Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Рассказы

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

не моё:
9 класс

Когда я сидел там, в классе Английского языка, я смотрел на девушку, сидевшую впереди. Она была для меня так называемым "лучшим другом".
Я долго смотрел на нее, на ее шелковистые волосы, и так хотел, чтобы она была моей. Но она не замечала моей любви, и я знал это. После урока, она подошла ко мне и попросила конспекты лекций, что пропустила за день до этого. Я отдал их ей. Она сказала "спасибо", и поцеловала меня в щечку. Я хотел ей сказать, что я хочу, чтобы она знала, что я не хочу быть просто друзьями. Я люблю ее, но я так стесняюсь, и я не знаю почему.

10 класс

Телефонный звонок. На другом конце провода - она. Она в слезах, между всхлипываниями я слышу, что ее любовь разбила ей сердце. Она просит прийти, потому что не хочет оставаться одна, и я пришел. Когда я сидел на диване около нее, я смотрел в ее красивые глаза, желая, чтобы она была моей. После двух часов просмотра фильма и трех пачек чипсов, она решила лечь спать. Она глянула на меня, сказала "спасибо", и поцеловала меня в щечку. Я хотел ей сказать, что я хочу, чтобы она знала, что я не хочу быть просто друзьями.
Я люблю ее, но я так стесняюсь, и я не знаю почему.

11 класс

За день до школьного бала она подошла к моему шкафчику. "Мой парень заболел" - сказала она,- и он не поправится к завтрашнему дню. У меня в то время не было девушки, и к тому же в 7 классе мы пообещали, что всегда будем помогать друг другу. Поэтому мы пошли на бал, как "лучшие друзья". Той ночью, после окончания праздника, я стоял перед ней около ее дома. Я смотрел, как она улыбалась и глядела на меня своими кристальными глазами. Я хотел, чтобы она была моей. Но она не замечала этого, и я знал это. Затем она сказала - "я замечательно провела с тобой время, спасибо!", и поцеловала меня в щечку.
Я хотел ей сказать, что я хочу, чтобы она знала, что я не хочу быть просто друзьями. Я люблю ее, но я так стесняюсь, и я не знаю почему.

Выпускной день

Прошел день, затем неделя, потом месяц. Не успел я, и моргнуть, уже был выпускной. Я смотрел, как ее совершенное тело, подобно ангелу, летит к сцене за дипломом. Я так хотел, чтобы она была моей. Но она не замечала моей любви, и я знал это. До того как все разошлись по домам, она подошла ко мне в своем сказочном белом платье и шляпке, и заплакала, когда я обнял ее. Затем она опустила свою голову мне на плечо, сказав - "ты мой самый лучший друг на свете, спасибо тебе!", и поцеловала меня в щечку. Я хотел ей сказать, что я хочу, чтобы она знала, что я не хочу быть просто друзьями. Я люблю ее, но я так стесняюсь, и я не знаю почему.

Несколько лет спустя

Сейчас я сижу на церковной скамье. Та девушка выходит замуж. Я только что видел, как она сказала "Да" и вошла в ее новую жизнь вместе с другим человеком. Я хотел, чтобы она была моей. Но она не замечала этого, и я знал это. Но перед тем, как она уехала, она подошла ко мне, сказав - "Ты пришел!!! Спасибо!", и поцеловала меня в щечку. Я хотел ей сказать, что я хочу, чтобы она знала, что я не хочу быть просто друзьями. Я люблю ее, но я так стесняюсь, и я не знаю почему.

Похороны

Годы пролетели. Я смотрел вниз на гроб, в нем лежала девушка, которая всегда была моим лучшим другом. Они читали дневник, который она вела все годы своей школьной жизни.
Вот что там было написано:
Я смотрела на него, желая, чтобы он был моим, но он не замечает моей любви, и я знаю это. Я хотела сказать ему, что я хочу, чтобы он знал, что я не хочу быть просто друзьями. Я люблю его, но я так стесняюсь и не знаю почему.
Я бы так хотела, чтобы он сказал мне, что любит меня!!!
Для счастья одному из них всего лишь надо было сказать три слова...

0

2

Грустно...
А мы так часто боимся сказать другим о своём хорошем отношении... Даже не о любви, а просто о дружеской привязанности. Всегда боишься, что это может быть не нужно, и не хочется остаться перед собеседником беззащитным и ненужным...

0

3

вот такая вот история

Ангел

В субботу в 8 утра его разбудил телефонный звонок.
-Серый, давай быстрее приезжай. Тут в офис упыри из налоговой ломятся.
Грозятся ОМОН вызвать, если сейчас им кабинет не откроем.

Серега быстро впрыгнул в штаны, ополоснул лицо струей холодной воды и выскочил во двор. "Десятка" завелась сразу, и Серега,
не дав мотору прогреться, надавил педаль газа. Путь от дома до офиса он знал наизусть, в буднии дни дорога занимала минут
50, но сегодня суббота, и Серега надеялся доехать минут за 15... Зазвонил мобильный: "Серый, ну ты где? Я их больше
сдерживать не могу!" "Еду я, еду. Скажи, через 10 минут буду!" Отключая трубку и бросая ее на пассажирское сиденье, Сергей
увидел разрешающий сигнал сфетофора и придавил газ, в надежде попасть в "зеленую волну" к следующему перекрестку...

Он даже не понял, что это было... Мелькнувшая тень слева, визг тормозов и сильный удар. Лобовое стекло Серегиной "десятки"
вылетело и мелкими кусочками рассыпалось по салону, впиваясь острыми осколками в лицо. Руль ударил в грудь, а голову мотнуло
так, что она чуть не оторвалась. На секунду он потерял сознание. Когда открыл глаза, то увидел финальную картину своей
аварии. "Шестерка" которой он на скорости за 80 ударил в бок, крутясь отскочила к тротуару и намоталась на фонарный столб...

"Мля, но ведь у меня был зеленый!" - подумал Сергей и попытался открыть дверь. Со второго раза дверь поддалась, и на
негнущихся ногах Сергей вышел из машины. Кроме того, что он ехал на "зеленый" никаких мыслей в голове не было. Автоматически
прикрывая водительскую дверцу за собой, Сергей с удивлением увидел как из его машины пытается вылезти человек в помятом
белом костюме.
-Эээ. Мужик, ты как здесь? Ты цел? - Сергей подумал, что может, он еще и мужика сбил, тот ввалился к нему через лобовое, а
теперь пытается вылезти.
-Мужик - это ты, - сказал белый костюм, отряхиваясь, - а я Ангел-хранитель.
-Че? Какой ангел? Мужик, ты не волнуйся. Сейчас "скорую" вызову...
-Подожди, Сергей, не все так просто. Оглянись вокруг.
Сергей посмотрел. Вокруг была знакомая московская улица. Правда на перекрестке стояла его разбитая "десятка", а на столбе
висела искареженная "шестерка". Если б не авария, то можно сказать, что ничего необычного вокруг не было... Кроме одного: на
улице не было ни единого движения и не слышно никаких звуков. Машины, двигавшиеся секунду назад замерли, водители в них с
удивлением смотрели на аварию, а редкие пешеходы на тротуарах застыли, будто играя в "Замри".
-Что за фигня? Это меня так стукнуло или я уже умер? А может, мне вообще это снится? - мысли понеслись скачками, а по спине
заструился холодный пот.
-К сожалению не снится. - сказал Ангел. - Ты, Серег, попал. И попал по-настоящему... Ты умер... Ну, почти - почему-то
замялся белый костюм.- Я вообще-то еле успел между тобой и рулем впрыгнуть, а то мы бы уже не разговаривали. Ты ж никогда не
пристегиваешься, - продолжил Анегл, и как показалось Сергею, в сторону тихо добавил "долбоеп"...
В голове у Серого совсем помутилось. Мозг никак не мог заставить мышцы рта произнести хоть слово, а в голове только и
крутилось: "Зеленый. Я ехал на зеленый свет"... а Ангел продолжал:
-Вас таких идиотов знаешь сколько по Москве? То-то! Все вам кажется, что именно с вами ничего не случится. А нас, ангелов,
всего десяток на весь мегаполис. Вот и крутимся как белки в колесе. А тут еще этот светофор второй день починить не могут.
"Зеленый, я ехал на зеленый!" - пульсировало в голове
-Да знаю я, что у тебя "зеленый" был. - с досадой бросил Ангел. - У аппонента твоего тоже "зеленый"! - он кивнул в сторону
"шестерки" -Тут везде со всех сторон "зеленый"! - И уже мягче добавил: -Ладно, Серег, ты не парься. Присядь, вот можешь прям
на асфальт. Сейчас я тебе постараюсь объяснить.Сергей уселся на асфальт прямо посередине перекрестка и глупо крутил головой,
ничего не понимая.
Ангел продолжил:
-Вобщем, Серега, ты умер. Нет, ты почти умер. Врубаешься? Это "почти" дает тебе шанс, но не знаю, воспользуешься ты им или
нет. Вернее, у тебя даже есть не шанс, а выбор. Разницу между "шанс" и "выбор" улавливаешь? Сергей тупо кивнул, хотя не то
что разницу, он вообще с трудом понимал, о чем говорит Ангел.
-Эй! Приди уже в себя! Мужик ты или нет? А то сейчас Черные примчатся и времени на выбор тебе уже не останется.
-Какие Черные?
-А, ну да! Извини. Это только в твоем сознании они пока Черные, так же как я Белый. Это ты нас видишь так. Вот помрешь
окончательно, будешь отличать ангелов-спасителей от ангелов-смерти, а пока пользуйся цветовой дифференциацией, ОК?
"ОК" в устах Ангела прозвучало как-то не подобающе ситуации, и Сергей начал понемногу приходить в себя.
-Ну-ка, еще раз мне расскажи, ты - Ангел?
-Ангел, Ангел - облегченно вздохнул Ангел.
-Ага... А я Анжела Девис, - в глазах Сереги появились нехорошие искорки, - мужик, скажи, кто из нас рехнулся? Или...? -
Серегу вдруг осенило, - да это ж я рехнулся, а ты санитар в психушке, так?! - почти обрадованно вскрикнул он.
Ангел тяжело вздохнул:
-Нет. Еще раз посмотри вокруг.
Сергей обвел взглядом улицу. Ничего не изменилось: машины стояли, люди на тротуарах играли в "Замри". Только к намотанной
на столб "шестерке" подходили трое в Черном.
-Вот. За ним уже пришли.- сказал Ангел.
-Он умер? - спросил Сергей, начиная слабо соображать.
-Умер, умер... - тихо сказал Ангел.
-И куда его теперь? В ад?
-Вот же вы какие людишки! - вскричал ангел, - ну почему сразу в ад-то? Откуда у вас вообще представление об аде? Да и нет
никакого ада! Слышишь, не-ет! А этот... дык, наверное, на реинкарнацию его отправят. Он положенных очков точно не набрал.
Много за ним, как вы это называете, грешков. Да и сейчас он за рулем пьяный сидел. Скорее всего точно - реинкарнация!
-А когда я умру меня тоже на реинкарнацию?
-Гм... - ангел задумался. - с тобой сложнее. Ты чуть-чуть не добрал нужных очков, после которых на реинкарнацию не
отправляют, а производят в ангелы... В ангелы-хранители, например... Но я надеюсь, что если ты умрешь сейчас, твои очки
увеличатся, и ты точно сможешь избежать реинкарнации. Хотя, это по желанию. - с улыбкой добавил Ангел.
-Как это ты "надеешься"? - не понял Сергей, - ты ж мой ангел-хранитель, ты меня охранять должен, а не надеяться, что я
сейчас умру!
-Во-первых, кто тебе сказал, что я ТВОЙ ангел-хранитель? Не, ну конечно, я и тебя защищать должен был, но... короче,
сегодня я не твой. А во-вторых, ты умер, умер! Я просто взял тебя на 5 минут, чтобы поговорить. Должен признаться, что есть
у меня возможность все исправить. То есть, сделать так, чтобы аварии не случилось. Ну, могу, например, в последний момент
колесо тебе проколоть, тогда ты просто кувыркнешься в соседний ряд, а там машин нет - наверное жив останешься. А этот ас на
"шестерке" пролетит мимо... Кстати, тоже жив останется, но очки его жизни ой как упадут.
Сергей внимательно выслушал Ангела. Он уже понял, что все происходящее не сон и не бред.
-Ну и чего ты тогда стоишь? Давай, прокалывай колесо. Пусть я лучше машину разобью, но ведь жив останусь.
-Серег, а оно тебе надо - жить остаться? - задушевно спросил Ангел. - Тебе ж уже 32 года, ты прожил четыре восьмилетних
цикла. Дом маме на даче построил, дерево там же посадил. Сынишка, которого ты кстати, уже три месяца не навещал, живет с
мамой - женой твоей бывшей. Хороший пацан, правильный!
Скоро у него новый папа будет. Знаешь, небось, что Наташа опять замуж собралась?
-Да знаю... и жениха ее знаю - промямлил Сергей, - пусть женятся. А что сына давно не видел, так сам понимаешь: работа,
закрутился-забегался...
-Вот-вот. Все вы крутитесь-вертитесь, а жить-то когда? Да и зачем?
-Ну ты мне только морали сейчас не читай! И без твоих нравоучений хреново...
-Да, действительно. Некогда сейчас в философию вдаваться. Я тебе потом все растолкую. Так что ты решил?
-В каком смысле, что решил, - не понял Сергей. - Насчет аварии? Жить хочу, конечно!
Ангел насупился.
-Ты пойми, я тоже хочу, чтоб ты жив остался, но тут такое дело... посмотри вокруг внимательно. Только внимательно посмотри!
Сергей опять начал оглядываться вокруг. Люди, как фигурки в музее восковых фигур оставались на своем месте.
-А что я увидеть-то должен?
-Эх, - вздохнул анегел, - я надеялся, что ты сам все поймешь. Смотри вот туда, - и ангел указал рукой в направлении, куда
по идее должна была проехать подбитая Сергеем "шестерка". Там на пешеходной "зебре" застыла девушка лет 25, толкающая перед
собой детскую коляску.
-И что? - еще не до конца сообразив, спросил Сергей.
-Тьфу ты! - не сдержался Ангел. - я сегодня ЕЕ ангел-хранитель. Понял?
-Понял, - обреченно кивнул Сергей.
-Ну а раз понял, то тебе по вашим понятиям 5 минут на размышления. А я пока на Энтузиастов сгоняю, там на дороге люк
открытый. - сказал Ангел и растворился в воздухе.
А Сергей остался сидеть на мостовой...

(С) happens

0

4

конечно не моё. (с) hapes  это вроде какой то. может и не он. да вобщем не важно. главное чтобы подумали мы над жизнью

0

5

А продолжение? Меня заинтересовало.. :rose^

0

6

парень выбрал жизнь для женщины и ребенка. а сам умер. вот так.

0

7

А конец рассказа не выложишь?

0

8

всё что было то выложил. тут каждый сам наверно должен придумать какой конец у этого рассказа. а на самом деле он должен подумать сам и задуматься над выбором. как сам читатель поступил бы. я думаю, что цель рассказа как раз в том, чтобы читатель задумался над ценностью и смыслом жизни. А если бы там было бы написано, что парень решил умереть и дать жизнь другим, то читатель бы забыл о рассказе через 5 минут после прочтения и у него бы не мелькнуло мысли про то , что надо ценить жизнь свою и жизнь других людей. вот. я так думаю.

0

9

Этот парень был из тех, кто просто любит жизнь…
(Ария)

Он был таким же, как все его друзья. Он любил солнце, дорогу и бешеную скорость. А больше всего он любил свой мотоцикл, свою ослепительно-желтую спортивную Хонду. Когда он появлялся на смотровой площадке, даже в самый пасмурный день казалось, что из-за туч выглянуло солнце. Его мотоцикл словно хранил в себе частичку лета.

Он ненавидел осень – за медленно угасающее солнце, за свинцово-серое небо, за обещание скорой зимы. Он ездил до самых морозов, до снега, до невозможности удержать руль в стынущих руках. Лишь тогда он затаскивал желтую Хонду в квартиру – и ждал весны. Каждый год казалось, что новый сезон не наступит никогда. Он почти ни с кем не встречался, подолгу сидел дома и смотрел на снег, на холодное зимнее солнце – эту насмешку над летним теплом – и на стоявший без дела мотоцикл. И только с наступлением весны он вновь оживал, и вновь желтая Хонда мчалась по городу на зависть друзьям.

Его любили – хотя и считали странным за полугодовое затворничество. Впрочем, друзья быстро привыкли, что в это время его лучше не трогать. Зато летом он был душой компании – смеялся, шутил, рассказывал о своих поездках. Его уважали – он не хвастался водительским мастерством, но и так было видно, что он – один из лучших ездоков. Ему были нипочем любые скорости и любые виражи. Казалось, не было трассы, где бы он не побывал. Именно он мог за минуту убедить других прямо сейчас уехать куда глаза глядят, именно за ним срывалась с места колонна, хотя только что никто никуда не собирался.

И все же он был один. То и дело он пропадал из города и никого не звал с собой. В любой компании он был весел и общителен – и все же казался чуть отстраненным. У него были друзья – но никто из них не мог бы сказать, что действительно хорошо его знает. И девушки у него никогда не было, хотя он многим нравился. Но его единственной любовью была желтая Хонда.

Была уже поздняя осень. По утрам дороги покрывал узор инея, и вот-вот должны были начаться снегопады. Большинство байкеров давно убрали на зиму свои мотоциклы – ремонтироваться, вспоминать прошедший сезон и ждать следующего. И только его желтая Хонда упрямо накручивала километры по городу, отказываясь признать, что лето закончилось. Он возвращался, промерзнув насквозь, с трудом открывал дверь непослушными пальцами, вливал в себя литры чая, чтобы согреться – и все же с его лица не сходила довольная улыбка. Он отвоевал у осени еще один день, еще немного продлил свой сезон. Но зима неумолимо приближалась. Еще день или два – и дороги засыплет снег.

В тот день он проснулся со странной уверенностью: сегодня он выезжает в последний раз. Казалось бы, не было ни малейшего повода так считать. Он был молод, в отличной форме, его мотоцикл никогда не знал ни единой поломки, не говоря уже об авариях – даже на рискованной осенней дороге ему ничего не угрожало. И все же он твердо знал: сегодня он закроет последний сезон. Это чувство подбиралось уже давно, с первых холодов. Но сейчас этот смутный зов стал яснее и понятнее. «Я закрываю последний сезон», - повторил он вслух, и от этих слов ему неожиданно стало очень спокойно. Даже вечная осенняя тоска куда-то исчезла. Словно вдруг был найден ответ на давний вопрос, и все разом встало на свои места. Он улыбнулся и стал собираться в дорогу. Это не заняло много времени – ведь ему почти ничего не нужно было с собой.

День был кристально ясным – ни облачка, ни ветерка. Лишь холодное солнце в застывшем небе. Впрочем, бывало и холоднее. Он плотно застегнул куртку и направился к мотоциклу. Желтая Хонда послушно отозвалась на прикосновение, и двор наполнился ревом мотора. Все как всегда.

Город был почти пуст – редкие прохожие, совсем мало машин. Впрочем, для него дорога всегда была свободна – он легко проходил сквозь любые заторы. Он долго кружил по улицам, объехав все любимые места, но не встретил ни одного байкера. «Улетели в теплые края», - усмехнулся он, оглядывая опустевшую дорогу. Он был последним. И в городе его больше ничего не держало.

Если бы кто-нибудь вдруг спросил его, куда он едет – он не смог бы ответить. И все же с того момента, как он переступил порог, он словно шел на видимый лишь ему одному сигнал. Сейчас нужно было уехать из города, осталось только заправиться – путь предстоял неблизкий. К тому же, увидев рядом с заправкой придорожное кафе, он вдруг понял, что с самого утра ничего не ел.

- Сегодня закрываю сезон, - сказал он девушке у стойки.

- Давно пора! – ответила она, не без удивления взглянув на его желтую мотокуртку. Он лишь улыбнулся в ответ – она была права, хотя и не знала, что на самом деле сейчас сказала.

Некоторое время он молча ел сосиски с горчицей, глядя в окно на дорогу. Он любил эти маленькие кафе, где можно ненадолго остановиться, прежде чем снова отправиться в путь – неизвестно откуда и неизвестно куда. Сейчас, впрочем, он знал, куда ведет его дорога. И от этой ясности ему было хорошо.

Девушка смотрела на него из-за стойки, потом подошла ближе – все равно он был единственным посетителем, и вряд ли кто-нибудь еще появился бы здесь в ближайшее время. Не тот день, чтобы было много желающих выходить из дома. Странно, что и этот байкер пришел – ведь сезон давно закрыт… И не холодно ему в этой кожаной куртке? Она удивилась самой себе – обычно посетители не вызывали у нее особых эмоций. Они приходили, что-то заказывали и уходили, чтобы никогда больше не вернуться – а если кто-то и возвращался, она уже не помнила его. Но этот юноша понравился ей. Длинные каштановые волосы, собранные в хвост, чтобы легче было прятать под шлем, карие глаза с золотыми искорками, словно хранившие в себе частичку солнца, легкая улыбка, не сходящая с лица…

Он заметил, что девушка смотрит на него, и жестом подозвал ее. Она хотела привычно спросить, не нужно ли что-нибудь еще, но не стала – просто молча подошла к его столику. Он запустил руку под куртку и снял с шеи кулон на цепочке – миниатюрное изображение электрогитары.

- Возьми. На память обо мне.

- Я же даже не знаю, как тебя зовут…

- А это так важно? – он вложил кулон в ее руку. – Возьми.

Не дожидаясь ответа, он быстрым шагом направился к двери, оставив на столике деньги. Желтая Хонда неспешно выехала с парковки, резко набрала скорость и скрылась вдали. Девушка еще некоторое время стояла у окна и смотрела вслед. Потом еще раз взглянула на подарок, надела цепочку себе на шею и вернулась за стойку.

Он улыбался, вспоминая эту встречу. Удивительно, как легко было отдать этот кулон, с которым он не расставался уже несколько лет. Пусть останется у нее. Наверное, будет красиво смотреться. Она ведь и сама красивая. Если бы они встретились летом – может быть, он с удовольствием покатал бы ее на своей Хонде. Может быть. Но сейчас уже не время думать об этом.

Он летел по трассе – прочь из города, километр за километром. Мимо проносились какие-то указатели, какие-то дома, но он смотрел лишь на дорогу, на бесконечную серую ленту, размеченную белым. Эта бесконечность завораживала, и не хотелось думать ни о чем другом. Словно и не было ни города, ни осенней тоски.

Желтая Хонда неслась, почти не касаясь асфальта – он гнал и гнал свой мотоцикл, перекрывая собственные рекорды скорости. На спидометр он даже не смотрел. Зачем, когда перед ним лежит открытая дорога? Впрочем, даже если бы он захотел сбросить скорость, остановиться – он все равно не смог бы разжать закоченевшие пальцы. Куртка и перчатки давно не спасали от пронизывающего холода – но он уже не замечал его. Он вспоминал все прошедшие сезоны и чуть улыбался, глядя вперед. От неяркого осеннего солнца словно вновь повеяло теплом. Он знал, что теперь так будет всегда.

Дальше и дальше из города – мотоцикл стрелой рвет ветер надвое. Солнца уже почти не было видно за свинцово-серыми облаками – ну что же, оно подарило ему последний ясный день. Осталось недолго. Впереди блеснула река, все еще не покрывшаяся льдом, такая же серая и холодная, как и небо. Он очень давно не бывал здесь – но он был уверен, что не может ошибиться. Он четко помнил, что в ограждении длинного моста не хватает одного звена.

Мчавшаяся на бешеной скорости желтая Хонда поднялась на заднее колесо и больше не опустилась обратно, ярким сполохом взмыв в воздух. Пусть тело уже почти не слушалось – на это еще хватило сил. И за мгновение до того, как глубокая вода приняла мотоцикл и седока, он успел рассмеяться.

На открытии нового сезона небо над смотровой площадкой было пасмурным, иногда даже начинал накрапывать дождь. Но когда колонна тронулась с места, облака вдруг ненадолго разошлись, и в разрыве блеснуло солнце. И многим почудился среди туч силуэт ярко-желтого байка с припавшим к рулю седоком. Он летел по тем дорогам, где сезон не кончается никогда.

Автор Екатерина Полякова

0

10

Ария. Беспечный ангел. Это про него...
Здорово...

0

11

ну мне почему то кажеться что эта песня больше подходит к другому рассказу=) а тут...тут другое немного=)

0

12

К другому? А к какому? Можно почитать?

0

13

Он был рожден, чтобы мчаться на мотоцикле…
…невысокий, щуплый двадцатилетний парень с бледным, невыразительным лицом, длинными, всегда плохо промытыми волосами и сонным, даже каким-то туповатым взглядом водянистых глаз…
Но когда посреди байкерской тусовки он садился на свой старенький «Харлей», его глаза мгновенно оживали. Оживали внутренней отрешенностью. На лицо ложилась печать одухотворенности, свойственная высоко творческим натурам, и, когда мотоцикл уносил его в бешеном рок-н-ролльном ритме по его любимому шоссе прямо к горизонту, такая первобытная, дикая и красивая сила вспарывала пространство, что отвязные байкеры с татуировками на мускулистых руках невольно замолкали, провожая взглядом уносившийся вдаль «Харлей», а байкерские девки восторженно визжали вслед и были в эту минуту готовы для него на все.
…но он был рожден, чтобы мчаться на мотоцикле…
Он всегда уезжал и возвращался один. А потом всю ночь, угловато согнувшись, сидел в байкерском пабе над стаканом с соком – ему нельзя было пить даже пиво по причине больного желудка, сидел, изредка обводя ничего не выражающими глазами творящееся кругом веселье, и абсолютно никому не был интересен.
В тот день на 87-м километре его любимое шоссе неожиданно встало дыбом перед передним колесом, завертелось и страшно ударило его плашмя одновременно в лицо и грудь.
А через три дня байкеры разъезжались с местного небольшого кладбища, оставив на могиле гору полевых цветов и его знаменитый черный шлем с профилем серебристого воющего волка, который он так ни разу и не надел.
А еще через три дня посреди ночи в старом покосившемся сарае осиротевший «Харлей», небрежно прислоненный к стене, вдруг дико взвыл заработавшим мотором и, стреляя выхлопной трубой, рванулся с места, врезался в плотно закрытую дверь и мертво завалился набок, ломая в падении руль и спицы.
…летит лунными ночами в нескольких метрах над шоссе черная тень парня на мотоцикле. Треплет ветер длинные волосы и бахрому на косухе. И обгоняемые им байкеры нестройным воплем приветствуют последнего рыцаря дороги, пришпоривают свои ревущие машины, и уходит призрак вперед и вверх и тает в ночном черном небе…
Он был рожден, чтобы мчаться на мотоцикле. Он умер, чтобы мчаться на мотоцикле.

Автор Сергей Максимов.

Вот к этому. ИМХО=)

0

14

Может быть.. хотя "бледное, невыразительное лицо" - мне казалось для героя этой песни не подходит. некрасивое - может быть. Но НЕ невыразительное.
Хотя - здесь я думаю каждый представляет своё...

0

15

Лёна ну просто для многих слушающих эту песню уже при фразе "Ты летящий вдаль" представляеться парень в джинсе,коже и на мотоцикле... Без мотоцикла нет летящего ангела=)Вернее ангел то он как раз только на байке=)

З.Ы. за логику не ручаюсь, я только проснулся :D

0

16

Вообще наверное трудно представлять себе героя даже довольно конкретной песни - одинаково. Каждый представляет себе по-разному. У кого-то может ассоциация с другом.

0

17

Аллант я имел ввиду среднее представление=))

0

18

Твои друзья говорят тебе, что ты изменился. Ты не пересчитываешь сдачу в магазине, совсем забил на футбол, отвечаешь невпопад. А когда наступает вечер, рассказываешь по телефону сказку о нехватке времени и уходишь бродить по улицам. Слушаешь собственные шаги, рассматриваешь тени. Ты не знаешь, что с тобой? Я скажу. Тебе перешла дорогу синяя кошка.
Она не виновата! Просто шла себе мимо, ведь и синим кошкам надо где-то гулять. Она, наверняка, старалась идти самой безлюдной дорогой, это в ее характере, поверь мне. Нет, не ее вина, что ваши пути пересеклись. Но ты... Твое настроение теперь надолго синего цвета.
Конечно, это пройдет, обязательно пройдет. Или не... пройдет.

Когда тебе станет очень-очень грустно, так грустно, что захочется выйти в окно, она почувствует. И не сможет не появиться. Ведь она - синяя, самая синяя кошка, кому же, как не ей, знать, насколько человеку должно быть грустно, если ему хочется выйти в окно.
Она подойдет, потрется о твою ногу и улыбнется. Знаешь, как улыбаются синие кошки? Вот и узнаешь. И все наладится, все сразу наладится. Каждый вечер, возвращаясь с работы, ты будешь знать, что твоя синяя кошка смотрит в окно и ждет тебя. Ни одна продавщица не разбогатеет от твоей невнимательности, приятели начнут конспектировать твои хохмы, и уж конечно, ты ни за что на свете не пропустишь время футбольной трансляции. Ты посмотришь любимую игру в компании синей кошки, которая будет рядом каждый-каждый день.
Жизнь безоблачна, как небо в июне, если синяя кошка с тобой. Тебе очень повезло, тебе можно позавидовать. Грация, улыбка - все при ней. Удивительное существо! Только иногда в синий-синий вечер вдруг отвернется и заплачет. Почему? Да разве поймешь этих кошек.
Ей, синей, можно рассказать любую правду, даже самую тайную. И любую неправду, даже самую невероятную. Можно и не рассказывать ничего, просто погладить. Она такая теплая! Такая же, как все остальные кошки, отличается разве что необычным цветом.
А как она улыбается, какие нежные песенки умеет намурлыкать... А случается, из-за полной ерунды вдруг рассердится, расфыркается, исцарапает руки и убежит гулять в одиночестве. Ничего страшного. Пообижается и вернется, заулыбается снова. Она такая же, точно такая же, как все остальные кошки.

Наступит день - ты вернешься домой и не поймешь сразу, чего не хватает. Или кого?.. Ждешь? Я скажу. Возвращаются кошки всех цветов, кроме синего.
А ты? Твои друзья заметят, что ты изменился, и только. У них свои дела. Да и откуда им знать, что это такое - синее настроение...

Однажды вечером тебе станет очень-очень грустно, и ты выйдешь в окно. (Где-то далеко отвернется и заплачет синяя кошка.)

+1

19

Однажды вечером тебе станет очень-очень грустно, и ты выйдешь в окно.

И будет большой удачей, если там тебя будет ждать синяя птица... Вдруг у нее будет настроение научить тебя летать?

Schuler, зарисовка очень настроенческая получилась. Читается легко и ощущения складываются быстро. Так что... мой респект *снимая шляпу*.  ))))

0

20

Прекрасная миниатюра. Здорово.
http://s51.radikal.ru/i133/0808/b0/a893f2cd9430.jpg

0