Таверна "На перекрестке"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Альтернативная история » Словеска по миру Дельта


Словеска по миру Дельта

Сообщений 21 страница 40 из 83

21

Гадко… Именно так чувствовала себя Ольга после ссоры с Артуро. Ведь не слепая же она, в самом деле, ведь своими глазами видела, как он шептался с этой дурочкой Лорой из кордебалета… но как не верить его словам, что он всего лишь рассказывал ей свежий анекдот о короле? Ведь не может же он ей солгать! Артуро выше этого, если бы он не любил ее, то сказал бы об этом сразу, как положено поступать настоящему мужчине!
Как бы то ни было на самом деле, но суть одна – настроение было испорчено безвозвратно… Маэстро Карлос, взглянув на свою ученицу, объявил актерам, что репетиция на сегодня окончена и все свободны. После этого он долго советовал Ольге прислушаться к голосу сердца, разобраться в себе, просто пройтись по улицам и подумать… что она и сделала.
Итог прогулки был удручающ – разобраться в себе опять не удалось, сердце упрямо твердило, что Артуро что-то недоговаривает, а ноги и вовсе привели ее прямиком к тому, кого ей меньше всего (по официальной версии) хотелось видеть…

+1

22

Оставшись один, Кантор ещё некоторое время пытался поймать проскользнувшую в голове мелодию, но единственным результатом было что-то явно унылое, напомнившее ему достопамятные стенания Плаксы на балконе после ссоры с Эльвирой.
Настроение испортилось окончательно: невыспавшийся бард только теперь вспомнил о договоренности с Шелларом -  о своем выступлении  в роли подсадной утки.
"Я что, боюсь?!" - яростно одернул себя самого Кантор. - "Да пошло оно всё!.."
Мало в него стреляли, что ли?
По крайней мере, письмо писать не нужно - некому.
Хотелось курить.
И Кантор вышел на улицу, намереваясь наконец запастись сигарами или хотя бы сигаретами.
Есть дома, впрочем, тоже было нечего...
...А потом он поймал себя на том, что не оборачиваясь смотрит и смотрит в зеркало, выставленное в витрине магазинчика. В зеркале, кроме его собственной хмурой физиономии, отражалась противоположная сторона улицы.
И там стояла знакомая фигура.

0

23

- Шеллар!! - вспылил полуэльф, - я тебе ее уже два раза пересказал! Не занудствуй, а?! Давай лучше думать, как Кантору помочь, что делать! Кстати, ты не можешь к нему своих людей приставить, что ли? Ну, чтоб они ходили незаметно, а ты сам знаешь, какой у него в голове табун тараканов. Шеллар, ну я тебя очень прошу! Давай без этих твоих скрупулезных анализов! Ведь действовать же надо!

0

24

- Вот именно. Надо, но ты и сам знаешь, что с Судьбой сложно играть, а видения у тебя очень не точные. Да еще и пересказ сумбурный и притом, я уверен, что ты обязательно, что-то упустил. Может мэтра Истрана попросить, чтобы он тебе память освежил? Ну да ладно, но если вспомнишь, то немедленно ко мне. А агенты и так за Кантором бегают, ты между прочим в разработке операции вместе с мэтром Максимилиано участвовал. Но для твоего спокойствия, я прикажу Флавиусу сегодня же снабдить их защитными амулетами от сна и отвода глаз. Хотя, по идее твое пророчество в ближайшее время сбыться не сможет, ведь у Диего только одна роль, которая не предполагает рубашек. Хм... - закурив задумался Шеллар, - надо будет пустить наружку за Артуро и отрядить агентов в квартал магов. Да. Так и сделаем.

0

25

Совместно с Лёной.

Ну вот… увидел, обернулся. Сделать вид, что не заметила – поздно. Уйти – тоже. Стоп. А почему она должна уходить? Пусть видит, что она к нему абсолютно равнодушна, меньше будет ссориться с Артуро, если поймет, что она сделала окончательный выбор… вот сейчас сама подойдет и… и…
Начать разговор оказалось куда сложней, чем подойти к Диего. Особенно, учитывая, что сам он молчал, стоял у витрины и смотрел на нее как-то… изучающе, что ли.
  - С тобой все в порядке? – не пришло ей на ум ничего более умного.
  - Более чем! - услышала она категорический ответ... - А почему ты собственно спрашиваешь?
Ольга опешила. Подобного ответа она почему-то никак не ожидала.
  - Но… у тебя вчера было такое лицо, когда ты уходил из театра… опять у тебя голова болела? Когда ты прекратишь дурить? Можно покончить с этим раз и навсегда – брак это только формальность, я не понимаю, зачем тебе терпеть последствия проклятья изо дня в день, когда можно разоб…
  - Ольга, у меня все в порядке. – отрезал Кантор. - Что вам всем сдалось мое здоровье? То Плакса, то... - Кантор вовремя  замолчал, и по его лицу было видно, что на эту тему он больше говорить не будет.
  - А что ты вообще тут делаешь? - сказала Ольга, стараясь не замечать неприветливого тона.
  - Если ты хочешь сказать, что я тут тебя специально поджидал... - язвительно произнес Кантор.
"И почему я это терплю?" - удивилась Ольга.
  - Не говори глупостей… Ты что-то хотел купить?
  - У меня дома нет даже корки хлеба, – усмехнулся Кантор. – Я хотел купить… что-нибудь.
Открытие, что Диего так же ходит за покупками, как все обычные люди, стало для Ольги сюрпризом. Представить себе, как он выбирает на рынке овощи или фрукты, было нереально сложно.
  - Может быть, мы пообедаем вместе? – неожиданно для самой себя предложила она. - Я тоже с утра ничего не ела… Ну, что ты так на меня смотришь? Мы цивилизованные люди, неужели мы не можем просто пообедать?
  - Просто? – Кантор как-то подозрительно посмотрел на нее. – Можем, конечно…
("Да... Что-то не чувствуется в ней довольства семейной жизнью с этим... Только почему-то мне не хочется выступать в качестве утешителя…")

0

26

Совместно с Аждахой

  - Можно пообедать в «Лунном Драконе» - предложила Ольга. – Он совсем рядом…
Они шли рядом - и не касаясь друг друга даже локтями. Криво усмехнувшись, Кантор в очередной раз почувствовал Ольгин страх прикосновения и закурил, чтобы между ними оставалась его рука с сигарой...
  - Надеюсь, сегодня там не будет Казака?
  - А разве ты... не стал уже самим собой?
Он посмотрел ей в глаза - первый раз за всё время пристально и такими же, как раньше, жаркими, шальными глазами.
  - Не знаю...
  - Что уж теперь-то скрывать? – вдруг с горечью спросила Ольга. – Теперь можно не притворяться…
  - Я не притворяюсь, Ольга, - сказал Кантор чуть более глухим, чем обычно, голосом. - И тогда не притворялся. Просто я не говорил тебе всего. И ты сама это поймешь... может быть.
Ольга уже сама пожалела, что сказала это вслух.

0

27

Совместно с Лёной:

Они сели за столик, и Ольга поймала себя на том, что оглядывает зал в поисках непонятно кого... Артуро? Или того, кто сообщит ему о совместном обеде с Диего - и это приведет к очередной ссоре?
  - Ну и ладно! - упрямо подумала она. - Я, слава богу, не замужем!!
Кантор, взглянувший на нее в этот момент, с трудом подавил ухмылку, догадавшись, о чем она думает. Ему вдруг очень захотелось, чтобы кто-нибудь непременно доложил этому гаденышу об их с Ольгой встрече… а потом бы она ему высказала все, что думает о глупой ревности, как она может!.. И чтоб…
  - Диего… - окликнула его Ольга. – Ты меня слышал?
  - Извини, я задумался, - не покривил душой Кантор. – А что ты сказала?
  - Я спросила, что ты будешь заказывать… - повторила девушка.
Заказал Кантор много чего… и конечно мороженое. Ольга даже мысленно ужаснулась, представив, когда он последний раз толком обедал…
Сама она заказала немного поменьше, но мороженое тоже почему-то решила взять. В тот момент, когда до него дошла очередь, в "Лунном Драконе" появился Жак. Вначале его лицо расплылось в радостной улыбке, но потом, взглянув на сосредоточенное лицо Диего, Жак поскучнел немного и двинулся к их столику.
  - Жак, ты чего такой невеселый? – удивилась Ольга. – С Терезой поссорился, что ли?
  - Пари проиграл, наверное, - съязвил Кантор, отодвигая первую пустую креманку от мороженого.
  - Диего, - мстительно начал Жак, - а тебе Орландо разве ничего не говорил?
Он присел за столик, непринужденно взял Ольгину ложечку и стал поедать мороженое Кантора.
Ольга открыла рот, но Кантор сказал жестко:
  - Всё что надо он мне сказал. Это неважно. А ты, надеюсь, не будешь об этом звонить, как Азиль?
  - Да что такое случилось? - недоуменно спросила Ольга.
  - До вот тут его мистралийскому величеству сон приснился... - задумчиво начал Жак, напрочь игнорируя тяжелый взгляд Кантора. – Захватывающий такой…
  - Жак… - угрожающе произнес Кантор. Королевскому шуту сильно повезло, что он смотрел в этот момент на мороженое.
  - Жак, не тяни! Говори, что дальше? – воскликнула Ольга, начиная волноваться.
  - ... тебя и...! Жак,  ну-ка пойдем, выйдем, - сказал Кантор, вставая. Как-то незаметно в следующий момент Жак оказался схваченным под руку и уводимым прочь из трактира.
  - Извини, Ольга, - произнес Диего,  бросив на стол деньги.
И они ушли, оставив Ольгу в одиночестве думать об услышанном.

Отредактировано Аждаха (2007-11-15 20:34:14)

0

28

Совместно с Лёной.

Ольга в полном недоумении смотрела вслед уходящим мужчинам. Что же знает Жак такого, что Кантор увел его насильно, лишь бы тот замолчал? Что за сон приснился Орландо? Вещий, что ли? И что такого ужасного произошло в нем с Диего, что она ни в коем случае не должна об этом узнать?
Ольга уставилась в полупустую вазочку от мороженого. На секунду ей показалось, что во взгляде Кантора промелькнуло что-то знакомое... похожее на столько раз виденное ей выражение его лица перед уходом на очередное задание...
  - И что я так переживаю из-за него? – с раздражением подумала она. – Мы расстались. Между нами ничего нет. Меня не должно волновать, что там такое снилось Плаксе!.. Но почему тогда это от меня скрывают? – закралась в ее голову очередная непрошеная, но вполне логичная мысль.
«Что вам всем сдалось мое здоровье? То Плакса, то...» - вспомнились вдруг его слова. Ольга ахнула. Ну, конечно, как же она сразу не догадалась!... Он как всегда не сказал ей всей правды, и его головные боли только часть проклятья! А на самом деле… на самом деле…
  - Головные боли – только верхушка айсберга! – осенило ее. - А на самом деле у Диего гораздо более серьезные проблемы… Может этот чертов птеродактиль наложил на него какое-нибудь проклятье со смертельным исходом? И Кантор знает это, но скрывает от меня!.. Точно! А Орландо именно это приснилось!
Ольга вскочила со стула, едва не перевернув столик.
Надо срочно найти Плаксу и узнать, что именно он видел!

Отредактировано Аждаха (2007-11-15 20:55:14)

0

29

В кабинет заглянул верный Флавиус со своей неизменной папкой. Взглядом спросив разрешения, он так же тихонько прошел  в кабинет и вопросительно посмотрел на короля.

Шеллар, выдохнув небольшое облачко пряного дыма, спросил:
- Итак, Флавиус, раскажи нам, пожалуйста, о результате дела Артуро. Куда пошла информация и что предпринимается для защиты Диего?

0

30

Совместно с Аждахой

Жак с нехилой скоростью удалялся (вернее, его тащили) прочь от трактира - молча.
Наконец, пройдя пару улиц, он всё-таки решил нарушить тишину:
  - Кантор, ты меня часом не убить ли собрался?
  - Для начала вырву язык!  - услышал он доброжелательный ответ.
  - Кантор, ну что ты... Опять от Ольги хочешь скрыть сон Плаксы? - на беду вырвалось у Жака.
Кантор встал, как вкопанный, и, чеканя слова, произнес:
  - Вот именно потому, что ОПЯТЬ! Хватит мне уже вашего вмешательства в мою жизнь! Ваших снов и вашей заботы! И вашей гребаной жалости! Отцу вообще моё отдельное огромное спасибо, чтоб его...
"Опять у тебя голова болела... зачем тебе терпеть... это же только формальность" - передразнил он Ольгу со всем свойственным ему ядом. - Надоело!! Хорошо хоть Шеллару сны не снятся, - едко продолжал Кантор. - Сказал: надо побыть приманкой. Значит,  надо. И никаких тебе снов...
  - Приманкой? - переспросил Жак.
  - Ерунда это всё, - досадливо произнес Кантор, кляня себя за несдержанность. - Шелларовы заморочки. Департамент Безопасности. Речь не об этом.
  - Подожди, почему не об этом? – переспросил Жак. – Сон Плаксы и эти заморочки, вообще, из одной серии? Этот же паразит ушастый, монарх, блин, ничего мне толком не сказал, только то, что ему снилось, что в тебя стреляли... Заинтриговал и смылся - дела государственной важности решать!...
  - Откуда я знаю?! Почему я вообще должен отвечать за то, что приснится Плаксе, когда он накурится?! Мало ли что ему снится! Давайте теперь звонить об этом по обоим королевствам!
  - Кантор, не будь дураком! Делать же что-то надо! - воскликнул Жак, даже не представляя, как надоели за сегодняшний день эти две фразы мистралийцу.
Неожиданно Диего широко и беззаботно улыбнулся.
- Ну... что я сделаю - я уже знаю.  И он стал представлять себе, КАКИМ явится в сон Орландо и что ему скажет... - В общем, с Плаксой я сам поговорю, - решил Кантор, - а ты... не волнуйся за меня и не распускай язык! Если ты мужик! И не смей проболтаться Ольге, о том, что знаешь. Дайте мне наконец самому распоряжаться своей жизнью!

0

31

Совместно с Аждахой

Кантор повернулся и, неопределенно махнув рукой, ушел.
Настроение у него было гнусное.
"Придурок, - ругал он себя. - Трепло. Ещё что-то говорил про Азиль. А сам?"
Он выругался и пошел к своему дому. И сознание того, что, услышав о Департаменте Безопасности, Жак всё равно никому не проболтается, кроме как Шеллару и Орландо, его не успокаивало.
На мгновение он ощутил острую тоску по тому времени, когда его действия были расписаны, пусть ненадолго, но четко - поехать туда-то. Сделать то-то. Убить. Защитить. Выдержать.
А там - будь что будет...
В его голове вдруг зазвучали злые, рваные аккорды струн, и на их фоне - спокойная, равнодушная мелодия рояля. Кантор ускорил шаги, чтобы продолжался этот ритм - тревожный и постепенно перерастающий во что-то совсем новое...
До дома надо было пройти пару улиц, но он решил не терять времени даром и, купив в ближайшей лавочке тетрадь с карандашом, тут же, рядом, в парке, принялся записывать звучащую в голове музыку...

0

32

Совместно с Лёной:

Вопреки надеждам Ольги, Орландо у Эльвиры не было. Собственно, даже сама Эльвира во дворце отсутствовала… видимо, придворная дама окончательно решила переселиться поближе к будущему супругу. Немного подумав, Ольга решила не беспокоить и без того нервную Киру лишними проблемами и ушла до того, как стало известно о ее визите.
Мысль о том, что приснилось его остроухому величеству, упорно не покидала ее голову, и чем больше она об этом думала, тем более дурное у нее становилось предчувствие. Теоретически, можно было попросить дежурного телепортиста отправить ее в Мистралию, но… как это будет глупо выглядеть, она все-таки понимала.
Бесцельно бродить по улицам было невмоготу, и Ольга вдруг подумала, что Жак, возможно, уже дома. Ну кому еще знать все подробности, как не ему? Тем более, что он же ей и проболтался!..
Придя к этому в высшей степени гениальному выводу, Ольга побежала к его дому, благо до него было рукой подать.
  - Сова, открывай! Медведь пришел! – почему-то заорала она, стукнув пару раз в дверь.
  - Ольга? – в окошке показалось удивленное лицо Жака, который в силу временных рамок уже не застал шедевр мультипликации. – Ты чего?
  - Открывай уже… - буркнула она, слушая, как он гремит замками, отпирая дверь. – Диего у тебя?
  - Нет… - посторонился Жак, пропуская ее в дом. – И не был. А что?
  - Не строй из себя болвана, – проворчала Ольга. – Рассказывай уже...
  - Что рассказывать?
  - Что снилось Плаксе?
  - Да ничего особенного! – Жак посмотрел на нее кристально честным взглядом. – Кошмар ему приснился! Всего-то делов!...
  - Жа-а-ак… - угрожающе протянула Ольга. – Говори. Это ж не просто сон был, так?
Королевский шут с тоской погрузился в размышления. С одной стороны, он считал, что скрывать от Ольги сновидение Орландо не самая лучшая мысль. С другой – чисто по-человечески, ему не хотелось, чтобы девушка испытывала лишние волнения, которых при раскрытии правды было бы куда больше, чем при сокрытии. С третьей – не добившись ответа у него, она могла бы дойти и до Плаксы, а тот красок при описании сна не пожалеет… С четвертой – если он расскажет-таки Ольге о покушении, его не пожалеет Кантор… С пятой… в конце концов, никаких подробностей он не знал сам!
  - Ну? Что? – перебила ход его мыслей девушка.
  - Ольга, - решился Жак. – Я не могу тебе это рассказать!
  - Жак! – воскликнула Ольга, уже нимало не заботясь о том, чтобы сохранить образ женщины, которой безразличен Кантор. – Теперь ты мне будешь врать? Мало мне Диего?! Мало от меня всего скрывали?! Мало мне врали?! Накушалась уже! Хорошо хоть ты мне во сне приходить не будешь в искалеченном виде!  А потом смотреть честными глазами и уверять, что ты не при чем! А потом опять говорить, что с тобой все в порядке! Никак через свою мужскую гордость, видите ли, не можете переступить! - ее голос зазвенел. - Хотя бы для того, чтобы сказать, когда вам плохо! Почему все меня за дурочку держат?! Почему со мной нельзя поговорить по-людски?! Я что, не человек, почему за меня всё решают все, кому не лень?!
  - Ольга, ну не нервничай ты так, - мирно начал шут. – Ничего же ужасного пока не произошло… мало ли, что там Плаксе может привидеться…
  - Пока?! - воскликнула она. - Значит, что-то все таки случится?!
  - Да ничего не случится, - сказал Жак скучным голосом. Теперь он и сам был в этом не уверен... Ещё больше, чем раньше.
  - Хватит, - выдохнула вдруг Ольга. - Хватит с меня вранья. От кого-кого, а от тебя я такой подлянки не ожидала...
Она ещё раз, долгим взглядом посмотрела на Жака,  ожидая, что он всё-таки скажет что-то другое, не то, чего она боялась и ждала услышать... Но шут молчал - и смотрел на нее слишком серьезно. Для того, каким она привыкла его видеть...
  - Ну и ладно… - устало произнесла она. – Не хочешь говорить – не надо…
И Ольга выскочила из дома Жака, от души хлопнув дверью на прощанье.

0

33

Артуро методично обшаривал квартиру на предмет финансов.
Ну, куда эта глупая кукла спрятала деньги?! Ведь не может же она все наличные таскать с собой!.. Отвратительно – чувствовать себя от нее зависимым! Теперь еще придется держаться на расстоянии от Лоры, а какая девочка!... Не то, что эта доска…
Так… это что? – Артуро, заглянув в один из бесчисленных шкафчиков, беспорядочно набитых вещами, обнаружил какие-то бумаги… - Так… Бумаги на квартиру… Право на свою половину театра… а это еще что? Копия завещания?
Артуро пробежал глазами текст и вдруг расхохотался. Вот так, мамочка, твое приворотное зелье работает – лучше не придумаешь! Эта бестолочь отписала на него все имущество! Он богат! Наконец-то! Наконец-то можно забыть о нищете!.. Есть только одна маленькая помеха….
Услышав, как в этот момент хлопнула входная дверь, Артуро быстро положил бумаги на место и вышел навстречу Ольге.
  - Любимая, почему у тебя такое лицо? Что-то случилось? – обнял ее за плечи он, мысленно уже ощущая себя владельцем театра. Мысль о том, как он пинком вышибает за дверь Диего – пьянила не хуже вина. – Ты устала, котенок мой? Пойдем, я сам разогрею ужин…

0

34

Совместно с Локи

Кантор очнулся оттого, что написанный текст стал плохо понятен ему самому.
На город опускалась ночь.
Собственно, всё, что хотел, он записал. Остались детали оркестровки.
Диего встал со скамейки, сунул тетрадку в карман и потянулся, расправив плечи. Становилось, однако, прохладно, особенно для привычного к более теплому климату мистралийца.
- Разбаловался, - подумал Кантор с досадой, - привык к свободной, размеренной жизни. Смотри, ещё жиром заплывешь! А когда ты в последний раз тренировался?!
- Ага, испугался всё-таки? - решил издевнуться внутренний голос.
- Потому что глупо попадать - не хочется, - попытался оправдаться Кантор. - Конечно, не надо было отпускать Орландо... Пусть бы он успокоился и никуда больше не ходил. А теперь я сам виноват...
Он быстро пошел  по направлению к дому - продолжение разговора с самим собой обещало быть как всегда нецензурным. Вдруг он резко остановился - опять послышались сзади шаги.
Кантор обернулся и  встал, сжав кулаки... возможно, что в этот вечер не поздоровилось бы кому-то ещё, кто имел несчастье оказаться недалеко. Но в это время его тренированного слуха коснулся сдавленный вскрик - в противоположной от дома стороне.
И Кантор побежал туда...
Он бежал легко и почти бесшумно. Звуки приближались -  удар, вскрик, мат и еще удар; неразборчивые и даже глупые претензии к избиваемому с легкостью раскрыли бывшему убийце глаза. И еще до решающего поворота он знал, кого там встретит. Бандиты...
Кантор влетел в схватку остро и и стремительно, как метательный нож. Только это была не совсем схватка...
Трое накачанных мужиков методично избивали щуплого паренька. Точнее двое держали, а третий избивал... Парнишка, висевший в руках двух друзей, каждый из которых был крепче его раза в полтора, уже только глухо стонал.
Не прерывая бега, вынырнув из-за угла, Кантор сильным толчком отправил свое тело в полет на ближайшего бандита. Тот упал прямо на жертву, связывая руки тем, кто удерживал парня. Не теряя времени, Кантор ударил правого  ножом в живот. Тут же заехал под зад повисшему на пареньке бугаю, ломая баррикаду. К сожалению, левый бандит то ли не удержал всех, то ли  успел отцепиться, но единственный остался стоять. Остальные упали...
Глубокий выпад, взмах ножа, перехваченного обратным хватом -  и вот уже второй бугай вынужден опускаться на колени, пытаясь удержать кишки, с радостью устремившиеся наружу.
Третий бандит тоже ничего не успел сделать, - перехват, и вот уже в воздухе блеснула молния, вонзившись в плечо третьей жертвы. Не давая ему опомниться, Кантор тут же ударил ногой, вдавливая нож в рану и ... третий бандит со стоном потерял сознание.
Бой закончен, осталось перевести дух и вытереть пот.

- Можешь встать? - спросил Кантор.

0

35

Совместно с Аждахой

Спасенный некоторое время молчал.  Потом неопределенно кивнул, глядя на Кантора широко раскрытыми глазами, полными боли и какого-то недоумения.
Похоже, появление Кантора и его действия внушили ему едва ли не больше страха, чем предыдущее избиение.
Кантор усмехнулся и  убрал нож, вытерев его об одежду самого толстого из лежавших. Встал на колени рядом с парнишкой.
  - Так... голова цела. А вот пару ребер тебе, похоже, сломали... Ну вставай.
Кантор взял парня за плечи и поставил, удерживая в стоячем положении.
  - Ты где живешь-то?
  - Да там... За Старым Рынком... Далеко.
  - Да уж не близко, - заметил Кантор. - Как тебя зовут-то?
  - Мигель... Мигель Эстрено.
  - Подходящая фамилия, - усмехнулся Кантор. - Для актера*.
  - А откуда вы знаете... - и Мигель замолк, поняв, что поторопился.
  - Во-первых, меня зовут Диего, и я пока не настолько стар, чтобы называть меня на вы. Не люблю, - проворчал Кантор. -  Во-вторых, знаю я только то, что домой тебе сейчас идти не стоит...
  - А они? - парнишка неопределенно кивнул на лежавших. - С ними - что?
  - Сдается мне, они больше тебя не побеспокоят.
Мигель попытался повернуть голову и всмотреться повнимательней, но у него закружилась голова.
  - Стой, - Кантор подхватил пошатнувшегося Мигеля и закинул его руку себе на плечи. - Держись.
Он мысленно прикинул расстояние отсюда до больницы и до Жака с Терезой. Вроде бы с ним ничего особенно серьезного нет, ну, подумаешь, не пришел в себя до конца, но мало ли... Диего ещё раз испытующе оглядел парня и решительно сказал:
  - Пошли ко мне. Тут рядом.
Они добрались довольно быстро, хотя Кантору пришлось фактически волочь Мигеля на себе. Через несколько минут гость был усажен на диван, его разбитое лицо промыто, ребра забинтованы, а кофе закипал на плите.
  - Сейчас шок пройдет, - пообещал Кантор. - Он вручил Мигелю дымящуюся кружку и сел верхом на стул, по пути незаметно закинув ногой под диван валяющиеся на полу листы с нотным текстом. - А теперь рассказывай.
"Поиграем в Шеллара", - подумал Кантор.
Но наводящих вопросов парню задавать не пришлось. Рассказ его, хоть и сбивчивый, был до предела откровенным - будто бы со старым другом. А может, Мигель просто был слишком взволнован, чтобы подумать о том, что незнакомому человеку не всегда нужно  рассказывать о тяготах и подробностях своей жизни…
А жизнь парнишку в последние годы действительно не баловала.
Все свое детство он прожил в Мистралии с родителями и старшим братом. Первое время все было в порядке, даже несмотря на напряженную ситуацию в стране… Во время революции вполне обеспеченная семья Эстрено каким-то чудом не попала под раздачу, и юный Мигель, в отличие от сверстников, мог не заботиться о поисках заработка, а проводить время так, как ему хотелось. Мигелю хотелось стать актером. Он читал взахлеб все попадающиеся пьесы, представляя себе, как они могут выглядеть в исполнении известных актеров, учил какие-то отрывки наизусть и заслушивался записями Эль Драко… А потом на семью посыпались несчастья. Сначала Рикардо, старший брат Мигеля, ушел к повстанцам в Зеленые горы… Первое время он изредка писал письма, а потом пропал.

  - Рикардо Эстрено? - задумчиво переспросил Кантор. - Я его знал...
  - Ты тоже был среди повстанцев? Ты знаешь, что с ним случилось? - Мигель с надеждой уставился на Диего, забыв обо всем остальном.
  - Был, - коротко ответил Кантор, вновь мысленно ругая себя за длинный язык. Весь в папочку - болтуна, чтоб его!.. - Я его видел пару раз. Он ушел на задание, но что с ним случилось, никто не знал, он просто не вернулся... Ты давай, дальше рассказывай...
---------------------------------------------------------------------------------------------------------
*Estreno - по-испански "премьера"

0

36

Совместно с Аждахой

Мигель вздохнул и продолжил…
Через полгода после того, как пропал Рикардо, они с матушкой отправились в Ортан. Штурмовать столичные сцены. Штурм не удался - в Даэн-Риссе хватало своих желающих прославиться на подмостках. То ли Мигелю не хватило везения, то ли Огня… в общем, мечтам о сцене не суждено было сбыться. В это же время из Мистралии пришло письмо от отца. Пока они с матерью были в Даэн-Риссе, он закрутил роман с молоденькой аристократкой, чем был страшно горд, и сообщил,  что дома их не ждут. Матушка какое-то время горевала, а потом уехала к родственникам в Галлант. А Мигель остался...
  - Что мне там было делать? – сказал он. – Нахлебником становиться не хотелось… Ждать, пока мне дядя работу найдет – тоже… Ну я и соврал маме, что мне уже пообещали место помощника нотариуса… А жилье тогда было, мы за три месяца вперед заплатили, верили, что я в театр попаду и жить надо будет рядом… Она и поехала спокойно – думала, что я нормально устроен. – вздохнул парень.
Первое время Мигелю отчаянно не везло с работой. Может быть, наниматели не доверяли эмигрантам из Мистралии, но сам Мигель склонялся к мысли, что он просто хронически невезуч… Редких заработков хватало только на самое необходимое. За комнату накапливался долг… хорошо еще, что хозяйка попалась не злая и согласилась подождать какое-то время.
  - Потом я все-таки устроился... не к нотариусу, конечно... в магазин один... Хороший магазинчик был, книги там продавались разные, антиквариат... Только с сегодняшнего дня я опять безработный…
  - А дорогу-то ты кому перешел? – внимательно посмотрел на Мигеля Кантор. – С чего эти трое к тебе привязались?
  - Ну, с чего… - вздохнул тот. – Магазин закрылся… Хозяин умер, а наследники решили не продолжать дело. Расчет я получил сегодня, вот они, видать об этом и узнали… Только я вечером почти все деньги потратил на кристалл с редкой записью Эль-Драко… осталось немного, на несколько дней, пока работу не найду, хватило бы перебиться… Вот они меня и трясли, чтоб узнать, куда я деньги дел. И кристалл разбили, сволочи… - с какой-то даже детской обидой добавил он.
Похоже, его больше расстроила потеря кристалла, чем полученные побои…
Кантор успел за время рассказа не торопясь выкурить две сигары и тоже выпить свою кружку кофе.
  - Как у вас уютно, - после паузы робко сказал Мигель. Но, увидев досадливую гримасу Кантора, поправился:
  - Хорошо... у тебя. А это что? - его взгляд уперся в гриф гитары, выглядывающий из-за кресла. - Можно посмотреть?
Кантор, увидев на лице Мигеля совершенно детский восторг и  любопытство, не смог отказать.
Мигель бережно достал гитару и положил себе на колени, любуясь… 
  - Фарлетти, - с благоговеньем произнес он. – Такая же была у Эль Драко… Ты не знаешь, наверно. Я бы все отдал, чтоб к ней только прикоснуться…  Но и эта хороша...
"И почему я не спрятал ее в чехол?" - с тоской подумал Кантор. - "Откуда взялся на мою задницу этот фанат?!"
  - Эль Драко больше нет, - сухо сказал он. - И что ты с ним так носишься?
Мигель поднял на него округлившиеся от изумления и обиды глаза.
  - Но ведь Эль Драко... он... он...
  - Он был таким же человеком, как и все остальные, - выдохнул Кантор. - Найди себе какого-нибудь нового героя и не тревожь умерших...
Мигель долгим взглядом посмотрел на Кантора. На мгновение тому показалось, что мальчишка что-то понял... Но вот Мигель отвернулся и осторожно поставил гитару на место.
  - А вы что, на ней играете? - спросил он почти с иронией.
  - Иногда, - резко бросил мертвый бард. - Ладно. Давай располагайся. Здесь будешь спать. А я пошел...
Он взял со стола сигары, решив ещё покурить перед сном - внезапно навалилась усталость. Машинально Кантор стал стаскивать на ходу  рубашку и только на середине процесса вспомнил про свою спину, по поводу которой ему сейчас меньше всего хотелось бы давать объяснения.
  - Свет погаси, - бросил он, оглянувшись на Мигеля. И скрылся в спальне, хлопнув дверью.

0

37

Совместно с Аждахой

- И что я на него взъелся? - ругал себя Кантор. - Чем он виноват? Самому надо разбираться со своими комплексами...
- Ага, а ты ему спой, и он успокоится, - решил поиздеваться внутренний голос.
- Заткнись, сволочь, - сказал себе Кантор и содрогнулся, представив подобный концерт. - Надо бы у Азиль кристалл попросить, у нее вроде полный набор был. Или у Шеллара... Пусть перепишут для Мигеля...
В это время он услышал в соседней комнате шорох и тихий стон.
Кантор вздохнул и встал, припоминая, осталось ли ещё обезболивающее лекарство или он всё употребил прошлой ночью.
Лекарство все-таки нашлось. Как раз на один прием…

Мигель сидел на диване, прижав руку к груди.
- Извините... то есть извини! - Мигель кашлянул, и его лицо исказилось от боли. - Я не хотел тебя разбудить...
- И куда это ты собрался в таком состоянии?
  - Да вот... - виновато произнес Мигель. - Я водички хотел попить…
  - Водички... - задумчиво пробормотал Кантор, выходя на кухню.
  - Поздравляю! – съязвил внутренний голос. – Ты стал нянькой! Не всё ж другим с тобой, с больным, возиться!
  -  Держи. - Вернувшись в комнату, Диего протянул Мигелю стакан, куда он вылил всю оставшуюся микстуру. - Выпей всё сразу. Может, тебе бы сейчас принять что покрепче... но у меня нет.
- А это что? - спросил Мигель.
- Как раз для тебя. Обезболивающее. Тем более привычки к нему у тебя нет...
  - Спасибо...
Мигель залпом  выпил лекарство.
  - Скоро должно помочь... - сказал Кантор, забирая стакан.
  - Диего... - вдруг робко произнес Мигель. - Расскажи мне про Рико... Что ты о нем помнишь?
  - Что я помню... Кантор подошел к окну, вглядываясь в ночное небо... - Вы похожи чем-то. Нет, не внешне, а... -  Он замолчал, вспомнив наивно-восхищенный взгляд старшего брата - такой же, как у Мигеля, когда тот разглядывал гитару. – Не знаю даже… что-то в том, как вы держитесь, как смотрите, как говорите… Твой брат всё время рвался выполнять сложные задания. - ("А посылали меня", - подумал Кантор.) - И однажды он с такого задания не вернулся... Причем задание он выполнил. Как я потом узнал. ("Только теперь это доброе дело приписывают мне"...)
Он был хорошим воином. И хорошим парнем... Ничего не боялся.  А еще он часто о тебе рассказывал, - вдруг вспомнил Диего. – Он говорил, что ты обязательно станешь актером…
  - Правда? – хрипло прошептал Мигель.
  - Правда. Он тебя любил...
Кантор замолчал, вспоминая улыбчивое лицо Рикардо.
- Давай спать. Тебе выспаться надо. Да и мне тоже...  Всё остальное - завтра.
И Кантор ушел к себе.
("Пусть парень побудет один"...)

0

38

- Информация еще уйти не успела. - спокойно начал доклад исполнительный Флавиус, - Хотя у нас, несмотря на провал слежки, появилась зацепка. Мы получили сводку о людях, перешедших границу в течение недели. Там фигурирует одна интересная особа: мать Артуро Сан- Барредо. По сведениям пограничников, она едет в гости, навестить свою тетку. Кроме того, в городе был замечен Одноглазый, в связи с чем я распорядился пустить за Кантором двух агентов, которые должны страховать друг друга. Прошлых проколов совершать не будем. Всем агентам выданы амулеты, защищающие от сна и отвода глаз. С этим делом все. Позвольте начать доклад по остальным вопросам.

- Погоди, - сказал Шеллар, - Тут поступила новая информация. Есть предсказание, согласно которому Диего будут убивать во время представления. Письменное описание тебе скоро предоставит Орландо.

- Шеллар, да отстань ты от меня - вклинился сам король соседней державы, - Сколько можно, в конце-то концов, я тебе что ... это... это...забыл. Да и не важно. Не буду я ничего писать. И вообще, ....

Однако что хотел сказать идеолог Мистралии, так и осталось неизвестным. Шеллар встрял в своей обычной манере:
- Погоди, Орландо, - я тебе уже говорил, что точность ОЧЕНЬ важна. Да и об этом потом поговорим. Сейчас я закончу с Флавиусом. - и тут же переключился на своего тайного министра. - Я хочу, чтобы на каждом представлении присутствовали два твоих агента. Незаметно и тайно. Один маг, кандидатуру продумай и пошли на инструктаж к мэтру, и один стрелок. Далее, пусти снова наружку за Артуро, не забудь выдать им амулеты. Принеси мне информацию о его матери и тетке. К тетке снаряди агента, пусть проследит. Поручи нашим агентам, присматривающим за квартирой Ольги, в ее отсутствие быть внимательнее, скоро может начаться очередной виток интриги. Кстати, а Кантор уже виделся с Нитой? Нет. Тогда подожди, когда увидится. Мне интересны ее действия. Как только их встреча произойдет, сразу очевидца ко мне. Вроде бы все. Бумаги оставь, а остальное мы обсудим после моего разговора с Орландо.

- Не будет никакого разговора, - угрюмо сказал мистралиец, - Не буду я тебе ничего рассказывать. Я лучше мэтру все раскажу. Может, хоть он меня поймет.

И Орландо исчез в телепорте...

0

39

Совместно с Аждахой

Наступившая ночь не для всех была спокойной...

Артуро снилось, как он прогуливается по театру с Лорой, рассказывая ей о своих планах на ближайшее будущее. В мечтах у Артуро было поставить спектакль с собой в главной роли и выгнать, наконец, из театра Кантора. Причем второе желание было куда более сильным, чем первое… Лора томно закатывала глаза, хихикала и намекала, что неплохо было бы пересмотреть состав и остальных актеров… Но только Лора вдруг куда-то делась, и откуда ни возьмись появился недовольный Шеллар, брезгливо приказавший Флавиусу надеть на Артуро наручники...

Жак прислушивался к ровному дыханию спящей Терезы и думал, правильно ли он поступил, не рассказав Ольге того, что сообщил ему Плакса. Королевскому шуту редко приходилось так сильно сомневаться в совершенных поступках… откуда ему было знать, что как раз тут его болтливость, быть может, и могла бы что-то изменить...
В итоге, проворочавшись полночи, Жак все-таки заснул, и сон ему снился на редкость хороший… Будто бы на Дельте наконец появился католический священник, и они с Терезой смогли обвенчаться. Тереза в подвенечном платье была удивительно красивой, и он ревновал ее во сне ко всем, даже к Кантору, который был шафером…

Маэстро Карлос засиделся допоздна, читая сценарий какого-то непризнанного драматурга, который ему принесла Ольга. Девушка долго уговаривала Карлоса прочитать его, рассказывая о грустной судьбе автора, пьесы которого никто не берется ставить… В итоге маэстро сдался, о чем и не пожалел – вещь была достаточно оригинальной, как раз настолько, чтоб попробовать ее поставить… Тем более, что главная роль, судя по всему, должна подойти Диего, которого Карлос и так уже думал задействовать  не только в одной "Юности волшебника".
Карлос до глубокой ночи делал пометки на полях, зачеркивал и дополнял диалоги, и в итоге уснул прямо за письменным столом. Маэстро снилась премьера нового спектакля, бурные овации и признание...

Мигель думал, что после всего того, что с ним произошло, он не сможет заснуть, но усталость переборола и боль, которая отдавалась в ребрах при каждом глубоком вздохе, и мысли о том, что за странный человек приютил его у себя и даже мысли о брате!..
Ему снился театр, как много-много раз до этого, и он вновь видел себя актером и произносил какой-то длинный и очень красивый монолог...
Только в этот раз из зала на него смотрел Рикардо. И взгляд брата говорил о том, что он им гордится…

А Кантор в это время решил наведаться в сон своего бывшего нерадивого ученика...
Король Мистралии Его Величество Орландо Второй во сне доблестно трудился  на благо страны. Плаксе снилось, что он сидит в зале Совета, на заседании немыслимой важности, но почему-то не на троне, а на своем любимом камушке, и расписывает всем присутствующим чиновникам новый закон о государственной поддержке молодых бардов... В тот момент, когда он полностью
вжился в роль идейного вдохновителя, совсем как в старые добрые времена, и почти заканчивал свою пламенную речь, двери зала заседаний открылись явно от удара ногой, и перед взором его величества и части его подданных предстала наглая  морда товарища Кантора во всей своей красе.
– Так, давайте, быстро выметайтесь отсюда, - брезгливо махнул он рукой в сторону двери. – Мне с его величеством поговорить надо.
Орландо, не в силах справиться с отвисающей челюстью,  молча наблюдал, как все послушно вскочили с мест и, с опаской оглядываясь на бывшего убийцу, засеменили на выход, видно боясь, что в противном случае им могут придать дополнительное ускорение...
Когда за последним представителем мистралийской знати закрылась дверь, Кантор медленно пошел через весь зал к Орландо. Шаги  гулко звучали в огромном и почти пустом зале и, пока Кантор подходил к Плаксе, тот с тревогой вглядывался в него.
Блики света от праздничного освещения и вправду заставляли предположить, что белая рубашка Диего сплошь залита кровью... но когда Кантор приблизился, Плакса с облегчением увидел, что ему померещилось. 
- Что же ты, твое величество, всякую дрянь во сне видишь? - насмешливо улыбнулся Кантор. Ещё не пришедший в себя Орландо молча наблюдал, как этот нахал опустился рядом с ним на трон... нет, всё-таки на кресло.
- Что, тошно? - спросил он, закуривая.
- Ой, Диего, - вырвалось у короля,  - ты бы знал, как они все меня достали!
- Представляю. - Кантор развалился поудобнее. - Хорошо всё-таки, что  я не принц, что бы по этому поводу ни думал Гаэтано... Правда, он уже так не думает. И то ладно. Знаешь, пошли отсюда куда-нибудь, где поуютнее! Ты ведь, кажется, хотел со мной поиграть в две гитары?
Бедный полуэльф затравленно оглянулся, видно ожидая, что вот-вот в зал войдет разъяренный таким нарушением протокола мэтр Максимилиано или сам король Шеллар.
- Орландо, да пошли они все! И Плаксе на миг показалось, что из глаз Диего плеснулся прежний бесшабашный Кантор... нет, пожалуй,  Эль Драко в своем наиболее отвязном настроении. -  Надеюсь, у тебя найдется что выпить? И не только?
- А тебе же вроде нельзя? Ты сам говорил?
- Вот я тебе и говорю, что сейчас - можно! Давай твою ногу разрабатывать... Кантор тряхнул головой, и словно даже когда-то вороная челка взметнулась над глазами... Он взял Плаксу под руку, и они отправились пить...
Что было дальше, Орландо помнил плохо. Они пили сначала водку, потом ещё что-то, потом заели фангой, и Кантор стал показывать Орландо иномирский блюз, страшно раздражаясь, что тот никак не может попасть в тон...

Ольге не спалось. Она раз за разом вспоминала так внезапно закончившийся обед в "Лунном Драконе", и чем больше она говорила себе, что это полная ерунда и нечего было бегать к Жаку, тем меньше она в это верила.
Конечно, заморочек у Плаксы могло быть сколько угодно... и во сне и наяву. Но ее не покидало ощущение, что Диего сам себя выдал, оборвав Жака так категорично...
В конце концов она всё же заснула, но  легче ей от этого не стало.
Потому что ей опять приснился Кантор. Но не в искалеченном виде и без руки, и даже не тот, что однажды  - легкий, веселый, с татуировкой и в неизменной кожаной жилетке на голое тело... Ей снилось, что она идет по зрительному залу своего театра, и один за другим гаснут огни, так что вокруг становится всё темнее... А она отчаянно пытается найти что-то потерянное, но куда бы ни падал взгляд - там становится сразу темно и ничего не видно.
И уже почти дойдя до сцены, она вдруг видит Кантора, сидящего в первом ряду в странной позе. Ноги вытянуты во всю их немалую длину, руки стиснули подлокотники кресла, а голова запрокинута назад... И лицо - как на той картине Дианы, что она видела...
Она садится рядом, боясь тронуть его даже за плечо, и кажется что-то говорит... Но он не отвечает. И когда она уже решает, что наверное он ее не услышал - раздается ответ:
- Я ведь тебе уже всё написал. Разве ты не читала письмо? Прощай...
Ольга проснулась  и долго уверяла себя, что это всего лишь сон... Что ей померещилось и лицо Диего с заострившимися чертами, и его голос, какой-то неестественно спокойный и гораздо более высокий, чем обычно... Она ещё долго вспоминала Кантора, который на этот раз к ее сну был совершенно непричастен...

0

40

Стук в дверь его квартиры прозвучал, по мнению Кантора, до безобразия рано.
По вполне понятной причине бывший бард пол-ночи ворочался без сна, вспоминая юность и некоторые особенно яркие свои концерты.
- И кого это демоны принесли, - буркнул Кантор, с мимолетной завистью бросив взгляд в сторону гостиной и убедившись, что его подопечный на месте и крепко спит под действием лекарства. Он и сам бы не возражал поспать ещё несколько часов, пока не начала болеть голова...
- Ну и кто здесь? - гостеприимно проворчал Кантор, подойдя к двери.
- Диего... Открой, - услышал он Ольгин голос.
Не особенно веря своим ушам, Кантор распахнул дверь, и взорам Ольги представилось зрелище - босой полуголый мистралиец в одних брюках, с рассыпавшимися по плечам спутанными отросшими волосами, в которых она отчетливо различила седую прядь.
На какую-то долю мгновения Диего решил, что Ольга пришла - насовсем. В его глазах вспыхнула радостная искра - и погасла.
- Проходи, - он отступил в сторону, приглашая Ольгу войти. - Извини. Я только что проснулся.
Не зная, что сказать, Ольга нерешительно пошла в направлении гостиной, когда оттуда донесся полувздох-полустон. Она остановилась и увидела черноволосую голову, вжавшуюся в подушку.
"Кто на этот раз?! Зинь? Диана? Или вообще неизвестно кто и откуда?" - кольнула ее болезненная ревность.
"А мне какое дело... Только зачем я тогда пришла?!"
В очередной раз почувствовав себя полной идиоткой, Ольга прошла на кухню вслед за скрывшимся там Диего.
Он сел верхом на стул, закурил и начал теребить свою сережку.
- Что случилось, Ольга? - спросил Кантор вежливо-отчужденным тоном. - Ты что-то хотела мне сказать?
Ольга водрузила на стол сумку с продуктами, попутно поискав глазами хоть какие-то съестные припасы.  Пусто.
- Я просто решила заняться благотворительностью, - усмехнулась Ольга. - Не хочу, чтобы ведущий актер моего театра упал в голодный обморок во время репетиции. Тем более, - колко добавила она, - судя по всему, никому другому позаботиться о тебе пока в голову не пришло...
- Спасибо, - серьезно сказал Кантор. - Это здорово! А у меня и правда ничего нет.
Он улыбнулся и ловко засунул руку в пакет с едой. Пошарив, достал кусочек мяса и положил в рот.
- Ты купила крольчатину?! - изумился Кантор, не переставая жевать. - Ты вроде кроликов не ешь!
- Но я же для тебя брала, - резонно возразила Ольга. - Ладно, питайся. Мороженого, правда, я не принесла.
- Зато взяла соленые орешки, - отметил Кантор, вставая и доставая кофе. - Будешь?
Ольга уже думала согласиться, когда за ее спиной раздались осторожные шаги. Она напряглась, ожидая услышать нежное воркование очередной возлюбленной...
В дверях застыл невероятно смущенный Мигель, решивший, что его присутствие в квартире Кантора, по всей видимости, сейчас наиболее нежелательно.
- Доброе утро, - хрипло произнес он. - Здравствуйте... Извините...
На лице Ольги возникло плохо скрываемое облегчение.
- Доброе, - ответил Кантор, который начинал в это верить. Садись сюда. Ольга, познакомься - это Мигель Эстрено. Его тут ограбить хотели... Хотя грабить было и нечего, что друзьям особенно не понравилось... Мигель у нас со вчерашнего дня без работы. Познакомься, Мигель -  это маэстрина Ольга. Директор Погорелого театра... - добавил он, пытаясь сдержать неуместную улыбку и  наблюдая за тем, как меняется лицо Мигеля от смущения до восторга.

0


Вы здесь » Таверна "На перекрестке" » Альтернативная история » Словеска по миру Дельта