Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Альтернативная история » Словеска по миру Дельта


Словеска по миру Дельта

Сообщений 41 страница 60 из 83

41

Совместно с Лёной

  - Привет, Мигель! – в голосе Ольги слышались приветливые и почти радостные нотки. – Садись, позавтракай вместе с Диего! Говоришь, работы нет? – поинтересовалась она не то у Мигеля, не то у Кантора, доставая из шкафчика для него тарелку и выкладывая на стол продукты. – Ну, это не проблема. Можно спросить у Карлоса, думаю - он что-нибудь предложит… да? – посмотрела она на Кантора.
На мгновение на кухне возникло то потерянное ощущение близости любящих людей, понимающих друг друга с полуслова… ровно на мгновение, до того момента, когда, вспомнив, что они вообще-то уже давно не близкие друг другу люди, Ольга вдруг отвела взгляд, досадуя на саму себя.
«У меня ведь есть Артуро! И я здесь только по делу!» - мысленно повторила она, все меньше веря в это.
  - Конечно, я и сам хотел его попросить… - негромко ответил Кантор.
  - Там же сейчас ремонт, рабочие наверняка нужны… - не глядя на него, произнесла Ольга и спросила уже у Мигеля:
  - Ты работать-то умеешь? Красить что-нибудь? Строить? Декорации нужно будет изготовить...
  - Ага… - блаженно улыбнулся тот. Мечта о том, что он будет работать в театре… пусть не актером, пусть простым рабочим, но в театре наконец могла сбыться! – Я много чего умею… мне и на стройке пришлось немного поработать… я стены красить умею… Хотите, я вам… то есть тебе, стену в гостиной покрашу? – перевел он взгляд на Кантора.
  - А что со стеной? – удивилась Ольга, которая до этого момента не видела ночных музыкальных художеств Кантора.
  - Ой… да, правда, а что со стеной? – смутился вдруг Мигель. – Я понял только, что ее кто-то нотами исписал… А что это вообще?
Кантор на секунду застыл, вспомнив ту ночь и предшествовавшее ей объяснение, криво усмехнулся и ответил с еле заметной горечью, глядя прямо в глаза Ольге:
  - А это от жильца прошлого осталось… бард тут один жил… когда-то.
Ольгу что-то больно кольнуло. Она поняла, что он имел в виду.
  - Не надо ее закрашивать… Пусть останется, - почему-то сказала она.
Они перекусили, перебрасываясь вежливыми и малозначащими фразами. Ольга было хотела спросить Мигеля, как его угораздило нарваться на грабителей и как он вообще оказался у Диего, но молчала.
  - Диего, я зачем пришла… - сказала наконец она, когда мужчины позавтракали. – Вчера репетиция закончилась раньше времени, и Карлос хотел собрать сегодня утром... всех. Ты как? Пойдешь?
  - Пойду, конечно. - Кантор встал. - Сейчас я оденусь...
Он быстро вышел из кухни, угадав обостренным слухом чуть слышное "ох" Мигеля.
Побледневший Мигель отставил чашку с недопитым кофе.
  - Как же это... - выдохнул он.
  - Как? - почему-то зло сказала Ольга, которая сама до сих пор не могла спокойно смотреть на спину Кантора. - Ваши мистралийские застенки, естественно! Это ты ещё мало видел...
Мигель подавленно опустил глаза.
  - Только он не любит об этом говорить… - пристыженно добавила Ольга. Сорвалась вдруг на парне... ни за что не про что...
Они молча допили кофе, и Ольга не успела убрать грязную посуду, как появился Диего - безукоризненно причесанный.
В любимой черной куртке и рубашке, сияющей белизной...

+2

42

Совместно с Аждахой

- Держи. - Кантор протянул Мигелю другую куртку. А то в твоей после вчерашнего лучше не ходить... Идем с нами.
На улице Диего небрежным жестом подозвал извозчика.
  - Ольга, нам надо Мигеля доктору Кинг показать. Я ему вчера первую помощь оказал, но пусть она свое слово скажет...
  - Я поеду с вами, - быстро сказала Ольга.
Увидев в дверях своего кабинета Кантора, метресса Кинг многозначительно улыбнулась. На лице ее появился профессиональный интерес. Такой, как будто ей в руки (или на стол для вскрытия) наконец попал пациент с уникальной болезнью.
  - Добрый день, дон Диего! Глазам не верю - неужели вы наконец решили посоветоваться с врачом по поводу вашей головной боли?
  - Можете не верить дальше, - отрезал Кантор и отступил, явив глазам врача нерешительного Мигеля. - Тут нужно человека посмотреть - ему, по-моему, два ребра сломали. Ну и вообще...
  - Ну-ка стой, голубчик, - отчеканила метресса Кинг, увидев на лице Кантора явное желание смыться. - У тебя по крайней мере есть нормальное лекарство? А не то, которое ты сам себе прописал?
  - Всё у меня есть, - проворчал Кантор, вспомнив некстати, что как раз последняя порция была отдана Мигелю. - Ну дайте ещё, ладно, пусть будет... Вон ему дадите, - он кивнул на Мигеля. А я пошел. Пойдем, Ольга, ты разве не видишь, что Мигель стесняется?
Удерживать далее Диего не было никакой возможности. Ольга пожала плечами, демонстрируя полную солидарность с доктором Кинг: она бы не возражала услышать ее мнение по поводу болезни Кантора... но тот был уже на улице. Сдержанная метресса сокрушенно пробормотала несколько слов, более приличествующих самому Кантору, и надо сказать, что Ольга не нашлась что возразить.
  - Диего, а… - Ольга хотела было спросить его как он себя чувствует, но поняла, что лучше не рисковать. – А как ты с ним познакомился?
  - Да просто мимо проходил, когда из него деньги вытрясали… - буркнул тот. Еще чего не хватало, рассказывать, как все было в деталях! - Ты вот что... попроси Карлоса взять его. У парнишки есть Огонь,  я чувствую... хоть и небольшой. Жалко его...
  - А почему ты сам не хочешь? Карлос ведь тебе не откажет никогда...
  - Вот именно. И так некоторые... многие считают, что я у него на особом счету! - жестко сказал Кантор.
  - Диего!... – хотела привычно возмутиться Ольга, но в который раз за утро одернула себя. – Не надо так…
  -  Как не надо? - зло процедил Кантор, и на миг в его глазах промелькнул прежний холод искусного убийцы. - Я вот как раз не хочу пристроиться под крылышко к главному режиссеру театра! Вообще я порой жалею, что сказал ему, кто я! Ты же меня и достала -"скажи Карлосу да скажи Карлосу"... Надоело! Вот теперь он и смотрит на меня порой, как...  "побитая собака", - хотел сказать Кантор. - Как будто он передо мной виноват! Ну и что? Кому стало лучше от того, что он узнал правду?
Неизвестно, что ещё выдал бы разозленный Кантор, но в это время на крыльце показался Мигель.
  - Диего! Это тебе, - он протянул Кантору бутылочку с лекарством. - По маленькой ложке...
  - Сам знаю, - буркнул тот. - Поехали. Всё нормально у тебя? Что она сказала?
"Ну вот, теперь всё то, что ты пытался ей объяснить, будет воспринято как каприз больного на голову барда..." - поспешил отметить внутренний голос. И ведь не поспоришь.
  - Со мной все нормально... - поспешил ответить Мигель. - А доктор Кинг просила передать... - тут он покраснел. - Что если ты... э-э-э-э... ну в общем... чтобы ты всё-таки к ней зашел, - смягчил как мог Мигель.

+1

43

Орландо немного отвлек Шеллара от государственных проблем, хотя и не развеселил, ибо проблем этих в стране было ничуть не меньше, чем у двух товарищей Канторов вместе взятых.

Горбатого видели в нескольких городах Мистралии, даже в нескольких замках, за которыми теперь устанавливалось наблюдение, а их владельцы подвергались тщательной проверке. Однако, никаких следов деятельности Горбатого пока агенты Ортана и Лондры не нашли.

Шеллар сходил с ума, пытаясь строить гипотезы, пытаясь понять Горбатого и предсказать его дальнейшие действия.
А действий пока видно не было. Зато снова объявились идеи Небесных Всадников, теперь правда, в Лютеции.

Учение входило в мысли населения медленно, еще медленней они там приживались. Страна-бордель под управлением короля-содомита загнила на столько, что большинству, хоть немного обеспеченных жителей, было на столько наплевать на богов, грехи и покаяния, что они пропускали всю эту чушь мимо ушей.

Зато на нее покупались бедняки. Они и так винили во всем власть, так что легко приняли идею ее наказания и свержения одним из богов. Некоторые даже радовались, что хоть один бог наконец, воздаст этим распутным и заевшимся господам по заслугам.

Внимание Шелара привлек тот факт, что догматы веры снова начали меняться. Нет, основа осталась таже: воздаяние, крылатая колесница, посланник и т.д. Однако, явно видно было, что кто-то подогнал веру под Лютецию.

Раньше на столько тонкой и опасной работы в действиях всадников заметно не было. Этот факт указывал на то, что у них снова есть руководство.

Поручив Флавиусу, отправить агентов в Лютецию для поиска и захвата нескольких проповедников, Шеллар переключился на другие дела.

Некоторые сеньоры, поиздержавшиеся на неудачных переворотах, начали поджимать своих крестьян. В попытках вытрясти немножко денег. На этом их можно было ловить и Шеллар с энтуазизмом обсуждал с Флавиусом планы их разработки и возможные ловушки.

Другие земли, лишившись сеньоров (погибших во время переворота) требовали опытных управляющих.
Казначей снова пытался на этом заработать, благо запутать эти сведения было для него не очень сложно.

Скорое возвращение гномов в Мистралию тоже сулило проблемы. И снова экономического плана. Орландо, конечно, все сделал правильно, и Шеллар не позволял себе препятствовать этому возвращению, однако все это было снова не кстати.

Потр "Золотая подкова", не так давно перешедший под руку Империи, тоже требовал времени. Хотя и не так много. Благо идея действий была уже давно опробована и признана удачной. Агенты Флавиуса уже отправились туда и даже прислали первые доклады.
Трудность состояла в том, что квалифицированных разведчиков, вдруг стало не хватать, причем сильно не хватать.
Приходилось замедлять планы, уменьшать количество точек контроля над событиями, что вносило в планы короля элементы случайности.

А Шеллар терпеть не мог случайности и это его злило. Вот и сейчас кропотливо прорабатывая планы подчинения портовых земель, Шеллар был вынужден продумывать слишком много вариантов.

Разговор заятнулся аж заполночь, однако решений все еще не хватало...

0

44

Совместно с Аждахой

- Маэстро, вы не заняты? – Ольга постучала в кабинет Карлоса.
  - Заходи! – Карлос махнул рукой, и пепел с сигареты осыпался прямо на стол. Маэстро, погруженный в свои мысли, как всегда не обратил на это внимания. – О, вы с Диего вместе пришли?
  - Мы… - Ольга хотела было что-то возразить, но сдержалась. – Да… Маэстро, тут мы привели одного человека… Ему очень нужна работа… Мигель, да ты проходи уже, что ты стесняешься, как девица на выданье?
В дверях показался взволнованный донельзя Мигель. Еще вчера он и представить себе не мог, что увидит самого Карлоса!..
  - Здравствуйте, Маэстро… - только и смог сказать он.
Карлос, который отвык от такого внимания к собственной персоне, поперхнулся дымом и, благоразумно убрав сигарету в пепельницу, ответил:
  - Здравствуйте. Так кем вы хотели работать, юноша? Актером?
  - Ну... - Мигель смутился ещё больше, но у него хватило сил промолчать. - Я на стройке работал, могу ремонт делать... Декорации там... ведь они ещё не готовы?- с надеждой спросил он.
- Ещё нет. - Карлос внимательно оглядел Мигеля, блуждавшего взглядом по кабинету и выискивающего  на стенах свидетельства принадлежности этой вполне деловой комнаты к миру искусства.
- Ладно, юноша, подождите в коридоре, мне с этими двумя господами нужно поговорить. А потом я решу, что делать с вашим трудоустройством…
Мигель кивнул с такой радостью, точно ему предложили главную роль, и скрылся за дверью.
  - Где вы нашли этого ребенка? – удивленно посмотрел Карлос на Ольгу с Кантором. – И кому из вас пришло в голову притащить его  сюда? А что у него с лицом, кстати?!
  - Маэстро! – воскликнула Ольга. – Ему очень нужна работа! Любая! Я думаю, он будет стараться... А это его вчера избили…
  - А еще он мечтает работать в театре, – зачем-то добавил Кантор.
  - И что? Вы теперь будете таскать сюда всех, кто мечтает о театре? – съязвил Карлос, снова закуривая. – Ладно, пока нам нужны строители, декораторы, а там… там посмотрим.
  - А еще у него есть Огонь… - робко добавила Ольга.
  - Ну, понятно… - маэстро потер спину, болевшую после ночи, проведенной за столом. – Посмотреть, послушать, дать роль… Ольга, я ведь тебе уже говорил, что нельзя тащить в театр всех, кто хочет быть актером!
  - Маэстро, но…
  - Ладно, ладно, потом, как-нибудь… - пробормотал Карлос, перебирая на столе какие-то листы.
  - Диего, ты как сегодня себя чувствуешь? - нерешительно осведомился Карлос.
  - Пока всё прекрасно.
  - Я хотел сегодня попробовать соединить вас с оркестром. Пора уже. И ещё у меня к тебе кое-что...  я тут хотел предложить тебе... Ольга, я читал ту пьесу, что ты принесла. С некоторыми поправками, правда - но может получиться интересный спектакль! Небольшой, правда, камерный...  наверное, одноактный ... Но интересный, драматичный. И поставить его будет легко, тем более что никаких особенных декораций он не потребует... Потому что "Юность волшебника" нельзя ставить кое-как! А эту пьесу можно сделать быстро... и хорошо. 
А этому юноще передайте, чтобы с завтрашнего дня приходил пораньше - работы достаточно.
- Почитай, пожалуйста, - протянул он Кантору листы. Есть у меня одна мысль... Ты не играл раньше драматических ролей, но это не важно...
  - Маэстро! Я поняла! - с энтузиазмом проговорила Ольга, глядя в посерьезневшее лицо Кантора. - Он же действительно на Диего похож!!
Она стала лихорадочно вспоминать действительно понравившегося ей персонажа пьесы, который, строго говоря, являлся ее стержнем и главным героем. Угрюмый характер, вспышки раздражения... постоянная внутренняя боль... глубокая порядочность - и разлад с самим собой...
                                                     *  *  *

Оркестранты долго и бестолково рассаживались на своих местах, споря о том, где каждый должен сидеть и почему всё так неудобно, и когда наконец будет готово нормальное помещение... Затем они стали настраивать инструменты.
Кантор пристроился в первом ряду и ждал.
Что-то давно и прочно забытое, безжалостно выброшенное из памяти... вдруг разрасталось в полный рост.
Он сжал подлокотники кресла, глядя невидящими глазами в потолок скромного и пока ещё обшарпанного зрительного зала... Столько всего вставало перед мысленным взором под эти смешные и совсем не романтичные звуки настраиваемых скрипок и виолончелей... Было и радостно, и больно.
Поглощенный воспоминаниями, он не видел, как тихо подошедшая Ольга со страхом смотрит на него...

0

45

Совместно с Аждахой

Но вот, кажется, музыканты наконец окончательно расселись, расставили пюпитры и настроили скрипки...
  - Диего, Тарьен - на сцену! - позвал Карлос.
Кантор встрепенулся и, не замечая взгляда Ольги, взлетел по ступеням вверх.
Они с Тарьеном встали друг против друга - надо было изображать поединок.
Мигель, тихо стоявший поодаль и ожидавший, что Кантор или кто-нибудь другой проведут его за кулисы и покажут фронт работы, выдав кисти и краску, неверящими глазами уставился на сцену...
  - А он разве не рабочий? – не выдержав, шепотом спросил он у Ольги.
  - Нет, Диего актер… - так же тихо ответила она. – Тш-ш-ш… дай послушать. Я еще ни разу его с оркестром не слышала…
Мигель умолк, глядя на Кантора круглыми глазами, а тот, дождавшись своей партии, запел…
Очень скоро и застывший Мигель, и притихшая Ольга, и все, кто был рядом, включая Карлоса, который  не сводил взгляда с двух солистов, забыли о том, что, собственно говоря, это была всего лишь репетиция.
Это не был поединок двух волшебников, двух мировоззрений и двух страстных натур...
Худенький и скромно одетый Тарьен, совсем не похожий на могучего волшебника, пел как никогда хорошо - и слёзы наворачивались от завораживающей мягкости и какой-то мальчишеской беззащитности в его голосе. Безукоризненно элегантный Кантор, ничем внешне не напоминающий орка, двигался по сцене неуловимыми звериными движениями, то плавными, то резкими и рваными... и его голос заполнял весь зал, заставляя сопереживать последнему, отчаянному шагу человека... или не человека, но это было неважно... поставивишего на карту всё и прекрасно знающего о своём проигрыше.
Последняя высокая нота - и музыка кончилась. Наступила тишина. И только тут Ольга перевела дыхание.
  - Эль Драко... - подумала она и  вспыхнула, испугавшись, что сказала это вслух. - Ты вернулся.
И какая разница, что голос был другим...
Кантор огляделся. Мигель смотрел на него, будто видел в первый раз… Карлос нервно чиркал спичкой по коробку, пытаясь закурить… Ольга глядела в пол, кусая губы…
  - Спасибо. Перерыв, - тихо сказал Карлос неожиданно ломким голосом. - Диего... подойди на минуту, пожалуйста... Маэстро Тарьен! Очень хорошо. Только... я не слышу... Я хотел бы лучше слышать именно вашу правоту! Вы же победитель! Вы сильнее... и вы правы. Ладно, отдыхайте...
Возникла пауза; музыканты, как-то странно посматривая на солистов, сложили инструменты, Тарьен застенчиво поклонился и  спустился в зал, присев где-то в уголке, а Кантор сел рядом с Карлосом. В это время в театр вошел Артуро Сен-Барреда.
Он подчеркнуто вежливо поклонился всем сразу и никому в отдельности, а потом быстро подошел к стоявшей в стороне Ольге.
  - Милая, ты занята?
  - Артуро, у нас репетиция! - воскликнула Ольга.
Кантор с нескрываемой радостью отметил, какое раздражение послышалось в ее голосе.
Карлос же смотрел на Артуро, едва сдерживаясь, чтоб не выгнать его прочь – ещё хорошо, что тот не явился пятью минутами раньше и не испортил всю репетицию!..
  - Но как же, моя хорошая... И дальше Артуро начал что-то тихо говорить, так что даже Кантор при всем желании почти ничего не услышал, кроме слов " но ты же даже не завтракала" и "сейчас же у вас перерыв?"
Ольга слушала нахмурившись, изредка бросая смущенные взгляды на актеров и Карлоса.
  - Маэстро, - обратилась она к нему, когда Артуро замолк. – Могу я отлучиться ненадолго? Буквально на полчаса…
  - На час, – вставил Артуро.
  - На полчаса, – сухо ответил Карлос. - У маэстрины много работы.
  - Я буду через полчаса, - сказала Ольга. Она нерешительно постояла на месте, ей не хотелось идти... но Артуро ласково увлекал ее прочь, обняв за плечо, и Ольга вышла, так и не поймав взгляд Диего.

  - Диего, - нерешительно сказал Карлос, - ты мне ноты давал... Хочешь послушать? Ребята вроде выучили.
Карлос кивнул первой скрипке, и музыканты, правда не все - малым составом - снова взяли инструменты  и поднялись на сцену.
Кантор достал из кармана сигару, взял со столика Карлоса спички и закурил, сразу же сломав спичку и не заметив, что она обожгла ему пальцы.
Единый вздох скрипок прозвучал неожиданным стоном. Диего встал, нервно затянувшись, забыв о том, что в театре он никогда не позволял себе курить... Музыка нарастала, кричала и пела, прощалась и надеялась...
Кантор стоял перед сценой, где несколько музыкантов играли то, что он недавно сочинил...
Стоял, закрыв глаза и сжав кулаки.
Музыка кончилась... несколько мгновений все молчали - и Карлос, и оркестранты...
Потом Карлос крикнул "Браво!", ребята загомонили, рассказывая, как они это выучивали, и как быстро у них получилось соединить всё вместе... И как им это нравилось...
  - Спасибо, - тихо произнес Кантор.
Сзади подошел Мигель.
  - Диего, это ТВОЯ музыка? - ошеломленно прошептал он. - Прости... Я ничего не знал...
Кантор обернулся и посмотрел сквозь Мигеля, не видя его. Рассеянно провел рукой по волосам и хотел что-то сказать... Но вздрогнул всем телом и вдруг побледнел, - сигара, прочертив горящим кончиком по белой рубашке, покатилась на пол.
Лицо исказила гримаса боли, Диего пошатнулся и наверное упал бы, если бы не Мигель.

0

46

Совместно с Лёной:
 
- Ольга, милая, - Артуро смотрел Ольге в глаза. - Ты такая грустная... Что-то случилось?
Они сидели в ресторанчике рядом с театром и ждали, когда официант принесет заказ. Ольге до сих пор было неудобно перед труппой и Карлосом, что она ушла в такой момент. Перед глазами возник образ Кантора… нет, Эль Драко… нет, все-таки Кантора… Как же он был хорош!..  и как жаль, что она не успела сказать ему об этом…
  - Артуро... - Ольга подняла глаза от стола и вновь опустила их. - Все в порядке. Мне просто не стоило уходить с репетиции.
  - Ты и так всё время там... А сегодня вообще убежала с самого утра. Тебе со мной тоскливо, наверное. Находиться рядом с неудачником действительно неинтересно, - грустно усмехнулся Артуро.
  - Артуро, ну что ты! - вспыхнула Ольга. "А я ведь и правда сбежала, пока он спал... Чтобы ни о чем не говорить и не объяснять... Он же не виноват в моих страхах! Ему и без того плохо!"
  - Я же и так знаю. Извини - больше не буду об этом. Просто без тебя так пусто в этом доме... Я даже и дом не могу тебе предложить такой, какого ты заслуживаешь! Ладно... Зачем я опять… Родная моя, - на лице Артуро появилось выражение скорби. – Мне сказали, что вчера ты обедала... с ним.
  - И кто же тебе доложил? – угрюмо спросила Ольга.
  - Не важно, кто… - вздохнул Артуро. – Милая, меня так беспокоит, что ты проводишь с ним столько времени… в театре… а теперь и не только, - Артуро прерывисто вздохнул и замолчал.
Полный тоски взор мистралийца вызвал у Ольги очередной приступ угрызений совести. Только вот вместо грустных глаз Артуро, казалось, готовых пролиться слезами, ей совершенно не вовремя вспомнились другие... Угрюмый взгляд когда-то безоглядно жарких глаз: "Что вам всем сдалось мое здоровье?!" - то, что и заставило ее забыть обо всем и  придти с утра… придти, даже не подумав, что скорее всего он будет не один... Потому что невмоготу больше было гадать – как он там.
Чертов Жак, ну что ему стоило рассказать, что же увидел Плакса, чтоб она не мучилась кошмарами и не гадала всю оставшуюся ночь, какое же на самом деле проклятье послал на голову Кантора крылатый… 
  - Ты молчишь… значит, я прав? - у Артуро дрогнули губы, и он потер висок, словно у него заболела голова.
Этот жест опять напомнил Ольге Кантора... как будто вместо Артуро здесь сидел Диего. Вот только... Если бы у него заболела голова, он бы просто ушел. Молча.
  - Артуро, что с тобой, тебе плохо? – спросила она.
  - Голова болит с утра… - вздохнул тот.
«И меня рядом не было…» - с тоской подумала Ольга. – «Я в это время не его, а Диего с Мигелем завтраком кормила…»
Ольга оборвала себя. Опять она думает о Канторе, когда рядом Артуро так плохо? причем - из-за неё, если быть честной!
"А Кантору тоже порой не очень-то хорошо... - тихо и робко сказал кто-то внутри нее. - И он об этом - не говорит..."
  - Перестань. Не думай ты ни о чем, ерунда всё это! - сказала Ольга, успокаивающе положив руку сверху на сцепленные пальцы Артуро. - Ты же знаешь - я тебя люблю! - привычно произнесла она и вдруг подумала, что у нее и здесь, похоже, в жизни всё наперекосяк и наоборот... Иначе почему ей диалог с Артуро напоминает беседу гуляки-мужа с ревнивой женой?! Только в роли мужа почему-то выступает она...
Ольга еле сдержала усмешку, представив, как бы над этим мог издевнуться Кантор...
  - Я, конечно, уже опаздываю... Ты доешь  всё спокойно, а я побежала... Карлос ругаться будет.
Ольга вскочила, чмокнула Артуро и быстро пошла прочь, по дороге очень удачно сунув деньги официанту, кивком указав тому на сидящего за столиком кабальеро.
И подошла к театру как раз вовремя, чтобы увидеть спешно отъезжающую карету и высыпавших на улицу артистов, которые как раз уже возвращались обратно.
Лица  у всех были растерянные и грустные…

+1

47

А в это время Шеллар обсуждал с мэтром Истраном сон Орландо, а также судьбу Диего.

- ...ну вот и все, мэтр, больше он ничего мне не рассказал, просто сбежал. Вообще, я вынужден отметить прискорбный факт. Орландо не любит анализировать информацию, так что хорошего короля из него не получится. А кстати, мэтр Максимилиано еще не подобрал себе преемника? Нет. Как жаль. Жаль.

Шеллар замолчал, раскуривая трубку. А мэтр задумчиво произнес:

- На бедного дона Диего почему-то все шишки, как всегда, сыпятся. Я так понимаю, что наиболее реальную опасность для него представляет именно финальная фаза вашего плана? Я правильно понимаю вашу интригу?

- Да! - подтвердил Шеллар, - В финальной стадии будут учавствовать профессионалы, так что мы не сможем вести дона Диего настолько жестко. Соответственно, его безопасность понизится.

-Вот-вот, - вступил мэтр, - Вы и сами все понимаете. Так чего же вы хотите от меня?
- Мэтр, я хочу узнать, сможете ли вы контролировать дона Диего через зеркало. Я понимаю, что вы не сможете целыми днями сидеть у него, но возможно, это может сделать кто-то из ваших учеников? В этом случае я смогу распределить агентов таким образом, чтобы их невозможно было бы засечь.

- Нет, нет. Ваше величество. У меня не хватит учеников, чтобы организовать круглосуточное наблюдение за доном Диего. Да и само это наблюдение очень выматывает. Можно понаблюдать 2 часа, ну три максимум, но потом даже мне станет плохо. Сами понимаете, что любая магия имеет ограничения.

- Да, жаль. А как насчет невидимости? Вы сможете сделать пару агентов невидимыми?

- Это, конечно, возможно, но если там будет хороший маг, то он сможет их почувстовать.
- Вряд ли там будет маг, - выдохнул ароматный дым Шеллар, - мистралийская оппозиция не сможет себе позволить мага.
- Однако ваша теория не объясняет убийство. Тем более такое наглое, - остановил короля мэтр Истран.
- На этот счет у меня другая теория, - улыбнулся король, - Я думаю, что тут происходит взаимопересечение линий. Убийство должен заказать Артуро, однако у него нет денег на это. Более того, у него нет соответствующих связей, а хорошего убийцу не найдешь в первой попавшейся подворотне. Я надеюсь, что агенты Флавиуса смогут проконтролировать момент возникновения денег у Артуро. Тем более, что он может взять их только из двух источников:
- первый - Ольга, а второй - маг, которого он как-то шантажирует. Кстати, мэтр, а вы не знаете, кто из ваших коллег мог придумать такое заклинание?

- Ваше величество, - устало произнес мэтр, - я вам уже говорил, что хоть магов, способных разработать заклинание такого уровня, немного, но они разбросаны по всему миру. И их все же несколько больше, чем вы можете проверить. Сначало вам придется сузить область поиска. А потом уже можно приступать к поиску магов.

- Агенты уже выясняют радиус зоны поиска. У нас есть хоть и не очень точные, но все данные о финансовом положении объектов. Правда, с того времени все же сильно изменились цены... Да и сама неспокойная Мистралия того времени сильно затрудняет поиски, но через пару дней данные будут у меня.

0

48

Совместно с Аждахой

Мигель подхватил падающего Кантора за плечи, сам закусив губы от боли в треснутых ребрах, и попытался вместе с ним сделать пару шагов к ближайшему креслу.
Подскочили Карлос, Тарьен и несколько музыкантов. Вместе, волнуясь и мешая друг другу, они кое-как доволокли Кантора до первого ряда кресел и столпились рядом, не зная, что делать дальше.
- Что с ним такое? - со страхом спросил Мигель, который почему-то сразу вспомнил спину Кантора.
- Ничего страшного, - выдавил Диего. - Скоро пройдет.
И потерял сознание. Голова упала на грудь, и рассыпавшиеся волосы легли, как когда-то чёлка Эль Драко...
Во всяком случае, так увиделось Карлосу. Он тоже вспомнил - о Кастель Милагро, за стенами которой навсегда остался знаменитый бард и его беззаботная, солнечная улыбка. То, о чем старался не думать, встречаясь с Кантором. Слишком страшно было представлять себе это...
Кто-то засуетился; Карлос своими большими, неуклюжими руками пытался удобнее усадить Диего, прикасаясь осторожно, как к ребенку.
Мигель, растерявшись, почему-то стал рыться в карманах, и только наткнувшись на пузырек с лекарством, вспомнил про утренний визит к врачу, а также про слова доктора Кинг о Канторе.
  - Вот! Лекарство! - почти вскрикнул он. - Ему такое же сегодня дали, по-моему... и Мигель нерешительно обвел взглядом присутствующих.
  - Дайте-ка мне! - кто-то аккуратно оттеснил Мигеля в сторону, и в соседнее с Кантором кресло села красивая и спокойная на фоне всех взволнованных актеров девушка. Намочив платок, она положила его  на лоб мистралийца, а сама изучила надпись на пузырьке с лекарством.
  - По чайной ложечке… - робко сказал Мигель. Может, доктора позвать? – посмотрел он на Карлоса. – Я сбегаю сейчас…
  - Никаких докторов! – Кантор пришел в себя в удивительно неподходящий момент. - Мне просто надо домой, - сказал он, не открывая глаз. И тут же был вознагражден ложкой микстуры, ловко налитой Лорой.
Пришлось открыть глаза...
Свет в зале казался каким-то тусклым, лица расплывались. И все как один были перепуганными и сочувствующими.
- Диего, прости... - это Карлос.
- Я могу чем-то помочь? - это Тарьен.
И Мигель со стиснутым в кулаке лекарством, стоящий на коленях перед креслом Кантора.
"Проклятье, сегодня как-то особенно мерзко болит... Или просто слишком резко? Ага, давай жалей себя, идиот... ну и зачем поперся в театр, знал же, что может быть! Ну что они все такие испуганные, и Карлос... ммать... ну да, ведь никто, кроме него, про мои приступы не знает... и зачем я ему открылся!"
На этой оптимистичной ноте Кантору удалось почти нормально сесть и сфокусировать взгляд на Мигеле.
- За извозчиком сбегаешь? - попросил он.
Мигель сорвался с места и выбежал на улицу.
- Маэстро, можно я провожу Диего домой? - тихо попросила Лора. Услышав ее умоляющий голос, Кантор заставил себя повернуть голову. - Я умею ухаживать за больными! Меня учили.
- Ухаживать... - Кантор криво усмехнулся, вспомнив уходящих в обнимку Ольгу и Артуро. - Ну что ж...
Сидящая рядом девушка была чем-то похожа на Ольгу - такие же светлые волосы, только, пожалуй, с рыжинкой, большие серые глаза.
Да нет... Это тебе уже мерещится сходство, озабоченный ты придурок... Роскошная грудь, полные плечи. Это точно не Ольга, ну и ладно... А глаза хорошие вроде.

Кантор вышел из театра.
Сил хватало ровно настолько, чтобы идти, чтобы его не пришлось тащить. Ещё и соображать при этом, сказал он себе  -  это уже лишнее...
И кто там меня за плечи хватает... отстань, я и так дойду... это  неважно...  В голове ещё звучала музыка... вот если бы ещё голова так распрозверски не болела... ну ничего... всё равно  хорошо... сегодня  быстро пройдет, раз так внезапно началось... как они быстро разучили... да не хватай ты меня за руку, я сам заберусь в эту гребаную карету...
Квартира встретила Кантора и его спутников тишиной и еле заметным запахом сигар.
Мигель, догадавшись захватить куртку Диего, всё не знал, куда ему ее деть.
  - Давай сюда, - протянула руку Лора. – Проводи пока Диего в спальню…
  - Я и сам не заблужусь! – привычно огрызнулся Кантор и, подтверждая свои слова, бодрым темпом добрался до кровати. Упав на нее, он с облегчением закрыл глаза - и почувствовал, что проваливается в знакомый серый туман, где, хвала всем демонам, голова уже не болит...
Ну здравствуй, Лабиринт...

0

49

Совместно с Лёной

Сколько раз уже Лабиринт удивлял Кантора своим разнообразием... на этот раз окружающий пейзаж радовал летней зеленью. Если бы на месте Кантора была Ольга, она бы наверняка вспомнила каких-нибудь буддийских монахов с их вечными представлениями о гармонии. В центре зеленой поляны, где оказался Кантор на этот раз, сидел, медитируя, Шанкар.
Диего вспомнил, как давно не приходилось видеть его в Лабиринте, и подошел ближе.
  - Ты опять здесь? Снова стало скучно на том свете?
Шанкар, не открывая глаз, кивнул ему.
  - Спасибо за Чакру,– сказал Кантор.
  - Садись... Ты нашел ее? – было как-то понятно, что говорит он не о Чакре Трех Лун.
  - Кого?
  - Ту, с кем связан...
"И тут покоя не дают!" - выругался Кантор про себя.
На лице Шанкара появилась улыбка.
  - Ты сам не даешь себе покоя.
Мистик открыл глаза и внимательно посмотрел на Кантора.
  - От Судьбы не уйти, ты сам знаешь. Так что же ты бежишь от того, что уготовано? Почему ты не побоялся уйти на войну, зная, что должен умереть, но не решился рассказать обо всем той, с которой связан? Ведь она бы тебя ждала...
  - Ты, конечно, прав, - процедил сквозь зубы Кантор, прикидывая, сколько уже людей за последнее время принимались его воспитывать. - Если бы я не вернулся из Кастель Агвилас, я бы тоже был прав. Наверное, так было бы лучше...
  - Но ведь ты вернулся. Почему ты до сих пор не с ней?
  - Ты еще скажи, что я должен был к ней вернуться сразу после этого! – зло бросил Кантор. – Вы с вашим смирением никогда не поймете, что у людей может быть гордость!
Мистик улыбнулся, сразу став на несколько лет моложе.
  - Я бы тоже не вернулся! Но это не мешает мне видеть, что ты не прав...
  - Поздно об этом говорить… - буркнул Кантор. – Слишком много времени прошло.
  - Объясниться никогда не поздно – спокойно сказал Шанкар. – Не думай, что она не поверит.
  - И что, я должен отозвать ее в сторонку и долго рассказывать, как я лежал с отнявшейся рукой и перекошенным лицом? Чтоб жалела?!
  - Рассказать можно и не вызывая жалости. Было бы желание… - покачал головой мистик. - Ладно. До свидания, Эль Драко! Возвращайся, нечего тебе тут делать...  Я хочу ещё побывать на твоем концерте!
Кантор хотел ответить что-то на тему о том, куда сможет отправиться желающий послушать знаменитого барда, но Шанкар куда-то исчез, а вместо его голоса он услышал взволнованный голос Мигеля:
  - Лора, ну что-то же надо делать! Ну хоть что-нибудь! Он уже давно без сознания...
  - Успокойся. – Лора говорила тише и гораздо спокойней. – Пока он не придет в
себя, я ничем не смогу ему помочь… Я думаю, он сейчас очнется...
  - Откуда ты знаешь?! А это что у тебя за травы? Ты что, умеешь лекарства готовить?
  - Вот это - умею. Для себя готовлю.
  - А тебе-то это зачем? Ты разве болеешь?
  - А ты что думаешь, у танцовщицы никогда ноги не болят? Растянутые связки, разбитые коленки?! Ну, может быть, у кого-то и не болят... а у такой горе-балерины, как я...
Кантор с трудом разлепил глаза. А то Мигель и правда начнет что-то делать и кого-то звать...  На горе-балерину, изготавливающую лекарства, тоже было любопытно взглянуть...
  - Диего! – воскликнул Мигель с радостью и облегчением. От его голоса в многострадальной голове барда опять зазвенело.
  - Не кричи! – шикнула на него Лора. – Диего, как ты?
  - Живой. – проворчал мистралиец.
  - С тобой все в порядке? - почти шепотом спросил Мигель. - Тебе лучше?
  - Раз в себя пришел, значит лучше, - в поле зрения Кантора попала горе-балерина. - Диего, выпей, пожалуйста...
  - И что это за отрава? - скривился Кантор, почувствовав сильный пряный аромат трав.
  - Это не отрава, а лекарство, - терпеливо сказала Лора. - Выпей. Хуже все равно не будет.
Хуже действительно было сложно себе представить. Кантор сильно пожалел, что сегодняшний приступ начался так резко - иначе он  прекрасно добрался бы домой один и сейчас не нужно было бы успокаивать Мигеля, у которого, кажется, даже глаза как-то подозрительно блестели, что-то там глотать из личных запасов Лоры, изображать гостеприимного хозяина... а угостить-то и нечем.
  - Мигель, будь другом, свари кофе. – Кантору удалось сесть не скривившись.
Он решил подчиниться и разом проглотил Лорино лекарство, сказав своим гостям, что пусть они на него не обижаются и не обращают внимания, а он вот только немного полежит и к ним присоединится.
Приготовление кофе как-то незаметно взяла на себя Лора; подумав немножко, она поставила на стол остатки утреннего пиршества, помыла стол и посуду, которую не заметила Ольга.
Мигель с периодичностью в две минуты отставлял свою чашку , срывался с места и подбегал к двери в спальню... и не решившись тревожить Кантора, возвращался обратно... Так что очень скоро все слышащий Кантор решил, что проще будет добраться до кухни. Тем более что то ли правда действовало Лорино лекарство, то ли всё сегодня протекало быстро, и вроде стало лучше. Он даже смог улыбнуться двум парам встревоженных и заботливых глаз, не пошатнувшись сесть на любимый стул, закурить и сказать что-то совершенно постороннее и дурацкое... кажется, даже что-то спросить у Мигеля.
Они ещё посидели на кухне, ещё раз был сварен кофе, и Кантор уже говорил почти нормальным голосом, когда Мигель, смущаясь, сказал, что ему наверное пора, потому что его квартирохозяин через пару часов, по всей видимости, вышвырнет его вещи на улицу...
  - Подожди, - Кантор встал. - Ты ведь с завтрашнего дня работаешь. А сейчас заткни ему глотку вот этим...- он достал кошелек.
Мигель попытался что-то возразить, но наткнувшись на ледяную решимость  во взгляде, только тихо пробормотал "спасибо".
  - И вот ещё что. - Кантор достал из ящика пистолет. - Это чтобы тебя не ограбили, как вчера вечером!
"Демон его знает, а вдруг и правда пригодится?" - подумал он.

+2

50

Совместно с Аждахой

  - Ты хоть стрелять-то умеешь? - спросил Кантор.
  - Умею... Только плохо. Попадаю редко, - Мигель застенчиво улыбнулся. - Меня Рикардо учил...
  - Н-да. - Кантор с сомнением оглядел оружие. - А зарядить сможешь? А почистить?
  - Зарядить-то я смогу. - Мигель осторожно взял протянутый пистолет, как хрустальный или, напротив, живой и кусачий объект.
  - Он уже заряжен. Ладно. Беги уже. Завтра увидимся в театре...

Ну, ничего - он ещё научит мальчишку хорошо стрелять!
  - Смешной парень… - сказала вдруг Лора. – А кто он?
  - Да познакомились вчера. Он у нас в театре работать будет. А кто он... я думаю, будущий артист...
  - Артист? - Лора улыбнулась. - Ну... пусть хоть ему повезет!
  - Да ему бы не помешало... для разнообразия. А почему ты думаешь, что не повезло тебе?
  - Да какое тут везение... - улыбка сползла с лица Лоры. - А... - махнула она рукой. - Незачем об этом... какой смысл.
  - Подожди. - Диего не торопясь закурил и пошел в гостиную. - Давай я тут полежу немного, а ты допьешь кофе и расскажешь мне, что у тебя случилось?
Привычную безнадежность, прорвавшуюся в голосе Лоры, он почувствовал так ясно, что  решил всё-таки ее расспросить...
  - А можно  я тоже закурю?  - робко спросила Лора.
  - Да пожалуйста. - Кантор удивленно поднял бровь. - Только ты вряд ли будешь курить  вот это...
  - Буду, - упрямо сказала Лора...
  - Расскажи, - тихо сказал Диего, устраиваясь поудобнее. Слабость была жуткая, но голова, кажется, уже почти не болела! - Ты вроде неплохо танцуешь. Прекрасно выглядишь. Я думаю, что у тебя многое может получиться...
  - Не получится... - глухо сказала Лора. - Что-то лучше кордебалета мне не светит, а если б и светило... - она закурила, закашлялась от непривычно крепкого табака и закончила. - Не мое это...
Но Кантор уже и сам вдруг ясно увидел, что Луч Алхимика у Лоры неизмеримо сильнее, и почти забивает ее слабенький Огонь.
  - А твоё - это наверное  те лекарства, которыми ты меня кормишь? - посмотрел он прямо Лоре в глаза. - Не хуже чем у доктора Кинг... Почему ты не учишься? Могла бы стать хорошим врачом…
  - А жить на что? – угрюмо спросила Лора.
  - Значит, в этом дело? - мягко уточнил Диего.
Оказалось, что действительно в этом. Чтобы спокойно учиться, нужны были деньги, которых у Лоры, живущей втроем с бабушкой и младшим братишкой, практически не было. Зарплаты балерины едва хватало, чтобы сводить концы с концами. Впрочем, до того, как она попала в Погорелый театр, было и того хуже…
  - Девчонки все время у кого-нибудь занимают, до зарплаты… а я так не могу… - дернула носом Лора. - Мне тут правда предлагали... только я не поняла, что именно, зато поняла, ЧТО я должна буду за это сделать...
  - Сан-Барреда? – скрипнул зубами Кантор.
  - Да, он самый... - кивнула Лора. - А ты откуда знаешь? Хотя... наверное достаточно знать маэстрину. Он же при ней. Вернее, при ее деньгах, - и девушка задумалась с загадочной полуулыбкой, сделавшей бы честь самому Шеллару III.
  - Он тебе что-нибудь предлагал? - глухо спросил Кантор.
  - Прямым текстом - нет. Куча комплиментов и обещаний... Но ты не думай, - вырвалось у Лоры, - я и не собиралась... соглашаться. Он, конечно, красивый, обаятельный и всё такое... но вот я потом пришла домой, подумала как следует и решила - лучше я буду честно танцевать в кордебалете!
Она лукаво улыбнулась, крутанулась на одной ноге посреди комнаты, отчего ее волосы на миг взлетели рыжеватым пламенем, и присела на краешек дивана рядом с Кантором.
  - Дурочка я, наверное, - сказала Лора неожиданно грустно. - Ведь привыкла уже вроде, что нечего ждать от Судьбы бесплатных плюшек... А тут как помрачение нашло - слушаю я его и млею. И роль-то у меня будет главная, и дом-то у меня будет собственный... Прямо как заколдовал он  меня. Ну да ладно. Что же это я всё о доне Артуро... Как твоя голова? - и Лора вдруг провела по волосам Диего, совсем, как Жюстин, тогда...
  - Нормально... - хрипло ответил Кантор, которому тем не менее показалось, что от имени Сан-Барреда уже успокоившаяся было голова опять решила заболеть.
Лора тихо отвела руку и покраснела как девчонка.
  - Сейчас я тебе принесу ещё одну вещь... Она вскочила и вернулась со своей сумочкой. - Вот, - она достала из неё пузырек. – Это послабей лекарство, но тоже хорошее. Травы быстрей действуют, но вряд ли ты будешь их каждый раз заваривать…
  - Точно… – улыбнулся Кантор. – Это тоже твое? А как же растянутые связки и разбитые коленки?
  - Приготовлю еще… выпей, пожалуйста. Тут нет никакой магии, даже детям можно...
Кантор, вопреки обыкновению, решил не обижать девушку и послушно проглотил ложку какого-то настоя.
  - У тебя такие глаза... - еле слышно сказала Лора. - Мне кажется, я всегда хотела в них смотреться... Хотя бы недолго.  Я же всё понимаю...  А здесь, над бровью, шрам... ты наверное был ранен... Диего...
Девушка вдруг опустилась на пол рядом с изголовьем кровати, зажмурила глаза и уткнулась лицом в рубашку Кантора, тихо перебирая между пальцами его волосы. Не ожидавший этого мистралиец почувствовал у себя на груди горячие слезы и - проклятая эмпатия! - тоску по теплу, по ласке... и пожалуй конкретно по самому Кантору, вот уж когда проявилось опять это унаследованное от деда качество...
  - Не плачь, маленькая... Ну что ты. Он обнял Лору, которая тихо всхлипнула и прижалась к нему. - Иди сюда...
Он подвинулся, чтобы Лора тоже могла прилечь рядом, и начал говорить...
  - Никогда не ставь на себе крест. Что бы ни было. Понимаешь, я вижу... ты сможешь. Ты очень многое можешь, просто я думаю, что ты устала... У тебя такой Луч, что он пробьется - всё равно, и ты выучишься, и может ещё прославишься!
  - Правда? - тихо спросила Лора, отважившись поднять глаза.
  - Конечно, правда! Не веришь? Вот ты же меня вылечила! Мне уже хорошо. Мне действительно с тобой хорошо,  - и прежний шальной бард на миг посмотрел на Лору.  - А теперь ты мне поверишь...
И Кантор одним движением, сорвав амулет, бросил его на пол...

0

51

Совместно с Аждахой

Кантор лениво и гибко потянулся, как некогда принадлежащие ему леопарды. Сел на постели и увидел валяющийся на полу амулет.
- Ну ничего. Пусть поднимается рождаемость в Даэн-Риссе, - ухмыльнулся он, вспомнив про реакцию короля. - Извините, ваше величество, быть может, вы и хотели бы поучаствовать? На этот раз не вышло...
Он поднял амулет и одел его на шею. И в это время ощутил прикосновение пальцев Лоры к своей спине...
  - Диего... - выдохнула она.
Кантор выругался про себя и раздраженно тряхнул головой. Сейчас будет его жалеть, ахать...  Но Лора ничего не сказала и не стала расспрашивать, где он получил свои шрамы. Только обняла. Осторожно-осторожно. И уютно уткнулась носом в плечо... Диего стал гладить ее ладонь, отчего Лоре захотелось стиснуть  его плечи, прижаться крепко, до боли...  и не отпускать, не отдавать никому - ни той, что имела глупость на кого-то его променять, ни болезни...
  - Сварить тебе еще кофе? - тихо спросила девушка.
  - Свари… - улыбнулся он и, посадив себе на колени, поцеловал.  - И мне и себе.
Лора подняла с пола его рубашку и  посмотрела на Кантора с  нерешительной и чуть лукавой улыбкой.
  - Я думаю, тебе пойдет.
Лора безотчетно прижала рубашку обеими руками к лицу и, опомнившись, быстро надела на себя. Пожалуй, на Альфе это бы сошло за мини - платье...
Она натянула что-то маленькое и розовое, затем сунула ножки в аккуратные, но старенькие туфли, и исчезла на кухне.
Кантор машинально надел брюки и неожиданно для себя потянул из угла гитару. Почему-то он не стеснялся Лоры. Наоборот, ее нерассуждающая, щемящая нежность вызвала у него целый букет звуковых ассоциаций, которые теснились, мешая друг другу, и требовали к себе внимания...
И когда  Лора принесла кофе, он сидел на диване, поджав под себя ногу, и наигрывал что-то, полузакрыв глаза...
Лицо девушки осветилось радостью. Она присела тихонько, закурила и молчала до тех пор, пока Кантор не отложил гитару. Потом, что-то вспомнив, он засунул руку под диван, достал листы бумаги и стал писать - там, где место ещё оставалось.
Потом набросился на кофе.
  - Ты не сыграешь мне ещё немножко? - робко спросила Лора.
  - Тебе? Конечно. - Диего посмотрел на Лору так, что она помимо воли радостно улыбнулась навстречу, и стал играть. - Вот это... про тебя.
По комнате разнеслись аккорды, четкие, ровные, как стук каблуков танцовщиц фламмо… 
Лора слушала - это была и не песня, и не танец, но каким-то образом и то и другое сразу. Бесшабашная, веселая и одновременно трагичная мелодия. Откровенная и беззащитная.
Девушка вскочила с места и крутанулась на каблучках, прищелкнув пальцами, забыв о том, что на ней нету сейчас длинной юбки - тело пело и жаждало движения. Ей хотелось подпевать, но она не решалась, и танцевала – так, как ещё никогда в жизни...
Гитара смолкла. Лора остановилась, глаза ее сияли. Оказывается, она всё-таки умеет танцевать! Хотя бы немножко...
- Спасибо тебе! - сказала Лора. -  Господи! Какое чудо!  Я  давно не танцевала... и не слушала, чтобы вот так... наверное, шесть лет прошло... или семь... - сбивчиво стала объяснять девушка. - Тогда... от его песен я тоже заводилась так сильно... А это - твоя музыка? Как и то, что сегодня играли наши, что-то новое?
  - Моя... - тихо ответил Кантор, убирая гитару.- Но ее не было бы без тебя...
Он встал, сделал два шага к Лоре и вдруг подхватил ее на руки.
  - Это тебе спасибо, рыжий огонек. - Он долгим, нежным поцелуем заставил девушку опять тихо застонать... и тут раздался стук в дверь.

+1

52

Совместно с Аждахой

Кантор продолжал целовать Лору. Стук продолжался тоже, всё громче...
Наконец Диего, не спуская Лору с рук, оторвался от ее губ и произнес сквозь зубы несколько мистралийских слов, не оставляющих сомнения в их содержании и в намерении послать стучавшего по известному адресу...
Лора посмотрела в сторону двери - немного испуганно, как обиженный ребенок.
  - Пускай стучат. Меня нет дома! – заявил Диего, снова целуя девушку и делая шаг к дивану. И в этот момент они услышали шаги - в комнату почти вбежал взволнованный Жак с совершенно опрокинутым лицом.
   - Кантор! Ты… ой, ё… Простите...
Диего выругался еще раз, аккуратно усадил смущенную Лору в кресло и повернулся к Жаку.
Лицо шута успело за это время вернуться к почти нормальному выражению и даже стать немного лукавым.
Но, увидев "приветливую" физиономию хозяина квартиры, Жак немного смутился:
  - Диего, а между прочим, у тебя была открыта дверь! Заходи, кто хочешь, бери, что хочешь... Я даже ногой стучал! А вообще я беспокоился, - сказал Жак серьезно, присаживаясь к столу и тщетно ища там что-то помимо кофе. Не найдя, допил остатки холодного кофе из кружки Кантора.
  - Я то думал, что ты без сознания валяешься, а ты нагло прогуливаешь репетицию… - нахально улыбнулся он.
  - Считай, что валяюсь, - ухмыльнулся Кантор. - Вот если бы тебя не принесло - как раз валялся бы. Без сознания и без лишних свидетелей... И с большим удовольствием!
Лора тихо захихикала из кресла...
  - Н-да... печально констатировал Жак. - Пожрать у тебя тут нечего... пошли на кухню!
  - Ну пошли... Диего ласково положил руку на плечо Лоры. Девушка прижалась щекой к его пальцам и тихо сказала:
  - Я сейчас. Оденусь.
На кухне Кантор присел на подоконник, закурил  и стал с  любопытством наблюдать за поисками Жака.
  - Мне, конечно, самому интересно - может и правда тут можно что-то найти, - произнес он, - но ты скажи лучше - что произошло?  Что это ты прибежал?
Шут разочарованно  закрыл дверцу последнего шкафчика, в котором ещё могло лежать что-то съестное.
  - Н-да… и пришли на кухню они, и увидели пустоту зияющую, и сердце их уязвлено стало... – прокомментировал он трагическим голосом.
- Только не говори, что ты пришел ко мне пожрать, - засмеялся Кантор. - Всё равно не поверю. Безнадежное дело.
  - Кстати, если у тебя всегда на кухне такой пейзаж, - отозвался шут, - то никакого проклятия не надо - ты и без того скоро начнешь падать в обморок. А ты знаешь, что ко мне Ольга приходила?
  - Зачем? - резко помрачнел Кантор.
  - Зачем-зачем... узнать, что ж такое приснилось дорогому товарищу Плаксе и чем тебе это грозит!
  - И ты? - сверкнул глазами Диего.
  - Я ничего ей не сказал. Сам удивляюсь... Но это правда.
Кантор нервно затянулся.
  - И она ни о чем не догадалась?
  - Не знаю, - задумчиво сказал шут.  Но, по-моему, она догадалась, что Плаксе, как всегда, приснилась какая-то дрянь! И она поняла однозначно - что это касается тебя...
На кухню вошла Лора, и Жак замолчал.
Она успела одеться и даже, кажется, пригладить волосы, но главное было не это - зеленоватые глаза сияли счастливыми искорками, даже движения были какими-то неуловимо танцующими. Девушка подошла к Кантору и спросила:
- Давай, я сбегаю и хотя бы пирожков принесу? И ещё чего-нибудь...
В это время в коридоре послышались осторожные шаги. Кантор вспомнил, что дверь-то он так и не закрыл...
  - Надеюсь, это не его величество... - с содроганием подумал он.

0

53

Совместно с Аждахой

  Но это был Мигель.
  Жак, вначале удивленно уставившийся на незнакомое лицо, повел носом и, учуяв аромат свежей выпечки, пришел в восторг:
- Привет! Ну наконец хоть кто-то нормальный нашелся в этой бардовской тусовке!
Мигель перевел удивленный взгляд с Жака на Диего.
- Это Жак, - пояснил тот. - Шут! И этим все сказано...
- А я что, отказываюсь? - Жак запустил руку в принесенные Мигелем свертки и достал сладкую булку. - Благодетель! Какие добрые ангелы тебя принесли?!
Мигель растерянно поморгал, а потом протянул свои продукты почему-то Лоре.
  - Диего… я вспомнил, что у тебя поесть ничего не осталось, из того, что маэстрина Ольга принесла... и решил, на оставшиеся деньги… ну, те, что ты мне дал… купить чего-нибудь. У меня же завтра новая жизнь начинается! Ничего, что я вернулся? Тебе правда получше?
  Жак, успевший откусить едва ли не половину булочки зараз, при имени Ольги  изумленно воззрился на Кантора, но Диего в это время показывал Лоре,  куда лучше положить продуктовый запас. Среди которого обнаружилась бутылка вина.
  - Ты как раз вовремя! - покровительственно сообщил Мигелю Жак. - Проходи, располагайся, кофе себе можешь сварить! И нам тоже.
  - Ой, я кофе уже по-моему не могу! - улыбнулась Лора. - Давайте я чаю сделаю? А вот это... - она задумчиво повертела в руках вино, - можно тоже приготовить вкусно... я бы нагрела и добавила кое-чего. Нет, Диего, не лекарство! – рассмеялась она в ответ на скептическую усмешку Кантора. – Так… специи всякие. Я у тебя тут даже видела кое-что… Это меня бабушка научила, она из Лондры, там ведь холоднее… Мигель, ты не замерз? Это хорошо согревает!
  - Ну что ж? Давайте согреемся, - усмехнулся Кантор, обняв Лору. -  А то и правда прохладно... Надо бы печку опять растопить. Молодец, что пришел, - Кантор решил подбодрить Мигеля.
  - Я сейчас всё сделаю! – Мигель с энтузиазмом схватил дрова и растопку.
  - Кантор, ну хорошо, что хоть дрова у тебя есть! А ты, когда мерзнешь, одеваться не пробовал? – съехидничал шут.
   Диего, всё ещё не до конца отошедший от гитарного ритма, который продолжал звучать у него в голове и обрастать новыми деталями, решил против обыкновения смолчать. Он улыбнулся Жаку, приобнял Лору и вышел – одеться. И поэтому не видел, как при имени «Кантор» Мигель вскинул голову и растерянно взглянул на Жака, а потом на самого Кантора. Глаза его загорелись, Мигель хотел что-то сказать… но не решился.
  Похоже, всё то, что он раньше не мог понять, укладывалось в стройную схему. Все неясное и даже немного пугающее в поведении его нового друга.
Стремительная и жестокая расправа с бандитами.
Шрамы Диего. Его головная боль. Тоже, наверное, старая рана… Пистолет опять же.
  «Я так хотел этого гада сам завалить, а послали опять Кантора…» - ясно вспомнил вдруг Мигель голос брата. – Нет, он, конечно, всё сделал как надо, ему вообще равных нет… но я хотел сам».
  «Рико, а кто такой Кантор?»
  «Лучше тебе этого не знать… Я тебе этого имени не говорил».
Вот только музыка… О музыке Рикардо вроде не упоминал. Хотя… им там было не до того.
«А я ещё спрашивал, играет ли он на гитаре», – вспомнил Мигель, и ему стало стыдно. «Наверное, у него свои счеты к убийцам Эль Драко»…
  И Мигель принялся с удвоенной силой шуровать в печке, рискуя наполнить всё дымом. Ну почему он не присоединился к брату!  Так и остался в стороне… конечно, мама рыдала, не отпускала… а может быть, Рикардо тогда не пропал бы…
  Мигель посмотрел на Лору, которая колдовала над кастрюлькой с согревающимся вином, одновременно что-то нарезая и раскладывая в тарелки. Глаза девушки сияли, она тихонько напевала, время от времени поглядывая немного насмешливо – на Жака и приветливо – на Мигеля.
«А ведь потом мама уже уехала…  когда случилась битва при Кастель Агвилас...  эх, если бы я  знал, что на ней война закончится и я так ничего и не сделаю!  И не воин, и не бард… А девушки наверное любят воинов… вон как Лора смотрит на Диего!»
  Вздохнув, юноша вспомнил, что сейчас-то Диего вроде уже и не воин. Хотя… пожалуй, об этом лучше известно его ночным знакомым.

И тут Мигель решил, что не будет отдавать обратно Кантору его пистолет. Он должен хотя бы научиться стрелять. Чтобы защитить и себя, и… кого-нибудь ещё…

0

54

Совместно с Аждахой

Когда утеплившийся Кантор, который натянул-таки рубашку и даже свитер, вернулся на кухню, в печи уютно пылал огонь, а Лора что-то вдохновенно импровизировала над кастрюлькой с вином.
Жак, судя по всему, приканчивал уже третью булку и жадно поглядывал на пирожки. А Мигель - на Лору.
Она была сейчас необыкновенно хороша - тихонько улыбаясь, что-то напевала, и даже плечи двигались, как в танце.
Мигелю стало немного грустно - как правило, красивые девушки типа Лоры если и обращали на него внимание, то примерно как на младшего братишку. И всё. Но быть просто братишкой ему не хотелось...
"А кто я, собственно, такой, что я умею, чего достиг?!" - безжалостно одернул себя Мигель. -"Хоть бы здесь, в театре, наконец стать кому-то нужным..."
Он вздохнул и стал смотреть на Кантора, вспоминая рассказы Рикардо. Он пытался представить, что же оставило такие следы на теле и в душе спасшего его  человека - и как бы он сам вел себя на его месте, там, на родине... Воображение, отсутствием которого Мигель никогда не страдал, рисовало ему всякие ужасы. Тем более что о Кастель Милагро Мигель тоже был наслышан...
А Диего, как нарочно, сидел задумчивый и какой-то притихший. Откуда было знать Мигелю, что в это время Кантор, наблюдая за хлопочущей радостной Лорой, снова ругался со своим внутренним голосом, обзывающим его озабоченным и закомплексованным придурком. Но всё равно искал в девушке сходство с Ольгой…
- Кантор, а мне тут король рассказывал...  - нарушил молчание Жак.  - Знаешь, про тебя  Аррау спрашивала!
- А Аррау - это кто? - нерешительно спросил Мигель.   
- А это дракон! - охотно пояснил Жак.  - Вернее, драконица...  Всё интересовалась,  как там поживает человек Диего, который ее не боялся и от которого можно было узнать столько новых интересных слов... Да, и она ещё спрашивала - ты не забыл своё обещание показать, как люди занимаются любовью и насколько это отличается от драконов?
Мигель поперхнулся, Лора покраснела до корней волос, а Кантор, пользуясь тем, что Жак сидел рядом, тихо сказал ему несколько энергичных слов.
- Ты это  Аррау говорил? - оживился Жак. - Если нет - запомни, ей понравится...
  Лора, расслышавшая только два слова, безошибочно вычислила смысл фразы по интонации. О своем знании мистралийского языка, пусть довольно поверхностном, она не распространялась. Как и о многом другом, что знала и о чем догадывалась…
«Ну что ты грустишь, Диего? – думала она. - Я же не слепая. Я видела, как ты смотришь на Ольгу…  и я заметила однажды, как она смотрела на тебя…  Я ничего не жду. Просто спасибо, что ты есть…"
- Всё готово! – Лора сняла кастрюльку с плиты и ловко разлила напиток по чашкам. – Мигель, присаживайся! Если ещё не согрелся, то теперь тебе станет теплее, я надеюсь…
Ей захотелось подбодрить молодого человека, который иногда отваживался бросать на нее восхищенные взгляды. Причем не раздевающие, к которым она уже почти привыкла,  а именно восхищенные и чуть грустные.
- Жак, пожалуйста, это тебе! Диего… я плесну совсем немножечко, попробуешь?
И Лора весело хлопотала, стараясь каждому сказать что-то приветливое и уютное… чтобы самой стало легче на душе.
Мужчины с энтузиазмом, прихлебывая горячее вино, принялись за еду. Жак рассказал пару анекдотов, абсолютно приличных по форме и непристойных по сути… О каких-то военных и их командире на балу… А потом объявил, что услышал их от Ольги. Смеялись все, даже Мигель.
Потом Лора встала.
- Мне пора, - сказала она мягко. – Диего… спасибо тебе… За музыку…
- А можно я вас провожу? – вскочил Мигель.
- Можно. Лора улыбнулась. -  Спасибо всем ещё раз.
Но первым возле Лоры каким-то образом оказался Кантор, хотя сидел дальше от двери.
- Захвати, пожалуйста, завтра все свои лекарства, которые ты умеешь делать… - попросил он, взяв ее маленькие руки в свои. – И не спрашивай зачем…  Болеть я больше не собираюсь, но ты всё-таки принеси всё, что у тебя есть. Хорошо?
- Конечно, послушно кивнула Лора.
- Диего, - сказал Мигель, - вот…  я принес твою куртку, у меня в принципе есть другая…
- Вот эта? По-моему, она холодная. Пусть будет у тебя, у меня ещё есть, - непререкаемым тоном заявил Кантор. – Я бы тебе дал получше, но она прострелена… никак портному не отдам.
До свидания, милый мой Огонек…  - он поцеловал Лору в губы, - и самый лучший доктор, - нежно чмокнул в ладошку. – До завтра…

+1

55

Совместно с Аждахой

  - Да уж, Кантор... Девушки такие красивые кругом... Лечат, кормят... беспокоятся опять же... как ты там со своей головой... Хорошо вам, бардам! - заявил Жак, когда за Лорой и Мигелем закрылась дверь.
  - Да. Мне хорошо... - усмехнулся Кантор. - Просто охренительно...
  - Нет, серьезно! – решил изобразить непонимание Жак. – Где ты такую девушку нашел?
  - Где-где… в театре! Да я в общем не искал… – Кантор задумчиво повертел в руках свою чашку с остатками вина. – Жак, ты можешь поговорить с Терезой? Мне, правда, придется тоже к метрессе Кинг заглянуть… договориться, - уныло закончил он.
  - Поговорить с Терезой? Не нужен ли им в клинику новый сотрудник? – ухмыльнулся шут. – Поговорю, конечно. А ты мне расскажешь, зачем Ольга приходила?
  - Накормить голодного. Чтоб репетицию не сорвал... - невозмутимо ответил бард.
  - Да ну? - лицо у Жака стало лукавым. - Накормить, напоить... обогреть?
Кантор только молча посмотрел на Жака. Но так, что тот решил пока заткнуться.
  - Вот еще что... - Кантор вышел в гостиную и вернулся с пузырьком микстуры, которую ему оставила Лора. - Отдай Терезе! Пусть посмотрит сама. И метрессе покажет для начала…
- Хорошо, отдам. – Жак с интересом и уже серьезно посмотрел на Кантора. – А знаешь, Диего… Ольга, похоже, подозревает всё-таки, что с тобой может что-то случиться… или уже случилось, но ты как всегда молчишь. И не может забыть, как ты во сне выглядел… когда ей являлся.
- Можно подумать, я ХОТЕЛ так выглядеть… - буркнул Кантор, невольно вытянув перед собой правую руку и глядя на пальцы. – Ты что думаешь, я нарочно хотел Ольгу напугать?!
- А ты разве не сам… решаешь, как выглядеть? – удивился Жак.
- Нет. В чужом сне я этим не могу управлять…
- Вот оно что… - задумчиво проговорил Жак, изо всех сил отгоняя от себя видение окровавленного барда с отрубленной рукой.
- Диего… - просительным тоном, нерешительно произнес Жак. – Я, конечно, понимаю, что тебе это говорить практически бесполезно… Но ты всё-таки береги себя, а? Не нравится мне этот чертов сон…
Кантор улыбнулся.
- Ну что ж…  Всё, что хотел, я тебе сказал. Жак ещё раз вгляделся в Кантора, махнул рукой и встал. – Пошел я, что ли…

Проводив Жака, Кантор убедился, что в этот раз точно закрыл все замки (а то принесет еще кого нелегкая!), и пошел уже обратно, когда увидел свернутые листы, выглядывающие из кармана его куртки. Тщетно пытаясь вспомнить, когда же он ухитрился засунуть пьесу в куртку (машинально, не иначе),  Диего достал ее и, изучая пометки Карлоса, начавшиеся на первом же листе, пошел на кухню. Там было теплей.
Он сварил себе еще чашку кофе, сдвинул тарелки и стаканы подальше к противоположному краю стола, зажег свечи и начал читать.
В одном Карлос точно был прав – спектакль действительно мог получиться интересный. Кантор вчитывался в диалоги актеров, представляя, как это будет выглядеть на сцене, и ловил себя на мысли, что действительно было бы интересно сыграть драматическую роль. Тем более что по сюжету пьесы действие проходило в Мистралии, а пометки и поправки Карлоса, знающего о жизни мистралийцев куда больше, чем автор, оживляли повествование и делали его куда более реалистичным, чем было в оригинале. 
Прервав чтение, чтобы подбросить дров в печь, Кантор представил себе первую сцену, и в голове его опять зазвучала музыка, - та, что играли ему сегодня…
Но вспомнить как следует и, быть может, развить музыкальную тему ему не удалось – в комнате послышался знакомый голос…

- У меня что, на двери написано: "Приемный день. Заходите все, кто проходит мимо!"?! - воскликнул Кантор, услышав указания Шеллара дежурному телепортисту.
- Узнаю Кантора, - улыбнулся король, входя на кухню. - А я заметил, что у тебя побывали гости... Подушки на диване выставлены слишком симметрично, гитара не там где всегда, запахи вкусные в квартире витают... и чья-то рваная куртка в коридоре. Я у тебя такой куртки что-то не помню... А здесь чувствуется женская рука...  так всё сервировано уютно. Это не то, о чем я подумал?
- Нет, не то, - мрачно ответил Кантор. - Хоть раз вы не угадали! Правда, Ольга тут тоже была... утром. Но то, что она принесла, мы уже давно съели...
- Здесь всё-таки была Ольга? - оживился король. - Так... интересно. И много у тебя народу сегодня побывало?
- Да мне хватило, буркнул Кантор, которому хотелось дочитать пьесу.  - Надеюсь, ещё и  Флавиуса мне  ожидать не стоит?
- Пока нет, -  сказал Шеллар, пытаясь поудобнее сложиться на стуле. - Я сам тебе пару вопросов задам... 
Кантор тяжело вздохнул…

                                               * * *

А в это время по лестнице, ведущей на улицу от квартиры Кантора, тихо спускалась девушка, которой сейчас вроде бы полагалось готовить возлюбленному ужин, вдохновляясь его пением.
Но тот ушел куда-то якобы по делам. Неясно, правда, какие дела могут быть у человека, нигде не работающего – разве что поиск этой самой работы?
Но возлюбленного оскорблять недоверием нельзя. Тем более барда…   Пусть даже он и не пишет сейчас ничего. А вдруг всё же что-то напишет!
Но и пойти самой туда, куда хочется… вернее, не хочется, а надо… да нет, просто чтобы убедиться, что с этим неисправимым упрямцем всё нормально!
Что она – не имеет права, что ли?!
Услышав за дверью недовольный, но вполне бодрый голос Кантора  и гораздо более тихий ответ короля, Ольга немного грустно улыбнулась и не торопясь пошла прочь.

+1

56

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

57

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

58

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

59

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

60

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Альтернативная история » Словеска по миру Дельта