадели — полюбоваться на свой садик. И было на что! Мало кто из Темных Властелинов мог таким похвастаться, не говоря уж о простых некромантах и злых колдунах. Вот целая грядка мандрагоры — если лечь и приложить ухо к земле, то станет слышно, как корни разговаривают друг с другом, спорят о чем-то, а то и смеются. Вот прекрасная клумба — в центре раскидистый куст белены, а вокруг белые раструбы дурмана, и по краю бордюр из болиголова. Вот этим деревом, невысоким, с очень толстым стволом и раскидистыми ветвями, Повелитель Мрака очень гордился. Уж такого точно ни у кого не было — он сам занимался селекционной работой, взяв за основу знаменитый анчар, и добился потрясающих результатов. Сок супер-анчара был в десять раз ядовитее исходного, но в отличие от дикого предка, не растворялся в воде и не сохранял отравляющих свойств при испарении. Под суперанчаром можно было спокойно прогуливаться, можно было любоваться его цветением, нюхать аромат… Вот только касаться ствола голыми руками не рекомендовалось. По крайней мере тем, кто не мечтал о быстрой, но мучительной смерти — и не являлся Владыкой Зла.

А вот эта клумбочка с тюльпанами появилась в саду совсем недавно. Владыка Зла подолгу возился с новой игрушкой, тем более что поручать ее слугам было опасно. Слуг у него и так было немного — он любил одиночество. А с этой клумбой можно и последних лишиться…
Повелитель Мрака наклонился над клумбой. Ну вот, опять сорняки разрослись. Да что же с ними делать! Придумать, что ли, какой-нибудь яд? Сложно будет добиться, чтобы другие растения от него не страдали…
Он вздохнул, взял тяпку и стал полоть клумбу. Заодно и междурядья рыхлил. Запачкать одежду он не боялся — во-первых, одет он был просто, по-домашнему, а во-вторых, все равно одежда чёрная. Тюльпаны почуяли близость живого, оживились, задергались. Лепестки щелкали в воздухе, норовили схватить его за руку. Был бы на его месте простой человек — полруки отхватили бы, пожалуй.

Ворота слегка задрожали. Властелин ощутил магическое воздействие и слегка удивился. Кто-то пытался с помощью магии вскрыть замок.
Наивно. Если среди названных гостей нет волшебника уровня альфа, стоять у ворот они будут очень долго. С другой стороны, почему бы не пойти людям навстречу? Полоть сорняки — дело нужное и полезное, но уж больно скучное… Повелитель Зла щёлкнул пальцами, снимая с замка защиту.

За воротами оказалось пятеро вооруженных всадников. Вид у всех потрёпанный, одежда поношенная, кони усталые. Ну ещё бы! Интересно, как они пробирались? Через Огненную пустошь или через Ледяные болота? И как они перебрались через Драконий хребет?
Всадники оглядели двор, окружили Темного Властелина, один упёрся ему в грудь остриём меча.
— Не рыпайся, парень, и, может, останешься жив, — заявил всадник. Властелин слегка удивился обращению, потом вспомнил, что всего неделю назад проводил очередной обряд омоложения и, кажется, слегка перестарался.
— Ты тут, значит, садовник? Как зовут?
Властелин уже не удивлялся. Одет он по-домашнему, в руках тяпка, опять же внешность…
— Я Вла… — он спохватился и договорил: — Ага, садовник я, Владом меня звать.
— А где Темный Властелин?
Это было забавно. Повелитель Мрака постарался придать лицу испуганное и придурковатое выражение.
— Откуда же я знаю, добрый человек? Он мне не докладывает, неделю уже как не показывается. А ты сам кто, добрый человек?
— Я рыцарь Крисандар, и я пришел, чтобы освободить мир от Темного Властелина!
Забавно, забавно.
— А мир этого очень хочет?
Левой рукой рыцарь отвесил ему затрещину:
— Не зарывайся, щенок! Веди себя прилично, или отправишься на тот свет прежде своего хозяина.
Трое спутников рыцаря и глазом не моргнули. Четвертый дернулся:
— Не надо, Крис! Он же не виноват!
— А ты вообще помолчи!
Рыцарь снова повернулся к Властелину:
— Кто ещё в цитадели?
Тот добросовестно задумался. Повар наготовил всего на неделю вперёд и попросил отпуск по случаю рождения внучки. Драконюх вместе со своими подопечными отбыл к серным источникам, драконам купания в сероводородных водах необходимы для плотности чешуи. Горничная рассеялась с восходом солнца, теперь только вечером сформируется обратно…
— Да никого нет, я один! — честно ответил он.
— Отлично! Веди, показывай, что тут где!
Всадники спешились. Рыцарь убрал меч в ножны и достал кинжал — для разнообразия, видно. Заломил Властелину Тьмы руку за спину, нож приставил к горлу.
— Ну, вперёд!
Некоторое время Властелин представлял себе, как забавно было бы заставить рыцаря зарезаться собственным ножом. Или раскалить его латы. Или… Хотя нет, не стоит. Начатую игру надо довести до логического конца.

Цитадель была невелика — дня хватит, чтобы всю обойти. Впрочем, показывать пришельцам все помещения Властелин не собирался. Химическую лабораторию, скажем. Опрокинут сдуру какую-нибудь склянку, с гремучим дымом, например… Ему-то пофиг, он бессмертный, а вот дома и садика будет жалко. И еще примерно четвертую часть материка заодно. Властелин шевельнул бровью, и дверь лаборатории слилась со стеной. И в виварии тоже посторонним делать нечего. Начнут мечами махать почём зря, зверушки занервничают, неприятно будет…
— Это сокровищница, — указал он на дверь за тяжеленным засовом. Рыцари оживились. Один вышел вперёд, положил ладонь на замок, забормотал что-то. Из-под его руки посыпалась тоненькая струйка ржавчины. Властелин с любопытством прислушался. Ага, понятно… ну, так он месяц простоит, пока весь замок на ржавчину перегонит. Властелин цокнул языком, металл рассыпался в прах. Дверь распахнулась.
Трое пересыпали в руках золотые монеты, набивали сумки бриллиантами и изумрудами… Властелин смотрел спокойно. Вход в настоящую сокровищницу было не так-то легко увидеть.
— Что вы делаете?! — четвертый, самый молодой. Тот самый, кто за него во дворе вступился. — Мы же не грабители! Крис, останови их!
— Не хочешь — не бери, чистоплюй тоже мне! — отозвался Крис. И окликнул того, кто открывал замок: — Ну-ка, подмени меня, последи за этим…

— А это кабинет Властелина!
Кабинет был, разумеется, бутафорией. Гостей принимать, послов, просителей… Шторы черного бархата, стены, обитые черным шелком, огромное кресло из оникса и обсидиана, куча дешёвых побрякушек на столе, бутылка с густым, тягучим ликёром темно-красного, в черноту, цвета, бокал, вырезанный из цельного рубина…
— Отлично! — рыцарь-волшебник сразу ухватил со стола шар, в котором клубились сине-фиолетовые вихри. — Это же шар всеведения! И убивающий жезл… интересно, интересно… Как же он активизируется?
— Не трогай! Это нельзя брать, они же только злу могут служить! Их надо просто уничтожить!
На этот раз ему даже возражать не стали, просто проигнорировали. Крисандар прошёлся по кабинету, отдергивая шторы, заглядывая под стол.
— Что же, тут и устроим засаду. Двое за шторы, один под стол, один за кресло… Щенок предупредит нас, когда его хозяин будет возвращаться.
— Подожди, Крис, — перебил его молодой. — Ты собираешься из засады? Впятером против одного? Под прикрытием магии? Но это же подло, это бесчестно! Ты говорил про поединок…
— Слушай, ты совсем дурак, да? — раздраженно отозвался Крис. — Если тебе жить надоело, так возьми и заколись, а я еще не выжил из ума — драться по-честному, один на один, с Темным Властелином. Мы сюда, знаешь ли, за богатством и славой пришли, а не за красивой гибелью!
— Ладно вам спорить, — вмешался еще один из пятерки, — давайте-ка выпьем за успех! Смотрите, бутылка какая! Интересно, что темные маги пьют?

Темный Властелин вздохнул. Игра закончилась. Даже жалко, слишком быстро как-то…
Молодой рыцарь растерянно и испуганно смотрел, как оседают на пол его товарищи, как меняются, деформируются их тела.
Некоторое время Властелин думал, не дать ли парню поединок. Честный и равный, как положено. Нет, не стоит. Он сейчас не в себе от потрясения, пусть опомнится, успокоится, соберется с силами…
Владыка Зла хлопнул в ладоши, погружая рыцаря в глубокий, крепкий сон. Присвистнул, призывая пару грифонов. Они отнесут парня за границу Темных Земель. Есть там одно селение… жители уже привыкли к подобным явлениям, помогут.
Он еще наверняка вернется. Может, не сейчас, а через несколько лет. Повзрослеет, наберется опыта, подберет команду — под стать себе, из тех, кто знает, что такое честь…
И Властелин даст ему поединок. По-честному, без магии.

А остальные четверо свою судьбу сами выбрали.
Повелитель Мрака чуть помедлил, дожидаясь окончания трансформации. Наклонился, подобрал с пола четыре крупные, увесистые луковицы. И пошел в садик — высаживать их на клумбу с тюльпанами…

0

57

Лучше всего концовка.

0

58

раздол-бай, ага, да вообще вся идея))

0

59

Не художественное произведение - просто рассказ из жизни. Но я не знаю, где лучше его поместить...

Десять лет назад я ехал в Казань, со мной в купе попал ветеран войны. В
Москве провожали его внуки с маленькими правнуками. Дед был мощный, лет
восьмидесяти, на лице шрам ото лба до подбородка(странно как глаз
уцелел), да и по наградам было видно, что вояка серьезный: орден
отечественной войны, орден красного знамени и две солдатские славы. Ехал
он в какую-то деревню под Казанью.
Что, спрашиваю, в гости?
- Да, на пару дней. Друзья из совета ветеранов позвали, не мог отказать,
да и родина это моя, опять же раз в год должен приехать к матери, это
святое...
Я хотел переменить грустную кладбищенскую тему и попросил рассказать о
войне...
- Повестка на фронт мне пришла в первую неделю войны. Помню меня
провожала мама и тетя, они сестры близняшки. Отца я не помню, а тетя так
и не вышла замуж, так что мы жили вместе и у них был я один. Играл
духовой оркестр, у всех настроение боевое, а мы с мамой и тетей втроем
ревем... Потом, когда сели по вагонам, мама сбегала домой за зимней
шапкой, бежит за поездом... Все смеются, зачем тебе шапка, немцев скоро
разобьем. Мама бросила мне шапку, недокинула... и сама упала. Тетя ее
поднимает, я смотрю на них и понимаю, что никогда уже их не увижу...

Дед отвернулся к окну, чтоб я не видел как он вытирает слезы.
Всю дорогу он рассказывал о войне и жуткое и смешное и про свой танк и
про боевых друзей, про сволочей командиров...
Но вот мы подъезжаем к его станции, я выношу его чемодан, мы тепло
прощаемся и вдруг... к нам бегут две маленькие старушки.

- Это моя мамочка и тетя. им по сто два года, но все еще ходят в баню и
пьют самогонку.
Старушки закричали на бегу: Павлик! Павлушка!
- Здравствуй мамочка! здравствуй тетя Лида!
- Павлик ты в поезде кушал?
- Павлуша, ты похудел!

На моих глазах, старый ветеран за секунду превратился в маленького
толстого мальчика. Хоть я и взрослый дядька, а не смог сдержать слез.

............... Как только я залез в поезд, сразу позвонил маме и
сказал, что я ее люблю. (автора не знаю)

0

60

Улыбнуло. Слава Богу, случается и такое.
И вполне годится, чтоб где-нибудь и в художественное произведение вставить. (Чуть изменив, конечно, в соответствии с жанром).

0