Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Интересные факты » Новый взгляд на историю


Новый взгляд на историю

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Предлагаю в этой теме делиться интересными сведениями об исторических событиях и известных людях - то, что показалось интересным, неожиданным и просто чем-то затронуло.
Итак...

Об этом человеке я прочла давно - и после той статьи, а впоследствии многих других  подтверждающих материалов, у меня возникло однозначное представление о благородной душе с трагической судьбой. Судите сами - что может быть несправедливее, чем остаться в веках злодеем, не будучи виноватым и не имея возможности оправдаться?

2 октября исполнилось 555 лет со дня рождения Ричарда Третьего Йорка, последнего короля из династии Плантагенетов.

      Благодаря пьесе Шекспира и огромному количеству исторических романов разной степени бульварности  весь мир знает про ужасного горбуна, захватившего трон и перебившего кучу народа, и в том числе двоих малолетних племянников. Но есть и другая версия, прямо противоположная. В XVI веке на невиновности Ричарда настаивал Бек, в XVII - сэр Гораций Уолпол, в XIX - Маркхэм, а к началу двадцать первого столетия счет борцам за справедливость пошел на тысячи.     
Горбатым, кстати говоря, Ричард не был; одно плечо у него было слегка выше другого, но на этом пресловутое уродство и исчерпывалось. Среднего роста, стройный, с темно-каштановыми волосами и серыми глазами, Ричард Глостер, по свидетельствам современников, отличался немалой силой. Он был одним из лучших - если не лучшим - бойцом своего времени, хорошим военачальником и достойным государем.

      Прожил последний из Плантагенетов недолго - неполных тридцать три года - но это была яркая жизнь. Своим девизом Глостер избрал "Верность меня обязывает", и он действительно был верен своему брату Эдуарду и своей стране. В шестнадцать лет Ричард стал правой рукой короля и оставался таковой до самой смерти Эдуарда. Он, не колеблясь, принял сторону брата в размолвке со всесильным Уорвиком, последовал за ним в изгнание, снаряжал корабли, на которых Эдуард вернулся в Англию из Бургундии; стойкости и воинскому таланту младшего брата Эдуард был обязан и воинскими победами.

   Известны лишь два случая, когда Глостер отказался принять сторону Эдуарда. Первый раз - когда король решился на войну с Францией, собрал войско, пересек Ла Манш и... вернулся назад, удовлетворившись предложенным ему Людовиком Одиннадцатым колоссальным выкупом. Добиваясь мира, Людовик раздавал взятки всем военачальникам и приближенным Эдуарда. Единственным, кто отказался от французского подарочка, был Ричард, полагавший, что, во-первых, нельзя предавать союзную Англии Бургундию, а во-вторых, возвращение в Англию такого количества настроенных на войну вооруженных людей ни к чему хорошему не приведет. Вторая размолвка между братьями Йорками вышла из-за их третьего брата, Георга Кларенса. Эдуард намеревался его казнить, а Ричард упорно этому противился. Георг умер в тюрьме при загадочных обстоятельствах; считается, что он был убит по приказу короля.

      Ричард же продолжал служить Англии на границе с Шотландией, зарекомендовав себя умелым политиком, военачальником и администратором. Его любили и уважали, в отличие от многочисленных и прожорливых родственников королевы.

      Когда после смерти Эдуарда Ричард стал сначала протектором Англии, а потом королем, страна откровенно обрадовалась, но правление его оказалось недолгим. В августе 1485 года Ричард погиб в битве при Босворте. Причиной послужило предательство лордов Стэнли, перешедших на сторону Генриха Тюдора и ударивших королю в спину.
Догадавшись о предательстве, сэр Кэтсби предложил королю бежать. Тот отказался, приказал закрепить у себя на шлеме корону Англии, "встал на стременах, сказал: "Мы едем искать Генриха Тюдора" и опустил забрало; паж подал ему боевой топор, и король указал латной перчаткой трубачам играть атаку... С ним было менее сотни человек..." Решение было безумным, но единственно верным, если, конечно, не считать выходом бегство. Прорваться к прячущемуся за чужими спинами Генриху Тюдору и захватить его или убить. Лишившись знамени (потому что вождем, по крайней мере военным вождем, Тюдора считать было нельзя), его сторонники должны были рассеяться.

      Ричард и его рыцари спустились с холма, перешли на галоп, "на дороге поднялась пыль, как желтый туман". Они пронеслись мимо "сотен и сотен" людей Стэнли и врубились в охрану Тюдора. Тот, испугавшись, собрался было бежать, но тут Стэнли бросился на короля с тыла. Ричард крикнул "Измена", но даже не попытался поворотить коня, продолжая рваться вперед. Он уложил многих, в том числе и знаменосца Тюдора, но силы были слишком неравны.

Ну а по поводу убийства принцев... одно непонятно: Шекспиру-то зачем было ЭТО НАДО?!
Чистейшая фальсификация истории. Кому интересно - читать вот здесь: http://kamsha.ru/york/stat_god_see_true.html (разделы  "А вот это мотив" и "Тоннель от Бомбея до Лондона"), да там всё интересно...

Победители сделали все, чтобы отобрать у него даже посмертие, сотворив миф о горбатом детоубийце. Но правда все равно проросла сквозь ложь и подлость. Спустя полтысячи лет знамя с Белым вепрем вновь реет под английским небом, а в Лейстере, где некогда стоял старый замок, напротив моcта, по которому проезжал Ричард, направляясь на свою последнюю битву, теперь стоит памятник. Молодой рыцарь в разбитых доспехах с мечом в руке высоко поднимает корону. Не горбун, не убийца, не жаждущий власти интриган, а человек, пронесший через всю свою недолгую и горькую жизнь идею верности, чести и милосердия.

Очень много интересного вот здесь: http://kamsha.ru/york/ по всем разделам.

И в заключение - стихотворение, которое я хотела сначала бросить в понравившиеся стихи, но оно как раз - посвящено Ричарду и его воинам, павшим при Босворте.

Мы вернемся - травой из-под снега, слезой из-под век;
Мы вернемся - неведомым ветром в пронзительном сне...
Мы легли в эту землю - и сделались ею навек:
Это наши улыбки цветут на лугу по весне!

Мы - земля, черный щит от любой клеветы,
Мы - заслон от вранья, лихолетья и грязных вестей.
И, не ведая смерти, горят белизною цветы -
Это молодость наша сияет гербом на щите!

Наш погубленный смех оживает биеньем струны,
И дыхание наше вливается в шепот листвы...
Мы исполнили долг - и с победой вернулись с войны,
Вопреки безвремЕнью - с победой: ведь мы - это вы!

(Элеонора Раткевич. (Сборник "Время золота, время серебра")

увеличить

0

2

Был такой царь в нашей истории, Алексей Михайлович. В народе его прозвали Тишайшим. И пришел к нему однажды тоже небезизвестный протопоп Аввакум с жалобой, дескать, что же это, царь-батюшка, Филарет-то делает, народ креститься тремя перстами заставляет. Испокон веку двумя крестились, только так нам Господь и завещал. Послушал его царь, слез с трона, размахнулся тяжеленным посохом да и ударил Аввакума промеж глаз. Протопопа в ссылку, с глаз долой, а тот за выбитые передние зубы осерчал больно и написал о своем житие, в котором выставил и Алексея Михайловича, и ненавистного Филарета в очень неприглядном свете. И до сих пор по той рукописи все свое мнение о царе и составляют. Мораль сей басни такова: хотите оставить свой след в веках, не ссорьтесь с подданными, они могут существенно подпортить вам репутацию.

Отредактировано Lonely_candle (2007-10-10 18:25:43)

0

3

АГРИППИНА, МАТЬ НЕРОНА

Считается, что по-латыни Агриппина означает «горестная».

http://static.diary.ru/userdir/1/2/4/0/1240863/57751725.jpg

Рождения сына Агриппина ждала девять лет. Девять долгих лет прошло с того момента, как тринадцатилетняя Агриппина, правнучка императора Августа, прозябавшая в нищете и забвении, сочеталась браком с одним из самых богатых и знатных римлян Гнеем Домицием Агенобарбом. Юная Агриппина внимательно оглядела будущего мужа, который был на тридцать лет ее старше, и решила, что он вполне подходит для осуществления ее плана. А план у нее был один. Казалось, что она родилась уже с жаждой власти.

Но, сделав ставку на мужа, она просчиталась. Агенобарб, забияка и дебошир, любитель попоек, девок и гладиаторов, абсолютно не стремился к императорской власти. Этого она ему не простила и за несколько лет юное создание превратилось в деспотичную, злобную и язвительную жену. Между супругами разыгрывались страшные сцены. Агриппина закатывала мужу такие скандалы, что случавшиеся свидетели поначалу боялись, как бы Агенобарб не придушил скандалистку.

Но не тут-то было, колосс-муж побаивался свою хрупкую жену и относился с невольным уважением к ее характеру - еще более мерзкому, чем его собственный. Агенобарб, зная нрав жены, очень опасался за свою жизнь и старался держаться подальше от Агриппины. Лишь изредка он наведывался в ее спальню для того, чтобы зачать наследника. И вот этот момент настал - у них родился сын.

- Он сделает то, что не сумел сделать ты, - сказала Агриппина, - он станет императором.

- Да, - ответил Агенобарб,- в таком случае мне жаль римлян.

И он навсегда покинул свою юную жену. Когда через два года Агенобарб умер, Агриппина не смогла сдержать радостный вздох облегчения. Теперь она свободна и может приступать к осуществлению своей мечты.

В это время на троне восседал ее брат Калигула. Калигула был юношей обворожительным и хорошо образованным, поначалу он правил вполне мудро. Но затем у него что-то случилось с головой, и Рим потонул в крови.Воздействовать на императора силой женского обаяния было бесполезно. Калигула не любил женщин. Его сердце принадлежало юному Лепиду. Через него и решила действовать Агриппина.

http://static.diary.ru/userdir/1/2/4/0/1240863/thumb/57752013.jpg
  Калигула
Она справедливо полагала, что римляне не очень опечалятся, если их безумный император скончается чуть раньше положенного срока. Лепид без колебаний пал к ногам прекрасной Агриппины. Они стали не только любовниками, но и сообщниками. Хитрая женщина ловко водила за нос императорского наложника, уверяя, что после смерти Калигулы, он получит императорскую корону. Дело оставалось за малым - устранить Калигулу.

Агриппина отправилась к знаменитой предсказательнице Локусте. Колдунья дала ей яд. Но заговор был раскрыт. Локусту бросили в темницу, Лепида казнили, а Агриппину с маленьким Нероном отправили на Понтийские острова.

- Я вернусь! - в бессильной злобе кричала женщина.

И вернулась. Через несколько месяцев, когда Калигула погиб от рук более удачливого заговорщика Кассия Херея.
Сменивший Калигулу император Клавдий приходился Агриппине дядей и считался слабоумным. На самом деле он был не так уж и глуп, как казался, хотя и выдающимися способностями не обладал. В целом Клавдий был человек кроткий, тихий и безумно влюбленный в свою жену Мессалину. Мессалина была на сорок лет младше мужа, и ее коварный нрав был хорошо известен всему Риму.

Красавица брюнетка беззастенчиво помыкала императором и ненавидела Агриппину. Агриппина отвечала ей тем же. Обе красавицы стоили друг друга, но у Мессалины была власть. Чтобы обезвредить соперницу, она уговорила Клавдия женить племянницу. Агриппине пришлось смириться. В мужья она выбрала талантливого, богатого и безмерно в нее влюбленного оратора Пассиена.

Пассиен нежно любил жену, но, увы, он оказался абсолютно лишен честолюбия. А Агриппину не устраивало тихое семейное счастье, она стремилась к власти. И пока обстоятельства складывались не в ее пользу, посвятила себя воспитанию сына. Юного Нерона такое рвение матери, надо сказать, в восторг не приводило. Она требовала, чтобы он во всем превосходил сына Мессалины, молодого Британника, а это было не легко.

Британник был превосходным спортсменом, а несколько тучный Нерон любил музыку и поэзию. Вместо этого ему приходилось часами изнурять себя гимнастикой, скачками и прочими спортивными занятиями.

И всеже Агриппина дождалась своего часа. Императрица влюбилась в красавца Гая Силия. Об этой связи знал весь Рим. В счастливом неведении пребывал только сам Клавдий. Мессалина совершенно забыв об осторожности решила избавиться от нелюбимого мужа и сочетаться браком с любовником. Однако заговор был раскрыт не без помощи Агриппины. Силия казнили, а Мессалину втихомолку зарезали.

Сразу же после ее устранения, император стал горько оплакивать гибель любимой жены. Утешать его вызвалась Агриппина. Дело кончилось тем, чем и должно было кончится. Престарелый Клавдий влюбился в прекрасную племянницу. Однако на пути Агриппины имелась одна досадная "мелочь": она была замужем. Интриганка отправилась к Локусте и вскоре бедный Пассиен скоропостижно скончался.

Весной 49 года Клавдий и Агриппина сочетались брачными узами. Но это еще не конец истории. У Клавдия было два фаворита - Нарцисс и Паллант. Последний просто сгорал от страсти к Агриппине. Решившись, он явился к новой Августе и в обмен на любовь пообещал уговорить императора усыновить Нерона и сделать его своим наследником, в обход Британника. Агриппина приняла предложение и вскоре они стали любовниками. Несколько лет эта пара безраздельно правила Римом, а Клавдий был лишь жалкой марионеткой в их руках.

Однако второй фаворит, Нарцисс, считая себя обойденным, начал войну против молодой императрицы и стал на защиту интересов Британника. Более того, он попытался уговорить Клавдия казнить Локусту. Императрица бросилась на защиту колдуньи, а чтобы окончательно обезопасить себя решила избавиться от престарелого мужа. Яд Локусты не подвел и на этот раз и вскоре Клавдий отдал богам душу. Хитрая Агриппина, чтобы задержать Британника во дворце, кинулась в рыданиях ему на шею. А в это время верные ей преторианцы провозгласили Нерона императором.

Агриппина достигла цели, к которой стремилась всю жизнь! Однако счастья это ей не принесло. Самоуверенная мать полагала, что сын будет в ее руках еще более послушной игрушкой, чем муж. Однако 17-летний Нерон очень тяготился опекой Агриппины. Ему не нравилась навязанная матерью ему в жены холодная Октавия, а Палланта он вообще жутко ненавидел. Последнего лишили всех почестей и отправили в изгнание. Взбешенная Агриппина бросилась к сыну и в сердцах напомнила ему, кому он обязан короной и что есть еще Британник, который тоже не прочь стать императором.
  http://static.diary.ru/userdir/1/2/4/0/1240863/thumb/57752190.jpg  Нерон

Нерон побледнел, сказанных матерью в сердцах слов он не забыл. Через некоторое время Британник скоропостижно скончался. Агриппина догадалась, что дело не обошлось без Локусты и очень испугалась. Она поняла, что с ее влиянием покончено раз и навсегда. Гордая женщина удалилась в свои загородные владения. Но втайне надеялась, что сын одумается и позовет ее обратно. Может оно так бы и случилось, но Нерон влюбился в расчетливую красавицу Поппею. Власть зеленоглазой любовницы была столь велика, что Агриппина заволновалась и вернулась в Рим. Поппея учуяла в ней опасного врага и уговорила Нерона убить свою мать.

Не сразу, но Нерон согласился. Он пригласил Агриппину погостить к себе на галеру. После ужина женщина отправилась спать в каюту, где на нее упала искусно подрубленная балка. Агриппина чудом уцелела. Возвышавшийся над кроватью балдахин, смягчил удар. Она прыгнула в воду и благополучно достигла берега. Когда Нерон узнал, что его мать спаслась, он впал в ярость и испугался. Она могла с ним разделаться также, как и со всеми, кто стоял на ее пути. Быстро был состряпан ложный заговор во главе с Агриппиной. И император не дрогнувшей рукой подписал смертный приговор всем зачинщикам.

На виллу в Бауле ворвались солдаты. Не останавливаясь, они прошли в спальню Агриппины. Когда они оттуда вышли, Агриппина уже покинула сей бренный мир. Нерон оказался достойным сыном своей матери.

((с)пасибо за статью Жанне)

0

4

http://static.diary.ru/userdir/1/2/4/0/1240863/53496564.jpg
В Индии во время обряда бракосочетания невеста, распростертая у ног жениха, мыла его ноги в тазу и обтирала своими волосами. Потом проделывала то же самое с ногами свекрови. После этого, как российский призывник,  произнесший армейскую присягу, она переходила в полное и безропотное подчинение.

Пока супруги жили вместе, у нее были некоторые привилегии, как у продолжательницы рода, несмотря на то,  было ей пять лет или пятьдесят.  Как только муж умирал, ее ожидали сати или  гражданская смерть. Тоже несмотря на то, было ей пять лет или пятьдесят.  При этом если умирала она, мужчина законно вступал в брак.

Если вдова отказывалась всходить на погребальный костер, ей полагалось выбрить голову, сломать все украшения, бросить их в огонь вместе с  бритыми волосами; до смерти ходить во всем белом, если стала вдовой до двадцати, или во всем красном – если после; не посещать храмы, религиозные церемонии и общие праздники;  не разговаривать и не есть с кем-то из родственников; спать и работать отдельно от всех, ибо общение с ней оскверняет людей, в течение семи лет после смерти мужа.

Считалась, что вдова, встреченная первой на дороге, приносила такие несчастья, что люди возвращались домой и откладывали дело на следующий день….
Одним словом, смерть на костре выглядела привлекательнее, тем более что обещала более комфортное воплощение. Были даже времена, когда женщины спорили между собой, которая более достойна быть сожженной. А брахманы, как грамотные деятели религиозного бизнеса, в этой ситуации старались повлиять на мужа, выбирая ту, украшения которой были мощнее, поскольку потом забирали их себе, выгребая из угольков и пепла.

Приняв решение о самосожжении, вдова садилась с веткой манго возле тела мужа. Потом мылась в бане, надевала новое платье, давала выкрасить себе ноги хной. Созывали народ и испытывали ее огнем, женщина прилюдно держала палец на свече или клала руки на угли.
Если огонь не пугал ее, начинали готовить к сати, перед которым давали одурманивающий отрав из трав.  Отвар давали не везде, во многих случаях его заменяла атмосфера стресса, голодной молитвы, нагнетаемой экзальтации.

На костре она склонялась к трупу мужа, ложилась на него, а иногда женщину к нему привязывали. Если муж умирал вдалеке, вдова сгорала, прижимая к груди его одежду или обувь. В некоторых случаях женщины сами давали знак зажечь костер…
Известны примеры, когда сыновья и родственники связывали вдову и бросали в пламя, поскольку часто ее протест приводил к тому, что всю семью исключали из касты.  Маленьких девочек-вдов сжигали вместе с куклами…

Непонятно, почему мужская церковь  так не любила женщин. .. если инквизиторы хотя бы придавали своим жертвам статус «идеологических врагов», то индийские брахманы жгли безупречных жен и дочерей.

Мария Арбатова «Дегустация Индии»

0


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Интересные факты » Новый взгляд на историю